НОВЫЕ ВРЕМЕНА ТРЕБУЮТ НОВЫХ ЭЛИТ

16 октября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 16 октября-23 октября 1998г.
Отправить
Отправить

Вопрос, так или иначе возникающий в ходе почти любых дискуссий, - как скоро мы увидим свет в конце тоннеля украинских реформ?..

Вопрос, так или иначе возникающий в ходе почти любых дискуссий, - как скоро мы увидим свет в конце тоннеля украинских реформ? Ответ на него в известной мере дают события последних пяти лет в далекой южноамериканской стране, о которой большинство наших соотечественников знает, видимо, ненамного больше, чем легендарный Остап Бендер с его голубой мечтой поселиться в Рио-де-Жанейро.

E temрo de Brasil - пришло время Бразилии

Его таки выбрали на второй президентский срок. Несмотря на то, что мировой финансовый кризис не минул самую крупную страну Латинской Америки, входящую по уровню экономического развития в первую десятку государств мира, нижняя палата бразильского парламента приняла необходимую для этого поправку к Конституции и уже в первом туре Фернандо Кардозо получил больше голосов, чем 11 других претендентов вместе взятых.

«Победой будущего над прошлым» назвал в свое время итог выборов президента Бразилии 1994 года известный французский социолог А.Турен. Этим он хотел подчеркнуть, что с избранием Ф.Кардозо - крупного ученого-социолога и экономиста с мировым именем, лидера Социал-демократической партии Бразилии - перевернута новая страница истории не только данной страны, но и, в определенной степени, всего мирового сообщества. При этом речь идет о двух феноменах современного развития.

Первый из них был зафиксирован лет 15 назад в виде новой группы государств, занимающих как бы промежуточное положение между промышленно развитыми и развивающимися странами. Их резервами развития считаются либо природные ресурсы, либо демографический потенциал с ориентацией на наукоемкие производства и интеллектуальные виды деятельности, либо комбинация обоих факторов. Одним из лидеров данной группы является, безусловно, Бразилия, но также несомненно, что по своему потенциалу к той же группе вплотную примыкает и Украина. Предполагается, что логика поведения подобных стран будет оказывать существенное влияние на общую динамику мировой системы и на складывающуюся конфигурацию мировых хозяйственных связей. Кстати, именно эту перспективу применительно к Украине отметил небезызвестный Збигнев Бжезинский на недавней политологической конференции во Львове «Украина-Польша: роль и место в европейской интеграции».

Второй феномен как бы конкретизирует первый и состоит в том, что прорыв в стратегических областях научно-технического и технологического развития осуществим лишь при наличии четырех условий: 1) ясного видения элитой и народом основных контуров будущего общества; 2) достижения национального согласия вокруг основных целей модернизации; 3) высокой степени взаимопроникновения элиты интеллектуальной и элиты политической; 4) недвусмысленной ориентации власть предержащих на этические принципы в управлении обществом. С этой точки зрения бразильские выборы 1994 года примечательны тем, что они завершили 30-летний цикл смены элит, где демократы-«шестидесятники» были сначала оттеснены от рычагов управления военными и высшей бюрократией, но затем снова вернулись во власть, трансформировавшись за 20 лет политического застоя в «демократических олигархов», меритократию, или, иначе, власть знания.

Выход интеллектуалов на вершину политического Олимпа облегчило то обстоятельство, что бесчисленные политические и экономические потрясения, ставшие во многом результатом импровизации властей на хозяйственные темы, в конце концов убедили бразильцев выбрать себе руководителей с высокой интеллектуальной репутацией, способных видеть общество как на макро-, так и на микроуровне и на основе глубоких знаний предложить народу системную концепцию модернизации, совмещающую жизнеспособную экономику, права человека и социальное государство. Эту власть знания как раз и олицетворял президент Кардозо - автор многочисленных работ по теории «зависимого развития», экономическим и социальным аспектам модернизации неоднородного общества, совершенствованию политических институтов.

Кто вы,

дон Фернандо?

Свою политическую карьеру в высших эшелонах власти Фернандо Энрике Кардозо начал в 1992 году, последовательно занимая посты министров иностранных дел и экономики. Именно в период пребывания на втором посту Кардозо сумел сбить инфляцию, исчислявшуюся 5000% в год, до 10%. Гиперинфляция стала оборотной стороной «экономического чуда» в период правления военных, когда темпы промышленного роста достигали 11% в год. Но одновременно астрономически выросли внешний долг и социальное расслоение населения. Поэтому когда новый министр сумел за короткий срок повысить покупательную способность большинства бразильцев почти вдвое, его победа на президентских выборах была предрешена. Каковы же основные взгляды нового лидера?

Современную парадигму развития Кардозо понимает как социальный, устойчивый и гуманистически направленный процесс. При этом он рассматривает его на фоне такого нового явления, как глобализация, имеющего как позитивные, так и негативные последствия. Наряду с созданием новых возможностей для повышения конкурентоспособности, роста квалификации рабочей силы, общего прогресса экономики и приращения богатства глобализация создает новую расстановку сил на международной арене. Одни государства получают выгоды от этого процесса, другие же скатываются на позиции маргинализации, которая рассматривается Кардозо двояко: в международном плане многие страны оказываются отброшенными от магистрального пути развития, во внутреннем же - провоцируется рост бедности и безработицы. При этом, подчеркивает он, рост маргинализации и безработицы стал уделом не только развивающихся, но и богатых, развитых и уж тем паче «промежуточных» стран, что влечет такие социально-психологические явления, как разочарование, пессимизм, отчуждение личности от плодов прогресса и общества в целом, продуцируя рост насилия и ксенофобии.

В этих условиях Кардозо ставит вопрос о новой роли государства. Теперь его основная функция - сглаживать отрицательные эффекты глобализации, к которым относятся социальное неравновесие, неустойчивость потоков транснационального капитала, незаконный оборот наркотиков, чрезмерная нагрузка на окружающую среду, миграция и т.д. Вместе с тем одни лишь государственные институты, одни лишь лидеры, хотя они и призваны стать катализаторами процесса перемен и носителями этических ценностей, в которых столь нуждается современная эпоха, не в состоянии продвинуть решение этих проблем. Поэтому дон Фернандо выдвигает концепцию «этики солидарности», суть которой в единых действиях международного масштаба, способных противостоять насилию, отчуждению, голоду и маргинализации, а внутри страны - способствовать достижению большей независимости гражданского общества путем развития образования и усиления социальной ответственности граждан за рост уровня и качества жизни. Здесь, таким образом, мы наблюдаем многие принципы, характерные для европейской «новой социал-демократии».

Итак, государство, по Кардозо, уходя из экономики, но при необходимости вмешательства делая это лучше и эффективнее, должно усилить свои социальные функции. «Бразилия, - заявил он после победы на выборах, - это не слаборазвитая страна. Это - несправедливая страна».

Думаю, этот тезис в полной мере применим и к сегодняшней Украине. Применим к ней, судя по многолетнему топтанию на месте по части «радикальных экономических реформ», и тезис о том, что до завершения цикла смены элит Украина имеет очень слабый шанс вырваться на «оперативный простор» современной цивилизации. Решающую для ускорения таких реформ функцию - отстранение от властных рычагов исторически исчерпавшей себя элиты - в постсоветских странах, в отличие от послевоенных Германии и Японии, ряда постсоциалистических государств Восточной Европы, выполнить оказалось невозможно.

Запад это хорошо понимает и, устами того же Бжезинского, не ждет от Украины каких-то ощутимых сдвигов в направлении современной парадигмы развития ранее чем через десяток лет. Поэтому за все годы независимости международная помощь ей не превысила $7 млрд. и обещано еще $2-3 млрд., тогда как Бразилии для преодоления текущих финансовых затруднений, и в частности для покрытия бюджетного дефицита в 7% ВВП, должны быть предоставлены кредиты на общую сумму около $30 млрд. При этом западные финансовые круги не мог не вдохновить шаг бразильского президента, совершенно немыслимый для постсоветской номенклатуры: в разгар предвыборной кампании тот объявил о намерении проводить в случае его переизбрания политику жесткой экономии, включая девальвацию национальной денежной единицы - реала.

Как и Леонид Кучма, Фернандо Кардозо говорил будущим избирателям, что четыре года - слишком малый срок, чтобы избавиться от груза проблем, десятилетиями накапливавшихся в результате действий прежних поборников изоляционизма и протекционизма. Но, в отличие от украинского президента, бразильский имел в своем активе не одну лишь подавленную инфляцию, и, уж тем более, не за счет лишения реального сектора и значительной части населения «живой копейки». Так что об этике солидарности во внутренней политике нашей власти говорить не приходится, зато во внешней... Здесь мы большие мастера, где нужно и где не нужно предлагать свои услуги, особенно связанные с борьбой против безденежья своих вооруженных сил.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК