Анатолий ГРИЦЕНКО: «Не будет прозрачности — мир взорвется войнами за ресурсы»

25 марта, 2011, 15:35 Распечатать Выпуск №11, 26 марта-2 апреля

Это только на первый взгляд может показаться, что начавшиеся в мире «войны за ресурсы» нас не касаются.

© grytsenko.com.ua

Это только на первый взгляд может показаться, что начавшиеся в мире «войны за ресурсы» нас не касаются. Сегодня речь идет о доступе к энергетическим ресурсам, а завтра — к таким жизненно важным, как вода и продовольствие. Это вопрос национальной безопасности. Избежать таких войн возможно только при условии обеспечения открытости информации обо всех ресурсах и распределении доходов от них. И не в отдельно взятой стране, а в мире в целом. В этом убежден председатель комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Анатолий ГРИЦЕНКО, к которому корреспондент ZN.UA обратилась за комментариями.

— Анатолий Степанович, считаете ли вы актуальной Инициативу прозрачности добывающих отраслей (ЕITI)? Многие страны к ней уже присоединились.

— Я считаю эту инициативу абсолютно правильной, может, даже несколько запоздалой. Наилучшим доказательством ее своевременности являются темпы, которыми она вовлекает в процесс прозрачности все больше государств Европы, Азии, Африки, Америки, обладающих мощными запасами полезных ископаемых. И, конечно же, неплохие результаты за относительно небольшое время — всего несколько лет — по трем ключевым моментам: усиление прозрачности, противодействие коррупции и координация жизненно важных ресурсных потоков на планете.

Начнем с первого — прозрачности. В 2008 году разразился мировой финансовый кризис, который, это уже очевидно, закончится еще не скоро. Среди прочего, он показал, что большинство международных организаций — ВТО, Всемирный банк, МВФ и другие — на самом деле не в состоянии контролировать жизненно важные для государств и миллиардов людей финансовые и ресурсные потоки.

Как результат, мировое сообщество сегодня живет на двух полюсах. На одном — немногочисленный «золотой миллиард» из наиболее развитых стран, где сохранились высокие стандарты жизни и в условиях кризиса. На втором — 2,5 млрд. человек, не имеющих доступа к важнейшим жизненным ресурсам, живущих в полной нищете, без школ и элементарной медицины. В третьем тысячелетии! Без телевизора, холодильника…

Такое расслоение порождает и в дальнейшем будет порождать вспышки насилия и конфликты, в том числе террористического и военного характера. Каждый будет бороться за свою справедливость и необходимые для этого ресурсы — будь то просто деньги, нефть или газ. Поэтому прозрачность исключительно важна. Только когда общественность будет понимать и оценивать процесс распределения природных богатств страны, можно будет говорить о справедливости и взаимопонимании.

Мы должны осознать, что наша планета не такая большая, как раньше себе представляли. Ее природные ресурсы ограничены, большинство из ныне используемых — не возобновляемые. Ими нужно распорядиться бережно, справедливо, без провоцирования экологических катаклизмов на планете.

Второе — противодействие коррупции. Сегодня на наших глазах, в режиме on-line, рушатся казалось бы стабильные государства с авторитарными режимами. Используя нищий народ, их правители накопили себе десятки-сотни миллиардов долларов. Эти богатства были украдены у сограждан, что и стало главной проблемой усиливающейся волны протестов. Где возникла эта несправедливость? В перераспределении ресурсов и национальных богатств, прикрываемом ширмой непрозрачности и коррупции. Коррупция стала реальной угрозой безопасности, фактором нестабильности в мире.

Лишь немногие из 192 стран, которые объединены под флагом ООН, обладают необходимыми для жизни природными ресурсами. Большинство государств вынуждены покупать их у других. Прозрачность таких поставок также играет ключевую роль. Она гарантирует надежность и доступность ресурсов по объему и цене, исключает коррупционную составляющую, усиливает как внутреннюю стабильность государств, так и международную безопасность. Давайте вспомним события 2006-го и 2009 года, когда «Газпром» перекрывал поставки газа в Европу. Это было мощное оружие — добиваться своего, заставляя страдать в холодных домах десятки миллионов граждан стран ЕС. И такую возможность создала закрытость и непрозрачность энергетических систем Украины и России, излишняя секретность договоренностей. 

Закрытость энергетики может стать причиной многих проблем. Резкое увеличение цены на газ разрушает бюджеты государств — как центральные, так и местные. Манипулируя поставками энергоносителей, можно влиять на ход и исход избирательных кампаний, провоцировать смену правительств, изменять политику государств... И все это без войны! Вывод очевиден: закрытость провоцирует коррупцию, коррупция — нестабильность и конфликты, внутренние и межгосударственные. Вот почему нам нужны любые инициативы, призванные усилить прозрачность, а вместе с ней и стабильность развития государства.

Третье — координация ресурсных потоков. Формат ЕITI предполагает обнародование (а значит, контроль) финансовых платежей компаний, прежде всего, в их отношениях с правительствами, то есть с государственными бюджетами. Это позволит сделать закрытые ранее данные доступными для общественности внутри стран и для международного контроля. Это очень важно, поскольку каждый сможет оценить, каким компаниям и за поставку каких ресурсов направляются бюджетные (народные) средства, а параллельно — насколько эффективно государство развивает собственные добывающие отрасли, как оно решает вопросы энергосбережения и т.п.

— Я вас правильно поняла: Украина как государство должна поддержать Инициативу EITI и присоединиться к ней? А полная прозрачность в добывающих отраслях — здесь нет угрозы нашей национальной безопасности?

— Украина должна максимально быстро и максимально эффективно включиться в формат ЕITI — это отвечает нашим национальным интересам. И сегодня, и на долгосрочную перспективу.

Что касается возможных угроз. Пугать должна не прозрачность нашей ресурсной базы, а ее нынешняя закрытость. Именно в ней, в закрытости, угроза нашим национальным интересам. Государственными либо коммерческими тайнами у нас во многих случаях прикрывают недобрые дела либо явно коррупционные схемы, причем прикрывают больше от собственного народа, нежели от недругов извне.

Как председатель комитета по вопросам нацбезопасности и обороны, я имел допуск к документам с грифом «совершенно секретно». Тем не менее приходилось месяцами «выбивать» из нашего правительства тексты контрактов на поставки в Украину российского газа. О них даже говорить открыто нельзя — мол, коммерческая тайна. А за тайной, как оказалось, действительно была угроза экономической и политической безопасности Украины.

При всех президентах миллиарды долларов у нас зарабатывали (воровали у народа) надуманные компании-посредники — в схемах поставки и распределения газа. И никто не знал, чей газ на самом деле мы потребляем — туркменский или российский, по какой цене и у кого он закуплен, какое плечо доставки и каковы настоящие тарифы за транспортировку. У Украины нет даже собственных счетчиков, контролирующих объемы газа на входе и выходе из страны. Мраком покрыта и информация о добыче — от процедур раздачи скважин и месторождений до поставки добытых нефти и газа конечным потребителям (внутри страны или на экспорт). Соответственно, нет последовательной ценовой политики. Можно еще много перечислять — угольные шахты, формально закрытые, но продолжающие добычу, тысячи неучтенных «копанок» по всему Донбассу, нефтяные скважины в Западной Украине, на бумаге зафиксированные как неперспективные, но из которых продолжают качать, аж гудит.

Прозрачность как раз и позволит нам вскрыть, а затем вылечить подобные язвы. Стопроцентно, Украина должна поддержать ЕITI — в полном объеме и без ограничений. Скажу больше: на месте президента, от имени Украины, я бы выступил с еще более смелой инициативой, а именно — предложил бы мировому сообществу еще больший масштаб прозрачности, чем это предполагает Инициатива.

— Неожиданный поворот. Тогда расскажите нам об этой инициативе…

— Убежден, что во всех странах информация о геологоразведочных работах, которые закончились открытием новых залежей полезных ископаемых, должна быть открытой для всего мира. Простыми словами: мир должен знать, что в таком-то государстве, на таком-то месторождении есть открытые и подтвержденные такие-то запасы угля, газа, нефти, золота… Эти ресурсы доступны, их можно приобрести по такой-то цене и на таких-то условиях. Все это можно изложить в Интернете, абсолютно прозрачно, без всяких теневых и коррупционных схем, без политизации и дипломатических танцев, без выкручивания рук типа «флот в обмен на газ».

То же самое — в отношении проектирования, строительства или модернизации транзитных магистралей. Чтобы было понятно — есть такая-то транспортная магистраль, ею владеют такие-то государственные или частные компании, на данный момент доступны такие-то объемы (мощности) транспортировки энергетических или других ресурсов, за такую-то цену и на таких-то условиях. Чтобы инвестор не боялся вложить средства в разработку месторождения, опасаясь, что потом «политическим решением» его не подпустят к трубе.

Жизненно важные ресурсы и доступ к ним не должны использоваться как оружие, рычаг давления, как механизм влияния на политику государств или способ устранения конкурентов в бизнесе. Хотим жить в мире на планете — это придется осознать, лучше раньше, чем позже.

— Есть уверенность, что в мире поддержат подобную инициативу? Вы ее где-то озвучивали? Или это у вас мечта такая, по сути вроде правильная, но суждено ли ей сбыться?

— Впервые я кратко изложил эти оценки и идеи в 2006 году на встрече министров обороны в формате Украина—НАТО. Была дискуссия о новых угрозах безопасности, характере будущих войн, об их предотвращении.

— И какой была реакция коллег-министров?

— Вполне адекватной, хотя выступление украинского министра для них было неожиданным и, скажем так, нестандартным. Слушали с интересом, по ходу разговора конспектировали.

Но вернемся к вашим вопросам. Готовности внедрить прозрачность в таких масштабах сегодня нет. И причины тут понятны. Не все, но многие компании и государства в сфере добычи, производства и транспортировки ресурсов прикрываются коммерческой и государственной тайной.

На самом деле никакая это не тайна. Скорее искусственно созданная ширма, попытка скрыть информацию о реальном состоянии дел. Она позволяет подписать закрытые соглашения, лишь часть из которых со временем станет достоянием гласности. Или сформировать «коррупционную дельту» для узкого круга власть имущих, за счет которой накапливаются неслыханные богатства. Все то, что «преступный режим» теряет, когда ситуация в стране доходит до точки кипения, взрывается, и уже потом post factum мировое сообщество лихорадочно ищет на счетах в банках на всех континентах...

Согласитесь, если бы в Украине работала абсолютно прозрачная схема добычи-транспортировки газа, то руководители Украины и России не смогли бы создать компанию «РосУкрЭнерго». А так… Компания-фантом, с несколькими стульями и компьютерами, не владеющая ни месторождениями, ни газовой трубой, вдруг становится суперприбыльной, ясное дело, в интересах приближенных лиц. Компания, зарегистрированная в третьем государстве, закрытая от общественности Украины и России, с легкой руки руководителей двух государств получает право разруливать многомиллиардные потоки энергоносителей от Центральной Азии до Европы. От ее деятельности зависит стабильность (нестабильность) многих стран на протяжении длительного периода. Надеюсь, что время подобных авантюр и финансовых «черных дыр» уходит в прошлое…

— Надежда ваша на чем базируется? Сами ведь говорите о миллиардных теневых доходах… Ради их сохранения они своей секретностью вашу прозрачность-то и накроют...

— Скептики скажут, что это невозможно. Но многое из таких недавних «невозможно» уже сегодня твердо вошло в нашу жизнь и кажется незыблемым.

Приведу пример из военной сферы. Она изначально более закрыта и засекречена по своей природе, чем добыча полезных ископаемых или транзит газа, правда? Так вот, парадокс: сегодня военная сфера в Европе и мире в целом намного более открыта и прозрачна, чем энергетика или добыча ресурсов.

Не так давно, лет 20—25 назад, и читатели газеты это помнят, запрещали даже письмо солдату посылать с указанием почтового адреса части, все было засекречено до «не могу», лишь номер в/ч указывали на конверте. Дислокация частей, численность личного состава, системы вооружений, планы военных учений, даже фамилии и должности командиров — все это было закрыто грифом секретности. Казалось незыблемым на века!

А что сегодня? Десятки европейских государств ежегодно обмениваются некогда совершенно секретной информацией — в рамках подписанных соглашений о мерах укрепления доверия и о взаимных усилиях по снижению уровня военной угрозы. Знают об армиях друг друга практически все. Дислокация боевых частей — открыта, включая численность личного состава, типы и количество систем вооружений. Тематика и планы военных учений — открыты; более того, об их проведении в обязательном порядке уведомляют заранее, приглашают представителей других армий. Действуют механизмы контроля (верификации) как на плановой основе, так и внезапно, с коротким по времени уведомлением. Как с воздуха — с аэрофотосъемкой, так и с физическим присутствием непосредственно на указанном военном объекте. Результаты верификации доступны любой из сторон, чтобы снять любые подозрения.

Сегодня это — норма международных отношений в военной сфере для более 40 государств. А в советские времена, если бы кто-то публично выступил с такой идеей, — покрутили бы пальцем у виска (в лучшем случае) либо посадили за решетку (в худшем). Это к вопросу о скептиках, оптимистах и реалистах…

— Что послужило причиной такого кардинального поворота — от полной закрытости и секретности до практически полной прозрачности в сфере военной безопасности?

— Жизнь заставила! Пришло осознание того факта, что всем выгоднее доверие и прозрачность, нежели подозрительность и закрытость. Выгоднее не только психологически, но и экономически, и с точки зрения военной безопасности. Не за день, не за год, но к этому пришли…

Огромные военные махины, нацеленные друг против друга, огромные арсеналы ядерного, химического и биологического оружия, многомиллионные армии — все это ложилось огромным бременем на бюджеты, сдерживало развитие государств, не позволяло поднять качество и стандарты жизни, провоцировало замкнутость экономик. От расходуемых ежегодно на содержание армий сотен миллиардов не было ощущения безопасности, скорее наоборот, люди жили в ожидании войны. А потом появились лидеры, адекватные времени, с видением перспективы. И ситуация достаточно быстро была изменена. На наших с вами глазах.

Достичь качественно нового, высокого уровня прозрачности в сфере добычи полезных ископаемых, производства и распределения жизненно важных для людей ресурсов — эту задачу технологически решить совсем несложно. Намного проще, чем добивались прозрачности в военной сфере. Нужна политическая воля. И я уверен, она появится, будет затребована под давлением объективных обстоятельств, о которых мы говорили выше.

— Насчет намного проще — не уверена… Вы снова забываете о миллиардных личных интересах тех, кто должен ту самую политическую волю к прозрачности как раз и проявить. Замкнутый круг?

— Думаете, международная торговля оружием — неприбыльная сфера? Еще какая прибыльная, эксперты ставят ее по доходности на второе место после наркобизнеса. Да еще какая закрытая сфера… была, потому что с каждым годом прозрачность все больше и больше проникает в торговлю оружием. И тоже жизнь заставила.

Есть принятый в ЕС Кодекс поведения стран, торгующих оружием, с достаточно жесткими механизмами контроля и отчетности. Есть Реестр ООН, в котором страны декларируют продажи-покупки основных систем вооружений: самолетов, кораблей, ракетных комплексов, бронетехники, ПЗРК... Есть механизмы санкций за нарушение международных норм и ограничений ООН. Быть страной-изгоем, попасть в черный список стало невыгодно, очень невыгодно и опасно как политически, так и экономически.

Поэтому вернемся к инициативе EITI и предложенному мною направлению ее дальнейшего развития. Еще раз: либо новые лидеры, адекватные времени и с политической волей (тогда раньше), либо сама жизнь (тогда позже и болезненнее), но все равно этот замкнутый круг разорвут.

Прозрачность, борьба с коррупцией и контроль над жизненно важными ресурсными потоками — это не моя выдумка, а объективное требование времени. Оно будет давить на лидеров всех государств, и это давление будет лишь усиливаться. А тот, кто пойдет против ветра, против очевидных объективных законов, будет сметен и раздавлен. Тунис, Египет — где их вожди, казалось, вечные? Каддафи тоже долго не продержится, даже если сейчас устоит…

Мы обязаны прийти к высоким стандартам открытости на планете — тогда выживем. Вместе. Если же мировой разум не включится, не будет прозрачности — станем свидетелями ресурсных воен. Боюсь, что тогда уже в нынешнем десятилетии мир может взорваться войнами за ресурсы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно