ХОЛДИНГОВАЯ ПИРАМИДА ПРОИЗВОЛА

31 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Принудительная корпоратизация свалилась на головы работников одесского предприятия «Эксимнефте...

Принудительная корпоратизация свалилась на головы работников одесского предприятия «Эксимнефтепродукт» неожиданным, как снег в августе, волевым решением Кабмина Украины о создании акционерной холдинговой компании «Укрнефтепродукт». Многие недоумевали: зачем вводить крупнейшее ОАО «Эксимнефтепродукт», вовсе не нуждающееся в ведомственной поддержке, в состав новообразованного холдинга, да еще в статусе «дочернего»? Предприятие — сверхрентабельное, годовая прибыль свыше полусотни миллионов гривен. Ответа долго ждать не пришлось... И двух лет не прошло, как контрольный пакет акций «Эксимнефтепродукта» оказался заложенным руководством холдинга при заключении сделки с фирмой-оффшоркой, а затем передан кредитору вместе с двумя другими госпакетами дочерних предприятий «Укрнефтепродукта» — за просроченный трехмиллионный долг холдинга. Спустя еще месяц, в январе 2001-го, дочерние предприятия АХК «Укрнефтепродукт» уже успели и перепродать. Через ту же кипрскую оффшорку «Бевало Инвестментс Лимитед» — анонимным владельцам швейцарской компании «Медис Холдинг С.А». О том, что такого рода сделки, касающиеся судеб стратегических предприятий, нельзя квалифицировать иначе как преступление, публично заявил в ходе апрельского визита в Одессу гарант Конституции, посетивший «Эксимнефтепродукт». Вот только данное им поручение насчет незамедлительной отмены упомянутого постановления Кабмина №103 от 30 января 1998 г. так и повисло в воздухе. Лишний раз подтверждая силу сверхизобретательных организаторов «холдинг-пирамид» из окружения бывшего премьера Валерия Пустовойтенко и невостребованность его величества Закона...

 

Три месяца назад «ЗН» уже рассказывало, как кредиторы холдинга «Укрнефтепродукт», не без помощи его руководства, пытаются за бесценок прибрать к рукам контрольный пакет акций и управление одесским ОАО «Эксимнефтепродукт» (мощность около 15 миллионов тонн перевалки в год, балансовая стоимость активов свыше 170 млн. грн.), а заодно более половины акций ОАО «Киевгорнефтепродукт» и ОАО «Крымнефтепродукт» («Стратегические предприятия на анонимных предъявителей», 09.06. 2001). Казалось бы, «засвеченная» схема незаконного приобретения нефтепредприятий страны будет свернута, экономические интересы страны защитят СНБОУ, СБУ, МВД, ФГИУ и др. Однако — увы! — на скандальное разоблачение весьма влиятельных лиц отреагировала лишь Генпрокуратура. Правда, после запроса парламентского комитета по борьбе с коррупцией и оргпреступностью. И в адрес Верховного суда Украины поступило кассационное представление на постановление Высшего арбитражного суда Украины, «не заметившего» нарушений закона при передаче посредством залога контрольных госпакетов акций трех наиболее ликвидных предприятий АХК «Укрнефтепродукт» за 3 млн. долл. США в собственность кипрской оффшорки. Вслед за представлением Генпрокуратура направила в интересах государства в лице Кабмина и ФГИУ иск о признании недействительным и противоречащим интересам государства и общества договора залога ценных бумаг между АХК «Укрнефтепродукт» и кипрской «Бевало Инвестментс Лимитед». Заявлено требование — возвратить государству в лице ФГИУ пакеты акций «Эксимнефтепродукта», «Киевгорнефтепродукта» и «Крымнефтепродукта». Упреждая подобные сделки, Верховная Рада Украины проголосовала за введение моратория на принудательную реализацию имущества. Ввод в действие этого нормативного акта сделает невозможным принудительное отчуждение за бесценок по долговым обязательствам высокорентабельных госпредприятий и хозяйственных обществ с госчастью имущества не менее 25 процентов, особенно представляющих стратегическую значимость.

 

Кто покрывает жуликов?

 

Однако трудно не задаться вопросом: почему при попытках незаконного отчуждения таких предприятий бездействовали многочисленные госструктуры, призванные стоять на страже экономической безопасности страны? Более того, сперва допустившие незаконное создание холдинга в сфере оптовой и розничной торговли нефтепродуктами, затем — передачу госпакетов акций нефтепредприятий, незаконную коммерческую деятельность инвестиционной АХК. И наконец — равнодушно наблюдавшие за отчуждением госпакетов акций. Почему правоохранительные органы проявили «нулевую» реакцию даже на разразившийся в июне 2000-го нефтяной скандал, главными действующими лицами которого были руководители АХК «Укрнефтепродукт»? Никак не отреагировали и на крайне отрицательную оценку со стороны главы государства по поводу осуществления сделки между фирмой «Полестар Компания Маритайма» (ПФГ группы Вардонияннисов, Греция) на поставку в Украину нефтепродуктов через АХК «Укрнефтепродукт». А ведь гарант расценил созданный холдингом трехмиллионный долг за топливо как «кражу, подрывающую авторитет Украины». И публично назвал руководителей «Укрнефтепродукта» «жуликами, положившими деньги в карман». Не забыв при этом упомянуть тогдашнего председателя правления АХК Александра Шпака...

И впрямь, почему государственные контрольные механизмы проворачиваются «вхолостую»? Взять, к примеру, наивысшее звено госуправления — структуры Кабинета министров. Разве не парадоксально, что Госкомитет нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности согласовывает с ФГИУ, Минэкономики и Антимонопольным комитетом вопрос о создании «на базе» Украинского объединения по обеспечению нефтью и нефтепродуктами, «которое ликвидируется», акционерной холдинговой компании «Укрнефтепродукт»? Ведь ликвидируемое объединение имело многомиллионные долги перед государством, а вопрос об их возврате и привлечении виновных к ответственности решен не был. Неспособность руководства объединения погасить долги была очевидна, из баланса вытекало его банкротство, которое путем ликвидации скрывалось вышестоящим органом управления. Правомерен вопрос: не являлись ли такие действия госкомитета уводом виновников от ответственности? И второе: почему вопрос ответственности не разрешен до сих пор?

Трудно представить, чтобы в недрах Кабмина не знали порядка ликвидации и реорганизации предприятий. В частности, того, что ликвидация исключает возможность правопреемственности. И все же это не помешало Кабмину в пункте 2 постановления №103 от 30 января 1998 г. определить: создаваемая холдинговая «компания является правопреемником Украинского объединения по обеспечению нефтью и нефтепродуктами «Укрнефтепродукт». Следует ли из этого, что Кабинет В.Пустовойтенко намеревался таким образом увести от ответственности виновных и погасить за счет вовлекаемых в состав холдинга предприятий безнадежные долги объединения? А ведь причитающаяся на государственную долю прибыль этих предприятий ранее исправно перечислялась в казну…

 

Правовой пат

 

Согласно Положению о холдинговых компаниях, создаваемых в процессе корпоратизации и приватизации, утвержденному Указом Президента Украины от 11 мая 1994 г. № 224/94, определено два пути создания холдинговых компаний. Первый: «учреждение их органами, уполномоченными управлять государственным имуществом, государственными органами приватизации самостоятельно или вместе с другими учредителями способами, предусмотренными этим Положением и путем объединения этих способов». Второй: «поглощение одного хозяйствующего субъекта другим (приобретение контрольного пакета акций) в процессе приватизации…» (пункт 3 Положения). Приходится констатировать: никто из контролирующих и надзирающих органов не задался вопросом, соблюдена ли процедура создания холдинга? Если имело место «учреждение» холдинга, значит, нельзя вести речь о правопреемственности. Если же было «поглощение» — отсутствует ликвидация. Пат «в законе» по-кабминовски, не правда ли?

Разве не знало правительство, что тем же Положением запрещено создание холдинговых компаний в процессе корпоратизации и приватизации в сфере торговли товарами народного потребления и продукцией производственно-технического назначения (пункт 19)? Между тем в преамбуле постановления Кабмина Украины №103 прямо указывается: холдинг создается «с целью обеспечения эффективного функционирования и развития системы нефтепродуктообеспечения...» Для этого холдингу были переданы пакеты акций предприятий розничной и оптовой торговли нефтепродуктами. Получается, что Кабмин открыто проигнорировал требования Положения. И, к сожалению, это далеко не единственный случай правового нигилизма. Кабмин в упор не желал видеть, что холдинг создается преимущественно за счет долей (акций, паев), иных финансовых активов. Поэтому контрольные пакеты акций дочерних предприятий, в том числе «Эксимнефтепродукта», «Крымнефтепродукта», Черкасской нефтебазы, «Луганскнефтепродукта» не подлежали передаче в объеме более 30 процентов их уставных фондов. Однако организаторов холдинга это не остановило. И по этим предприятиям они получили доли свыше 50% акций. Разумеется, при таком раскладе реализовать в будущем залоговую схему передачи предприятий не составило труда.

Положением предусмотрено, что «такая холдинговая компания имеет право осуществлять только инвестиционную деятельность» (пункт 25). Но ни в постановлении Кабмина, ни в уставе АХК «Укрнефтепродукт» этого ограничения сферы деятельности компании нет. Вместо этого имеем устав обычной торговой компании с упоминанием об инвестиционной деятельности, зарегистрированный 20 апреля 1998 г. заместитетелем главы Старокиевской райгосадминистрации г.Киева О.Конотопцем. Впрочем, стоит ли удивляться правовому беспределу руководства района, являющемуся продолжением беззакония Кабмина? Логично было бы поставить перед судом вопрос о признании такого устава недействительным. Однако ни органы прокуратуры, ни госадминистрации всех уровней нарушений не замечают. Иск о признании устава недействительным в суд не подан.

 

Двойной иммунитет?

 

АХК «Укрнефтепродукт» создавался «во исполнение Государственной программы приватизации на 1997 г.», которой прямо предусматривалось, что решения об участии в холдинговых компаниях принимаются только на общих собраниях акционеров ОАО, а не на основании постановления правительства. Вследствие половинчатой позиции Генпрокуратуры не все нарушения, допущенные при создании холдинга, нашли отражение в протесте от 7 декабря 1998 г. в адрес Кабмина. Ставился вопрос не об отмене незаконного постановления правительства, а о приведении его части (пп. 4 и 5) в соответствие с законодательством. Но даже в опротестованной части Кабмин не привел свое постановление в соответствие с законом. Не повлияло на эту позицию даже заключение Минюста (письмо от 16 июля 1999-го), поддержавшее Генпрокуратуру. Поэтому вряд ли можно было рассчитывать на изменение направлений работы объединения после регистрации холдинга. Собственно, поворота от торгово-посреднической деятельности к инвестиционной так и не произошло. Если холдинг может осуществлять лишь инвестиционную деятельность, то не являются ли действия его руководителей по заключению коммерческих контрактов преступным превышением служебных полномочий?! Почему они не попали под пристальный взгляд силовых структур? Не оттого ли, что в холдинге работали два нардепа Украины — председатель правления А.Шпак, а также член наблюдательного совета А.Деркач — сын Л.Деркача? Является ли в этом контексте законным внешнеэкономический контракт между АХК «Укрнефтепродукт» и «Полестаром…» на поставку в Украину нефтепродуктов в 1999 году? Почему он не признан судом недействительным и где реакция по этому поводу Генпрокуратуры?

Кабальный «кредитный договор» АХК «Укрнефтепродукт» заключила с инвесткомпанией «Бевало Инвестментс Лимитед» 21 сентября 2000 г. По нему холдинг должен был получить 3 млн. 12 тыс. долл. США на срок с 25 сентября по 27 октября 2000 г. с оплатой 12% годовых. А в случае его невыполнения надлежало передать «киприотам» по договору залога контрольные пакеты акций «Эксимнефтепродукта», «Киевгорнефтепродукта» и «Крымнефтепродукта» по цене, во много раз меньшей их балансовой стоимости. Не говоря уже о прибыльности и значимости. Передача пакетов акций могла произойти только по решению Арбитражного суда г.Киева. Такое решение 12 декабря 2000 г. вынесла судья В.Хилинская. Очевидно, оно устраивало руководителей холдинга А.Колгана и А.Косьмина, раз осталось не обжалованным. Имелось достаточно оснований оспаривать иск, поскольку холдинг мог привлекать денежные средства только под инвестиционные, а не долговые обязательства. Инвестиционная компания не является кредитным учреждением и по уставу не может предоставлять кредиты. Если бы сам договор мог состояться, то в нем не могла быть предусмотрена оплата в виде процентов, осуществляемая исключительно кредитным учреждением. Кроме того, для передачи в залог госпакетов акций отсутстствовало согласие государства, решение общего собрания акционеров холдинга. Не могла состояться законная передача и по той причине, что действительная стоимость пакетов не была определена, а переданы они были по номиналу. Все эти обстоятельства должны были получить всестороннюю оценку суда. Однако какие-либо выводы по этим вопросам в решении отсутствуют...

 

Как руководство холдинга
с акционерами воюет

 

15 февраля 2001 г. первый зампред Арбитражного суда г.Киева С.Острович приостановил исполнение решения судьи В.Хилинской от 12 декабря 2000 г. Однако это судебное постановление по «странным обстоятельствам» не попало к регистратору — МТБ «Морской транспортный банк», который без каких-либо препятствий перерегистрировал акции предприятий с «киприотов» на «швейцарцев». Четыре дня спустя С.Острович отменил решение В.Хилинской и признал договор залога недействительным. И снова приходится удивляться: двухсторонняя реституция не была выполнена, поскольку судья не поинтересовался, произведено ли переоформление акций от «Бевало…» на иное лицо. А на то время акции числились уже за швейцарской фирмой «Медис Холдинг С.А.» Получается — суд, рассматривая дело, не пожелал ставить точку в споре...

27 февраля акционеры «Эксимнефтепродукта» обратились в Ленинский райсуд г.Одессы с иском о признании незаконным решение общего собрания от 24 марта минувшего года, ссылаясь на неправомерное участие в нем «Укрнефтепродукта» с долей в 51% акций. В обеспечение иска суд запрещает до разрешения спора проводить собрание, выполнять какие-либо действия новоизбранному составу наблюдательного совета, а АКБ «МТБ» — осуществлять действия, связанные с организацией и проведением общего собрания акционеров. Это определение суда не устроило прежде всего руководство холдинга, которое еще недавно по странным мотивам не оспаривало законность передачи акций «иностранцам», а теперь, обнаружив свои подлинные интересы, по существу, отстаивает позиции «швейцарцев»… Не ожидая разрешения спора в Одессе, судья Старокиевского райсуда г.Киева И.Волик 4 апреля выносит решение об отказе в иске акционерам АХК «Укрнефтепродукт» о признании недействительными части устава этого холдинга, результатов эмиссии акций и отказывает во взыскании средств, оплаченных за акции. По существу это решение узаконивает создание самого холдинга и «по странному совпадению» дает оценку основным доводам, заявленным в «одесском» иске, не углубляясь в приведенные нарушения при создании и функционировании холдинга. Оказывается, именно такое решение было необходимо… ответчику — АХК «Укрнефтепродукт», который тут же обратился в Арбитражный суд г.Киева с заявлением о проверке постановления этого суда от 19 февраля с.г. «по вновь открывшимся обстоятельствам». Разве не парадоксально: созданный государством холдинг, потерявший три контрольных пакета акций самых перспективных предприятий, настаивает не на их возврате, а наоборот — на отчуждении?! С потерей для Украины! И суд, не углубляясь во все обстоятельства по делу, без лишних проволочек удовлетворяет заявление через 10 дней после вступления в силу решения судьи И.Волика. Еще более интересна позиция Высшего арбитражного суда Украины, который уже 23 мая по своей инициативе (!) постановлением судебной коллегии в составе зампреда суда А.Осетинского и судьи Е.Чернова подтвердил выводы С.Островича, отменившего 24 апреля свое же постановление от 19 февраля с.г. Причем в этот раз при вынесении решения были использованы аргументация и выводы Старокиевского райсуда г.Киева...

Таким образом, судьба госпакетов акций трех крупнейших нефтепредприятий сейчас зависит от Верховного суда Украины. От того, захочет ли он увидеть грубейшие нарушения законодательства, которые вполне понятны не только специалистам Генпрокуратуры, Минюста, Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, профильным парламентским комитетам, но и людям, не посвященным в тонкости юриспруденции.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно