Тени над водой не исчезают даже в полдень

09 декабря, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 48, 9 декабря-16 декабря 2005г.
Отправить
Отправить

Рыбная отрасль по-прежнему пребывает в густой тени, разрастанию которой в последние годы способствовала потеря самостоятельного статуса...

Рыбная отрасль по-прежнему пребывает в густой тени, разрастанию которой в последние годы способствовала потеря самостоятельного статуса. Под крылом АПК, среди вечных проблем сельского хозяйства она оставалась на государственном уровне практически незаметной. В результате закона о рыбе в Украине до сих пор нет. Правила игры как диктовали, так и диктуют сменяющиеся киевские чиновники. Выгодно рулить бесправной отраслью...

Сегодня в высоких кабинетах — другие люди. Однако мало что меняется. Одесская область, не раз предпринимавшая попытки создать региональную систему управления рыбохозяйственным комплексом, убедилась в этом в очередной раз.

Лицензии на вылов рыбы выдает Киев. Квоты распределяет Киев. Режимы хозяйствования на водоемах утверждает Киев. Причем без согласования с районами и областью, хотя законодательство обязывает. Да и здравый смысл — тоже. Когда руководители районов, чтобы доложить губернатору об использовании водных объектов, бросаются в столицу за информацией, согласитесь, это выглядит абсурдно.

В свое время предоставление квот было прерогативой области: на месте лучше знают, кто во что горазд. К тому же сроки их распределения Киев затягивает, что приводит потом к недолову. Понятно, при старом режиме кто выдавал всякого рода разрешения, тот и собирал мзду. Но сейчас, когда новая власть объявила войну поборам, с чего бы это столице так цепко держаться за этот управленческий атавизм?

Весной этого года Госдепартамент рыбного хозяйства реформировал органы рыбоохраны. В итоге областное руководство обнаружило, что Черное море и Дунай в границах Одесской области поделены между Одессой и… Керчью. Так как по велению Киева северо-западная часть моря и часть реки от взморья до Килии вместе со Стенцовско-Жабриянскими плавнями перешли под контроль Черноморского государственного бассейнового управления, расположенного аж в Крыму. Знающие люди объяснили руководству области, что этот одесский участок весьма ценный: там гуляют жирная дунайская селедка и осетровые с икрой.

О своем недовольстве монополизацией власти руководство области открыто заявило на совещании в Одессе в присутствии рыбаков и главы Госдепартамента рыбного хозяйства Украины Александра Качного. Совещание показало, что у киевского начальства и местного несколько разные подходы к оценке ситуации в рыбной сфере.

Больная отрасль,
или Кто у нас патриоты?

По вылову рыбы Одесщина занимает третье место в Украине после Севастополя и Крыма, где находятся главные базы океанического флота. А по потреблению — первое. Так что она вполне может претендовать на статус рыбной. И по ней можно судить о состоянии дел в отрасли в целом.

К сожалению, оно неутешительно. Сравните: в 2004 году страна выловила 272 тыс. тонн рыбы, тогда как в 1990-м — 1 млн. тонн. Богатыми рыбными прилавками сегодня могут похвастаться лишь крупные города. В безводной одесской глубинке люди едят рыбу по большим праздникам, да и то, если доберутся до Привоза. Так что изобилие нам пока не грозит. И программа «Дешевая рыба» только сотрясает воздух залов заседаний, хотя природный потенциал водоемов Одесской области и ее рыбопромышленный комплекс вполне могли бы справиться с этой благородной задачей.

Правда, объемы вылова особо ценных видов — сома, судака, карпа, черноморской кефали, а также раков, мидий, креветок — не отражают реальной картины. Знающие люди уверяют, что цифры надо умножать на два, а то и больше. Сокрытие улова — проблема старая. По мнению рыбаков, это результат необоснованных запретов и ограничений, спускаемых сверху. К примеру, существует запрет на вылов шпрота в море — в тех местах, где обитают осетровые и камбала. Но их там уже давно нет, а запрет действует до сих пор. Существуют жесткие квоты на вылов осетровых в Дунае по сравнению с соседней Румынией. Но их все равно ловят.

Судя по статистике, в 2002 году в области выловили 31,3 тыс. тонн рыбы, в 2003-м — 26,4 тыс., в 2004-м — 16 тыс. За девять месяцев с.г. — лишь 13,7 тыс. По данным облгосадминистрации, кривую дает океаническая рыба, выловленная компанией «Антарктика» и ООО «Капитан». Что же касается внутренних водоемов и Азово-Черноморского бассейна, то здесь по одним предприятиям наблюдается рост, по другим — спад.

Однако, оценивая работу рыбопромышленного комплекса Одесщины, г-н Качный заявил, что счастлив оттого, что в Одессе есть такое предприятие, как «Антарктика», которое проводит колоссальную работу. По его словам, несмотря на сокращение флота в несколько раз, эта компания находится на том же уровне, что и в 90-х. Порадовал киевского чиновника и рыбный порт, который переваливает сегодня колоссальные объемы — 70 тыс. тонн рыбы. Ознакомившись с планами этих предприятий, а также нового комбината по производству крабовой палочки в Ильичевске, г-н Качный заверил участников совещания, что отныне вера и надежда у нас не умрут, потому что в стране есть еще патриоты, которые грамотно вкладывают деньги, умеют привлечь инвестиции. И на такие предприятия будет опираться отрасль в будущем…

Рыбопромышленная компания «Антарктика» (по ее данным) в прошлом году поставила в Украину 2700 тонн рыбы, из них для нужд армии — 600 тонн. Это, можно сказать, крохи. А через свой порт в Ильичевске она переваливает в основном импортную рыбу: у нас заметно выросли объемы из России, Норвегии и стран Балтии. Так что кормят население не вышеназванные патриоты, а скорее, предприятия, ведущие промысел во внутренних водоемах и в Черном и Азовском морях.

В Одесской области около 60 пользователей водоемов. Большая часть из них ведет промысел на основе ежегодно получаемых квот, которые делит столичный департамент. И лишь малая толика выбрала новую форму хозяйствования. Называется она режимом специального товарного рыбного хозяйства (СТРХ).

Это свод правил, утвержденных Главрыбводом. В нем оговаривается буквально все: сколько ловить рыбы, какой, какими снастями, в какое время, в каком месте, как часто и многое-многое другое. Специальный режим пользования водоемом разрабатывается отдельно для каждого СТРХ институтом рыбного хозяйства (Одесское отделение Южного НИИ морского рыбного хозяйства и океанографии). Его согласовывают местные экологи и бассейновая рыбная инспекция, а утверждает Киев. На сегодняшний день в области действует восемь СТРХ. Половина из них — ассоциации, куда вошли рыбодобывающие и перерабатывающие предприятия. К примеру, у ассоциации «Тузловские лиманы» 17 учредителей.

В области режим СТРХ считают наиболее эффективной формой хозяйствования, которая прошла испытание временем. По данным за 2004 год, средняя рыбопродуктивность водоемов, где действует данный режим, — 41 кг с га, а всех остальных — 10 кг с га. Более того, у них наблюдается рост объемов вылова по сравнению с другими.

Преимущества режима в том, что он обязывает предприятия охранять, зарыблять водоемы для пополнения запасов, проводить мелиорацию (расчищать дно, выкашивать лишнюю растительность), устанавливать гнезда для нереста и многое другое. Все это делается за счет собственных средств. СТРХ в 2004 году вселили в водоемы 17,6 млн. особей ценных видов рыб. По данным департамента, это больше, чем по всем водным объектам Украины, где зарыбление проходило за счет бюджетных средств.

Однако сегодня именно режим СТРХ подвергся жесткой критике со стороны «рыбного» Госдепартамента. Над некоторыми из хозяйств даже нависла угроза закрытия. Хотя у местной власти больше претензий к тем, кто работает по квотам. Потому что часть из них ни за что не отвечает, но при этом получает право ловить больше, чем традиционные пользователи. К примеру, КРАП «Новонекрасовский» квоту на вылов дунайской селедки получил в объеме 50 кг. А ряд новоиспеченных предпринимателей — в объеме 20 тонн. Часто квоты получают предприятия-однодневки, которые вылавливают рыбу и бросают водоемы. Или залетные коммерсанты, которые потом диктуют свои права рыбакам.

Г-н Качный, выступая в Одессе, согласился, что при распределении квот существуют проблемы. «Легальные пользователи, которые заботятся о водоемах, — заметил он, — должны иметь приоритетное право на получения квоты по сравнению с теми, кто выгружается в камышах на арендованных чужых баркасах».

Недостатков в работе СТРХ предостаточно. Но, с точки зрения области, виной тому не сама форма хозяйствования, а те, кому ее доверяли, и тот, кто доверил. А еще — плохие инструкции. К примеру, для Тузловской группы лиманов и Большого Аджалыкского режимы разработаны без учета их морской специфики. В этих водоемах рыбу, как правило, не выращивают, а запускают с морской водой по сооруженным каналам. Она нагуливает здесь килограммы, и ее вылавливают.

Массу проблем создает режим СТРХ и на больших водоемах. На озере Ялпуг-Кугурлай (площадь 22,7 тыс. га) он уже столкнул лбами ассоциацию рыбодобывающих и перерабатывающих предприятий с традиционными пользователями. В связи с этим область обращалась в Минагропром с просьбой пересмотреть нормативную базу.

Поэтому некоторые режимы требуют серьезных корректировок. Но не ликвидации.

Чем больше запретов,
тем больше мзды

Так чем же провинились СТРХ перед рыбным ведомством?

Помимо обязанностей, эти хозяйства получили и права, в том числе и на единоличное право пользования водными живыми ресурсами в отведенных водоемах. Похоже, именно оно стало главной причиной недовольства.

По словам г-на Качного, отдельные руководители сочли, что эта норма дает им возможность бесконтрольно эксплуатировать и уничтожать фауну. В подтверждение своих слов он привел результаты комплексной проверки хозяйств летом этого года. Она показала повышенный улов видов рыб, которые не были объектами зарыбления, отсутствие платы за специальное использование водных живых ресурсов, введение платы за любительское рыболовство и другие. Вердикт: невыполнение предписаний приведет к отмене установленных режимов.

Рыбаки считают, что департамент обвиняет их во всех смертных грехах, которые они не совершали. Взять, к примеру, бесплатное пользование водными живыми ресурсами. Они готовы платить. Однако плата, установленная государством, мизерна. А согласно существующему в отрасли положению, если сумма, потраченная пользователем на зарыбление, больше этой самой платы, то она не взимается вообще.

Ряд рыбных хозяйств готовы взять водоемы в аренду. Но Киев до сих пор не родил порядок, согласно которому их можно передать в пользование за деньги.

По мнению рыбаков, дело не в нарушениях. В конце концов, у инспекции всегда есть к чему придраться. Подобные заявления киевского начальства имеют под собой совсем иную подоплеку.

Во-первых, режим СТРХ лишает Киев возможности распределять квоты и выдавать лицензии на промысел в этих водоемах. А количество желающих попользоваться озерами и лиманами, богатыми рыбой, с каждым годом растет. Хотя часть этой рыбы — уже частная собственность. СТРХ запускали малька, выращивали его не один год, и живой ресурс принадлежит им по праву.

Во-вторых, режим СТРХ отсекает от сытой кормушки «пятидесятников» — так рыбаки называют браконьеров, которые вылавливают рыбу и делят с рыбинспекцией 50 на 50.

Поэтому рыбаки уверены, что все дело именно в самостоятельности СТРХ и единоличном праве пользоваться водоемами. Отсюда — поиск нарушений и выкручивание рук. По их мнению, главной целью одесского совещания и был «наезд» на строптивых. Но не получилось. В отличие от Киева, у СТРХ (не у всех, конечно) с местными властями больше взаимопонимания. Поэтому после совещания руководителей хозяйств срочно вызвали на ковер в столицу и продолжили «воспитание». Которое в итоге привело к противостоянию между департаментом и некоторыми хозяйствами, в частности, с рыбопромышленной ассоциацией «Хаджибейский лиман».

Для тех, кто не знает, объясним: Хаджибей — это ближайший к Одессе водоем. СТРХ здесь было создано три года назад. Девять предприятий — три колхоза и шесть частных фирм, ведущих здесь промысел, — объединились и учредили ассоциацию. Разработанный институтом режим СТРХ для лимана с тех пор не единожды подвергался корректировке. И сегодня чиновники снова хотят его перекроить на свой лад, урезав права ассоциации. Претензии сводятся не только к режиму эксплуатации водоема, но и к уставу ассоциации и другим документам, которые сами чиновники и выдавали. Показатели работы при этом не в счет. Хотя цифры солидные.

За время действия режима лиман зарыблен толстолобиком, белым амуром, карпом, карасем — всего 5,7 млн. особей. Это почти в три раза больше, чем делалось до режима. На зарыбление потрачено свыше 0,5 млн. грн. На охрану, научный мониторинг, мелиорацию — почти столько же. Поэтому такие виды рыб, как судак и пиленгас, здесь давно прижились и уже размножаются самостоятельно. В итоге Хаджибейский лиман (10 тыс. га) дает в среднем 422 тонны рыбы в год — на 100 тонн больше, чем в годы до введения режима. То есть его продуктивность — 45,6 кг с гектара — превышает среднюю по водоемам в четыре раза.

Что важно — здесь зарабатывают себе на хлеб с маслом порядка 300 человек. Есть среди них и опытные рыбоводы, бывшие работники рыбоохраны с многолетним стажем. Таких голыми руками, как говорится, не возьмешь. Но говорят, рыбное ведомство настроилось хозяйство ликвидировать.

Однако чем бы ни закончилось противостояние, нестабильность в рыбной отрасли — плохой помощник. Лиманы и озера требуют затрат. Но никто не будет вкладывать деньги и работать на перспективу, если нет гарантии, что завтра у тебя не отберут водоем и не передадут другому. Поэтому в области считают приоритетной задачей закрепление водоемов за отдельными предприятиями или ассоциациями на условиях аренды или режимов СТРХ. При этом аренда рассматривается не только как дополнительные поступления в местные бюджеты, но и как свобода от Киева.

Одесситы уже утвердили рекомендации о порядке определения арендной платы за водные объекты местного значения. Если раньше арендаторы платили за землю под водой, то теперь будут платить и за пользование водоемом в целом. Но суть даже не в этом. Введена плата, которую большинство пользователей мелких и средних водоемов могут считать для себя подъемной, — в пределах 10 % от нормативной денежной оценки земли в год. К примеру, за водные объекты от 1 до 3 га она составит не менее 2% (от 25 до 100 грн.). А свыше 500 га — не меньше 7% (от 125 до 500 грн.). Если оценка не проведена, то плата устанавливается в размере не более 20% от денежной оценки единицы площади пашни в области. Для районных и особенно сельских бюджетов, а они получат 60% от аренды, — это большие деньги.

Конечно, не все в восторге от таких цифр. И речь идет не только о рыбаках. Как отмечают специалисты, рекомендованные ставки не учитывают стоимость рыбных ресурсов в водоемах. А сама аренда приведет к дополнительным проблемам. В основном это касается озер и лиманов большой площади. Но важно было сделать первый шаг. Ведь прежде за водоемы вообще практически ничего не платили. За девять месяцев с.г. в бюджет поступило аж 19,4 тыс. гривен…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК