ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ПИСЬМА «ТУРЕЦКОМУ СУЛТАНУ»

23 октября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 43, 23 октября-30 октября 1998г.
Отправить
Отправить

Если бы корреспондент The New York Times за пару недель до 29 октября (т.е. до даты, которую до сих пор условн...

Если бы корреспондент The New York Times за пару недель до 29 октября (т.е. до даты, которую до сих пор условно принято считать последним сроком принятия решения о выборе варианта маршрута для транзита азербайджанской «большой» нефти в Европу) не «предположил», что американские компании, занятые в азербайджанских нефтяных и нефтетранспортных проектах, поставили если не жирный, то все же крест на так называемом турецком варианте, подобную информацию стоило бы «сочинить» как способ (хотя и весьма краткосрочный) «сбить цены» на различные нефтетранспортные проекты, предлагаемые государствами - потенциальными транзиторами.

Пару дней после «скандальной» публикации и без того осведомленные претенденты на нефтетранзитное счастье потратили на проверку степени достоверности опубликованной версии. И сразу же оказались готовыми объявить, что Турция, например, могла бы - при выборе ее территории в качестве основной транзитной - вложиться и в сумму меньшую, чем изначально названные 3,5 млрд. долларов.

«Подешевел» и грузинский, и российский «куски» по сути одного варианта. Российские СМИ не преминули сразу же сообщить, что и поделом туркам - нечего, мол, дергать Аллаха за бороду: все равно, мол, российский маршрут дешевле и почти готов к прокачке нефти. Мол, поэтому и во время сентябрьского нефтяного саммита в Баку российская делегация и не стала ничего подписывать, а продолжала настаивать на предпочтительности со всех точек зрения именно своего варианта транспортировки нефти - на Новороссийск или в этом направлении.

Только вот устраивать «провокацию» стоило, возможно, несколько в ином виде. Например, не акцентируя внимание заинтересованных сторон на том, что у компаний, принимающих вышеназванное решение, почти нет возражений против грузинского участка маршрута «малой», а затем и «большой» каспийской нефти. А тут еще на днях и сам президент Грузии во всеуслышанье объявил, что нефтепровод Баку-Супса будет готов к прокачке азербайджанской нефти уже в начале 1999 года...

Не появись двух этих информаций, может быть, тогда бы противники Эдуарда Шеварднадзе (а точнее, грузинской части нефтяного маршрута, между прочим, выходящей как минимум на четыре варианта дальнейшей транспортировки нефти, включая турецкий) не стали бы так «вдруг» демонстрировать игру своих стальных мускулов?..

В день, когда началась военная «заворушка» в Грузии, 19 октября - не прозвучало никакой публичной официальной информации о том, что эта «попытка военного переворота» (так окрестили происходящее журналисты некоторых ТВ и информагентств) не связана с почти подтвержденным нефтяными компаниями выбором грузинской части маршрута. Зато появилась информация о том, что, мол, население западной Грузии не поддержало лидера и две сотни вооруженных повстанцев. Можно было с высокой степенью вероятности предположить, что эту «попытку переворота» верные Шеварднадзе войска очень быстро подавят, виновных строго накажут... Не исключено даже, что если грузинские войска сами не справились бы, им очень быстро на помощь пришли бы дружеские российские силы быстрого развертывания...

Роль миротворцев на территории бывшего СССР для российских призывников, контрактников и волонтеров не нова. В грузинском случае, кроме прочего, российские войска могли бы (если бы им таки позволили вмешаться) способствовать и привораживанию чуть было не отвернувшихся взоров нефтяных королей именно к российскому варианту маршрута азербайджанской нефти...

Аргументы российской стороны в пользу своей территории для нефтяного транзита были еще раз изложены публично буквально за четыре дня до попытки «грузинского переворота». (Я отнюдь не ищу прямой связи между этими двумя фактами.) Подзаголовок первополосной статьи «Известий» 15 октября (когда турки, вероятно, уже обливались горючими слезами) гласил: «У России появился шанс стать основным экспортером каспийской нефти». Автор приводил такие аргументы. Во-первых, российский вариант изначально был дешевле турецкого на 1 млрд. долларов. Во-вторых, этот трубопровод изначально способен прокачать нефти в два раза больше, чем грузинский (Баку-Супса).

Правда, при этом автор забыл сказать, что от мощности нефтепровода зависит и тариф транспортировки, а значит российский участок изначально дороже и сулит большую выгоду именно россиянам. К слову, проектная мощность турецкого нефтепровода - наибольшая, соответственно и стоимость прокачки нефти в этом направлении - потенциально самая дорогая, как и весь турецкий маршрут. В условиях значительного и, похоже, долгосрочного снижения цен на нефть в мире и общего финансового кризиса это веские аргументы против дорогих проектов. Если даже абстрагироваться от политических симпатий и антипатий участников прикаспийских сюжетов.

Уже 20 октября «Интерфакс-Украины» сообщил, что «правительство Грузии полностью контролирует ситуацию в западной части республики, немногочисленная группа военных мятежников сложила оружие». Об этом заявил президент Грузии Эдуард Шеварднадзе в телефонной беседе во вторник с Президентом Украины Леонидом Кучмой.

Впрочем, у претендентов на нефтетранзитную трубу (и, между прочим, не только у россиян) и без «грузинской попытки военного переворота» не так давно появились, кроме прежних, пусть не такие очевидные, но основания для выбора маршрута, обходящего суверенную территорию Турции. Дело даже не в традиционной турецко-курдской проблеме. И не в недавнем землетрясении на территории Турции. Стремясь, вероятно, показать всем курдам сразу и другим местным и приграничным сепаратистам, где раки зимуют, власти Турции прямо заявили о своей готовности урезонить - причем, с применением соответствующего оружия - зарвавшихся неверных даже... в соседней Сирии.

Вряд ли Дамаску понравилась такая угроза Анкары, пусть даже теоретическая.

Надеюсь, следующее предположение маловероятно (впрочем, за последние годы слишком много невероятного в контексте нефтетранзитных вариантов становилось очевидным...), и не станет в будущем фактом, но и не замечать его вряд ли дальновидно. Не секрет, что Сирия располагает достаточным современным военным арсеналом. При всей закрытости информации о вооружении армий различных государств, особенно из числа арабских стран, если чуть-чуть «побродить» по вполне доступным для всех желающих лабиринтам Интернета, нетрудно собрать на основании информации за последние годы относительно достоверную картину оснащенности сирийской армии.

Впрочем, достаточно напомнить «интернетовскую» информацию еще 1996 года:

«Ракетное вооружение Сирии составляет 36 ракет СС-21, 200 ракет СС-1 (Скад-Б), и 60 ракет системы «Скад-С». «Скад-С» - это северокорейский вариант старой системы «Скад-Б» с увеличенной дальностью до 600 км, основанной на технологии 60-х годов и более управляемой, с компьютерным наведением.

В свое время у Сирии было несколько причин развивать поставку ракет. Во-первых, Сирия чувствовала опасность (как и весь арабский мир в целом) со стороны Израиля, способного производить ядерное оружие. Арабские ракетные системы были призваны восстановить баланс сил.

Во-вторых, Сирия видела (и, по-видимому, до сих пор так считает) в Израиле агрессора, который ищет возможности исполнения библейских «обещаний» оккупировать земли от Нила до Евфрата...»

И если даже абстрагироваться от «библейских проповедей», то трудно приуменьшить проблему пресной воды для стран арабского континента. Но ракеты, предназначенные для защиты от возможной израильской агрессии, Сирия может направить и против другого агрессора...

И не исключено, что теоретической, надеюсь, но зато вполне досягаемой мишенью для сирийских ракет станет не только турецкая территория, рассматриваемая как возможный маршрут будущего нефтепровода, но и сердце любой подобной нефтяной инфраструктуры - нефтеперевалочный терминал... (К слову, карта-схема с указанием теоретических зон поражения с территории Сирии также присутствует в Интернете; причем появилась она там задолго до последних транзитных страстей, но нетрудно увидеть, что «под прицел» попадают и нефтетерминалы.)

И если сейсмически неблагонадежные участки по возможной турецкой трассе нефтепровода еще можно как-то обойти, то одна только теоретическая вероятность угрозы терминалу на северном - черноморском - побережье Турции плюс постоянные «региональные» конфликты могут заставить весьма серьезно задуматься тех, кто намерен или намеревался финансировать проект строительства будущего нефтепровода.

Впрочем, слишком многие называют наиболее веской причиной «отказа» американских компаний от турецкого маршрута изменившиеся настроения в США относительно своих «заклятых» антагонистов, например Ирана. Предыдущий министр энергетики США исповедовал одни взгляды на прикаспийские проекты и политику в этом регионе, которые и исключали иранский маршрут. Теперешний министр, очевидно, если не более лоялен к Ирану, то более расчетлив и осторожен. Посвященные участники транзитной эпопеи приписывают ему если не авторство, то поддержку не очень афишируемого до сих пор письма Госдепа США на предмет того, чтобы отложить на некоторое время дату принятия окончательного решения о выборе основного маршрута для «большой» каспийской нефти. Тем более что в изначальном соглашении Азербайджана с международной операционной компанией - АМОК конкретная дата не зафиксирована; в нем указано число месяцев, по истечении которых АМОК и Азербайджан должны прийти к согласию по вышеуказанной проблеме. И вполне логично, что ежели остается (а тем более появилось) к этому времени столько сомнений, дата окончательного выбора может быть перенесена...

Некоторые наблюдатели, в том числе и в России, кроме того, предположили в этой связи, что американцы просто дождутся потепления взаимоотношений с Ираном, а затем решатся финансировать самый дешевый - иранский вариант строительства нефтепровода - к Персидскому заливу. Для россиян к тому времени - по одной из российских версий - все равно фора, которой они могут успеть воспользоваться. Но если в связи с последними событиями, в том числе в Грузии, все каспийские проекты АМОК будут надолго заморожены, то вряд ли это сыграет на руку россиянам…

С одной стороны, россиянам при нынешнем раскладе даже на руку возможный выбор американцами в транзиторы Ирана. Ведь в самом деле, в отличие от Баку, у Москвы не прохладные отношения с Тегераном. И при любом раскладе россияне будут добиваться своего участия в прикаспийских проектах.

С другой стороны, кроме американских в составе международной операционной компании присутствуют и компании из стран Персидского залива. Доля их участия в АМОК сравнительно невелика, но позволяет им, как говорится, держать нос по ветру. (См. диаграмму.) И вряд ли в их интересах будет откровенный поворот АМОК в сторону Персидского залива... Как ни крути, а азербайджанская нефть составит на рынке конкуренцию и черному золоту добывающих стран этого региона. Опять же, на фоне падения цен на нефть. Прямо выступить против такой перспективы они, может, и не решатся. Но наверняка приложат максимум усилий, чтобы если не изменить, то как можно на дольше отсрочить такую перспективу.

На фоне всего вышесказанного (включая турецко-сирийскую военную теорию), на мой взгляд, несоизмеримо увеличились шансы попасть в транзиторы азербайджанской нефти даже не России, а именно Украины. Конечно же, остаются в претендентах морские порты Бургас и Констанца, в которых также присутствуют и российские интересы. Но, при определенных обстоятельствах, именно присутствие последних как раз и может сыграть против них…

Украине, похоже, улыбнулось счастье, о котором она и мечтать не смела бы при других обстоятельствах. На всех международных презентациях своего проекта представители Украины последние 9-10 месяцев настоятельно подчеркивали, что предлагают рассмотреть украинский вариант НЕ в качестве альтернативы турецкому (и даже, возможно, российскому?), а как еще один маршрут его продолжения; даже как реверсный вариант. Именно поэтому украинская сторона, увидев, что на сентябрьской международной конференции «именинником» себя почувствовал, кроме Э.Шеварднадзе, и президент Турции С.Демирель, стремилась найти аргументы, дабы убедить турецкую сторону в обоюдной и многосторонней выгоде некоторого изменения объявленного варианта трассы по территории Турции (не предполагавшего сначала выхода на Самсун и приближения к этому черноморскому порту Турции на 200-250 км). Причем украинские аргументы выглядели вполне резонно: изменив предлагаемым образом трассу нефтепровода, заинтересованные стороны, прежде всего Турция, получали возможность изначально планировать возможность использовать будущий турецкий нефтепровод как реверсный или хотя бы как еще одну возможность для выхода на дополнительные маршруты. По сведениям «ЗН», официальные представители Турции начали рассматривать эту возможность...

Возможно, они к этому еще вернутся. Если нефтяные короли вернутся к турецкому маршруту... Если международная операционная компания, едва не утвердившая грузинскую часть маршрута азербайджанской нефти, разморозит приостановленные 19 октября работы над проектами, включая маршрут Баку-Супса...

Для Украины (и я далека от мысли, что в этом заслуга самой Украины) исключительность ситуации в том, что не столько она, сколько внешние обстоятельства и силы выводят ее в ранг претендентов что называется первой очереди (впрочем, надежды на успех слишком условны).

Судя по всему, в последнее время в Украине это осознали. Да вот успеют ли воспользоваться ситуацией - при своей-то внутренней неразберихе в нефтегазовом комплексе? Ведь сегодня нефтетранспортные предприятия Украины (нефтепроводы «Дружба» и Приднепровские магистральные), которые реально финансируют строительство нефтепровода Одесса-Броды и терминала под Одессой и которые могут выступать отечественными партнерами будущих участников международных консорциумов, подчинены... семи нянькам. Чем заканчиваются такие истории - известно из поговорки...

И еще нюанс в том, что потенциальные транзиторы, включая Украину, менее всего осведомлены о том, сколько времени ко временному избраннику будет расположена Фортуна.

...Объясняя феномен повального увлечения народа иностранными мыльными операми, психологи утверждают, что людей захватывают чужие страсти. Собственная донельзя пресная жизнь и проблем однообразие (дожить бы до зарплаты, не потерять бы работу) заставляют людей проникаться чужими, но, увы, чуждыми им страстями. На некоторое время это отвлекает. Но очередная серия всегда заканчивается, зрители возвращаются к собственным чувствам и проблемам.

Так и с «транзитными» страстями: когда видишь, как они закипают вокруг, волей-неволей дух захватывает. Потом выдыхаешь, словно просыпаешься. Транзитные сны снятся многим, но лишь единицы увидят их наяву... Не проспать бы и вовремя очнуться...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК