Директор Национального художественного музея: "Вместо двух шедевров Николая Глущенко нам пытались вернуть неаутентичные произведения"

13 сентября, 2013, 19:00 Распечатать Выпуск №33, 13 сентября-20 сентября

Иногда желание изменить экспозицию в высоких кабинетах возникает при смене власти. Но, вероятно, последние события, связанные с музеем, ограничили желание власть предержащих брать на себя такую ответственность — "одалживать" оригиналы из Национального художественного музея Украины.

 19 сентября Национальный художественный музей Украины презентует особый проект — первую выставку художников-семидесятников "Тихий протест 70-х". В экспозицию войдут более 120 произведений, большинство из которых публика увидит впервые. Работы Владислава Мамсикова, Зои Лерман, Олега Соколова, Петра Беленка, Валентина Реунова и других — в НХМУ. О "Тихом протесте" и громких делах вокруг Национального художественного музея Украины ZN.UA рассказала его директор Мария ЗАДОРОЖНАЯ. Почти год она возглавляет одно из ведущих музейных учреждений страны. 

— Госпожа Мария, первый вопрос о "Тихом протесте". Почему именно такой ракурс — 70-е XX в.? 

— Период 1970-х в украинском искусстве интересен тем, что он малоисследован, хотя очень близок к нам. Работы этого периода редко появляются в залах музея — прежде всего из-за нехватки экспозиционных площадей. В то же время аудитория музея в основном — это люди, жившие в то время и хорошо его помнящие. Поэтому выставка "Тихий протест" носит в определенной степени ностальгическую окраску, являясь одновременно свидетельством того, что принципы мятежной юности семидесятников прошли испытание временем.

— Год назад в одном из изданий вы заявили, что ваша музейная команда будет вынуждена "заниматься строительством". Удалось ли за год что-либо сдвинуть с места? 

— В течение года выработали поэтапный план действий, определенный нынешними музейными приоритетами. Имею в виду, что сохранение коллекции и ее презентация — такое же приоритетное дело, как и поддержание помещения музея в функциональном состоянии. Разработаны сметы на текущие ремонты и создание проектной документации на срочные противоаварийные меры, работа продолжается. 

Параллельно, кроме текущей работы, среди приоритетов моих и моей команды — создание современного музейного комплекса международного уровня. Для этого надо точно определить, как, где именно и на какие средства будет строиться новый корпус музея. Понятно, что без земельного участка нельзя начать не только строительство, но и проектные работы, ведь каждое архитектурное сооружение должно вписываться в реальный ландшафт. Как известно, Указ президента Украины В.Януковича относительно развития Национального художественного музея Украины, кстати, четвертый по счету с 1998 г., содержит прямое поручение о выделении дополнительных территорий для развития музея. Но, несмотря на это, диалог с властью все еще остается на начальном этапе.

Продолжается обсуждение, где именно может быть выделена территория для возведения нового корпуса. 

Здесь следует напомнить, что в печати часто "выныривал" пресловутый адрес — Институтская, 3. Несколько лет подряд музей судился по поводу этого участка. Должна заметить: дело это довольно непростое. Определенная путаница относительно перспектив развития музея возникла еще во время директорствования Анатолия Мельника. В свое время он не принял здание на ул. Институтской на баланс музея, предложив вместо этого экстравагантную идею расширения за счет здания Министерства здравоохранения или на территории "Мистецького Арсеналу". 

На наш взгляд, все же самым перспективным местом для расширения и строительства депозитария — нового современного фондохранилища — является участок на ул. Институтской. Пуск в эксплуатацию нового корпуса даст возможность отселить музейные фонды в надежное место и начать фундаментальную реставрацию старого корпуса музея, хорошо известного в народе как Дом со львами. С учетом всего этого, нетрудно понять, что практические вопросы реконструкции и строительства комплекса НХМУ реально выйдут на повестку дня, по меньшей мере, года через три. 

— Ваша предшественница говорила об ужасном состоянии музейных хранилищ, будто бы теплотрасса может повредить бесценные собрания произведений. Это так?

— Не буду комментировать, почему тогда кому-то очень хотелось сгущать краски, даже не побывав в этих самых фондохранилищах. Наоборот, замечу, что стараниями музейной команды и, прежде всего, главного хранителя Юлии Литвинец, выполнена огромная работа: в фондохранилищах вывели грибок, господствует стерильная чистота, установлена современная система кондиционирования, сооружены дополнительные стеллажи для хранения картин. В целом, условия хранения фондов — достаточно оптимальны, более того — максимально возможны в параметрах старого здания, не знавшего за все время своего существования капитального ремонта. 

Что касается теплосети, она действительно проходит под музеем. И нам удалось принять определенные меры, чтобы обезопасить музей от нештатной ситуации. Мы нашли владельца этой "трубы" — Киевэнерго, создали комиссию, исследовавшую состояние сети и потенциальную возможность аварии, сейчас интенсивно ведутся переговоры и разрабатывается план мероприятий, чтобы предотвратить непредусмотренную ситуацию. 

— Уместно ли говорить сегодня хотя бы о перспективах масштабной реставрации музея? На "сколько" это может потянуть?

— Здание нашего музея построил в свое время архитектор Владислав Городецкий специально для первого в Киеве Городского музея. Поэтому оно, как образец неоклассического стиля, имеет не только архитектурное значение, но и историческое. Таким образом, подготовка к реставрации — сложный и ответственный процесс. Надо провести все необходимые геологические и геодезические исследования. Но еще раз подчеркну: без дополнительной территории и нового надежного депозитария практически невозможно освободить помещение старого корпуса для масштабных реставрационно-строительных работ. Единственное, в чем нуждается музей, — это дополнительная территория. Пока она не будет выделена, мы не сможем начать изготовление проектно-сметной документации на реставрацию, т.е. определить смету, — если ваш вопрос касался денег.

Я убеждена, что финансовая политика такого социально значимого учреждения, как национальный музей, должна быть открытой и прозрачной, поэтому удержусь от необоснованной констатации по поводу необходимого объема финансирования. 

— Несколько слов о ваших будущих проектах...

— С точки зрения нашего посетителя, главная работа сотрудников музея — презентации коллекций. Только что представили обновленную версию искусства XX в., работаем над проектом современного многоуровневого информационного сопровождения всей коллекции. Популярны просветительские программы музея для детей и взрослых, дающие возможность интересно обучаться и по-умному отдыхать. 

Привлекает зрителей и выставочная работа. Следующий год, как и всегда, будет насыщен интересными событиями. Готовим несколько выставочных проектов совместно с Французским институтом в Украине, плодотворное сотрудничество с которым продолжается уже несколько лет. Не менее тесные отношения в музее завязались и с Польским институтом в Киеве: в 2014 г. будем иметь честь принимать выставку лауреатов Премии Малевича. Среди будущих международных проектов также отмечу выставку к 90-летию Сергея Параджанова и 50-летию его фильма "Тени забытых предков" совместно с Музеем Параджанова в Ереване. 

Разумеется, важное место займут и выставки из нашей коллекции. Мы ищем и, по нашему мнению, удачно находим новые форматы презентации музейных сокровищ. В этом смысле, думаю, "прозвучит" выставка-исследование с интерактивными элементами, посвященная триптиху Александра Богомазова "Пильщики", и масштабная выставка "Спецфонд", которая представит и в какой-то степени вернет истории несправедливо замалчиваемые имена и произведения украинских художников тоталитарных времен. 

Налаживая постоянные международные связи, у нас уже теперь есть четкие договоренности о двух выставках за рубежом. Одна из них состоится уже совсем скоро — в октябре нынешнего года в Вене, в KЯnstlerhaus. В следующем году будем делать проект в Италии, в муниципальном выставочном центре провинции Виченца. Презентуем украинскую классику конца XIX — первой трети XX вв. Среди почти сотни произведений будут шедевры Николая Пимоненко, Александра Мурашко, Александра Богомазова, Виктора Пальмова и других. 

— Предыдущий министр культуры Михаил Кулиняк анонсировал расследование преступления за стенами музея — подделку и похищение работ Николая Глущенко. Доводят ли до вашего сведения ход следствия? Есть ли результаты?

— Вопросом возврата музейных экспонатов занимается адвокатское объединение "Титич и партнеры". Знаем, что следствие продвигается. В принципе, каких-то новых деталей в деле пока что нет, ведутся следственные действия. В начале этой детективной истории речь шла о четырех произведениях, но два из них уже заняли свое законное место в музее. Вместо двух других нам пытались вернуть неаутентичные работы. Насколько мне известно, эти полотна были изъяты милицией из Кабинета министров Украины и приобщены к материалам дела...

— Обращаются ли сегодня к вам представители Кабмина с просьбами одолжить определенные картины для "экспозиции" на стенах министерств? 

— Скоро год, как я директор музея, в целом же мой стаж в НХМУ составляет 18 лет. Скажу откровенно: за последний год ни одной просьбы о передаче произведений на временное хранение в вышестоящие инстанции не было — ни официальной, ни частной. Трудно сказать, почему... Иногда желание изменить экспозицию в высоких кабинетах возникает при смене власти. Но, вероятно, последние события, связанные с музеем, ограничили желание власть предержащих брать на себя такую ответственность — "одалживать" оригиналы из Национального художественного музея Украины.

— Удается ли привлекать сегодня меценатов к проектам НХМУ? 

— Этот год был довольно активным в смысле сотрудничества с различными фундациями — как украинскими, так и международными. Но трендом года стала инициатива индивидуальной поддержки музея, что, признаюсь, трогает. Недавно состоялась презентация программы "Дружеский круг Национального художественного музея Украины". Есть уже 24 участника нашего "Дружеского круга", слоган которого — "Объединенные музеем". Эти люди заинтересованы в развитии нашего учреждения и конкретными действиями подтверждают свое неравнодушие. Участником "Дружеского круга" может стать каждый. Для этого надо сделать взнос на благотворительный счет музея. В зависимости от внесенной суммы друзья музея попадают в определенную категорию — "Ответственные", чей взнос составляет от 8 тыс. грн, и "Благосклонные", кто внес от 500 грн. В свою очередью, высказывая признательность этим людям, музей предоставляет определенные привилегии участникам категорий "Благосклонные" и "Ответственные". 

Благодаря "Дружескому кругу" уже собрано около 160 тыс. грн. Эти средства были использованы на приобретение специального оборудования, необходимого для обеспечения надлежащего климат-контроля в экспозиционных залах, что крайне важно для музея. Кроме того, мы оборудовали удобными стеллажами фондохранилище и реставрационную мастерскую. Кажется, что все это — рутинные музейные процессы, но им принадлежит важная роль в кропотливом деле хранения бесценных произведений. На такие приземленные расходы очень трудно искать спонсорские деньги, они не гарантируют масштаба и публичности, что, как правило, связано с громкими выставочными проектами. Но с маленьких шагов начинается длинный путь, и участники "Дружеского круга" это понимают.

— Следовательно, государственных средств не хватает на эти, как вы сказали, "рутинные процессы"?

— Мы получаем из Государственного бюджета Украины средства на заработную плату и коммунальные услуги. Мне неприятно это признавать, но в текущем году даже услуги охраны не были в полном объеме обеспечены финансово. Знаю — такая же острая ситуация сложилась и в других государственных музеях Украины. Мы уже были на совещании в МВД и надеемся, что благодаря вмешательству первых лиц трех министерств — внутренних дел, культуры и финансов — эта проблема будет решена. 

Чтобы завершить наш разговор на мажорной ноте, замечу самое важное. Главный капитал музея — это его коллектив. Как-то мы подсчитали, что средний возраст руководящего и научного состава музея составляет 35 лет. Это возраст, о котором ради шутки говорят, что человек уже все умеет и еще всего хочет. А если серьезно, я искренне надеюсь, что с такой командой, с ее бурной творческой энергией, музей просто обречен на успех.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно