МИНИ-ДАВОС В ПУЩЕ ОЗЕРНОЙ

21 февраля, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 8, 21 февраля-28 февраля 1997г.
Отправить
Отправить

В середине февраля в прелестном постноменклатурном уголке отдыха под Киевом прошел международный семинар для украинских журналистов...

В середине февраля в прелестном постноменклатурном уголке отдыха под Киевом прошел международный семинар для украинских журналистов. Организовали и профинансировали его в содружестве с правительством Канады Институт экономического развития Всемирного банка и Международный центр перспективных исследований. Для участия в четырехдневном анализ-шоу «Экономика и бизнес в Украине» были приглашены сливки отечественного истеблишмента и той части зарубежного экономического бомонда, которая так или иначе связала на какое-то время свою карьеру с нашей страной. О том, что из этого вышло, и пойдет речь ниже.

Партийно-парламентский десант

Законодательная ветвь власти с партийной насадкой была представлена на семинаре наиболее полно. Да это и неудивительно: депутаты и партийные лидеры по природе своей публичные политики. В отличие от наших чиновников, которые, за редким исключением, служат живой иллюстрацией чеховского «человека в футляре».

Главное «разделение труда» многочисленных парторганизаций и парламентских фракций происходит сегодня вдоль оси Запад-Восток или, иначе, Европа-Россия. На одном полюсе кучкуются «правые западники», на другом - «левые антизападники», между ними - различные оттенки «центристов». В основе разделения лежит один и тот же факт - отставание Украины от Запада. И если антизападничество - это мучительное ощущение неполноценности при контакте отсталой страны с передовыми и его активное словесное отрицание, то прозападническая реакция основана фактически на признании чужого превосходства, на заимствовании атрибутов, вырванных из своего органического контекста и призванных играть роль «золотого ключика» к западным достижениям.

Крайним антизападником предстала перед собравшимися народный депутат и прогрессивный социалист Наталья Витренко, выглядевшая даже святее бывшего своего «папы римского» - А.Мороза. Ее научная концепция реформирования замерзла на стадии перехода к рыночному социализму, одобренному трудовым коллективом ВС УССР образца 1990 года, а речь пестрела экстремизмами, вроде призыва к национально-освободительной борьбе с «империалистами» из МВФ и Всемирного банка. Так и хотелось прервать пламенный ее спич и спросить: «Наталья Михайловна, вам не нравятся условия предоставления западных кредитов? Тогда почему бы вам не занять их в другом месте? Говорите, у населения на руках порядка 14 млрд. долл.? Но ведь это в среднем 200-250 долл. на душу! Для 15 млн. пенсионеров сие не что иное как деньги на приказавшее долго жить «бесплатное лечение» либо грядущие похороны. Для подавляющей части остальных семей 800-1000 долл. сбережений - заначка на «черный» день. Так что после всех «черных вторников» и «четвергов», после двукратного обмана со стороны государства (второй сотворен с вашей помощью в виде закона о компенсации «социалистических сбережений»), после многочисленных банкротств всевозможных финансовых «депозитариев» все эти миллиарды в ближайшие годы вряд ли воплотятся в инвестиции. Что до заграничных вложений «новых украинцев», то возврата их ждать не приходится до тех пор, пока существует опасность реставрации «реального рыночного социализма».

Один из представителей «средневзвешенных» западников - «первый демократ» Украины Владимир Яворивский - не преминул воспользоваться предоставившейся на семинаре возможностью подискутировать со своим постоянным идейным противником. «Мы боялись шоковой терапии, - заявил он, - а что вышло? Если в первые годы наших реформ поляки вывозили все из Украины, то теперь польские товары заполонили наш рынок».

Спрашивается, а почему славящиеся своей коммерческой жилкой поляки не должны были вывозить то, что стоило намного дешевле среднемировых цен? Кстати, именно тогда проснулись наши первые челноки и повезли в одну сторону местные товары, а в другую - «зелень» для новых трансакций. Когда же цены стали на свои места, оказалось, что Польша и другие «народные демократии» как бы возвращаются в Европу после полувекового перерыва, Украина же, пребывая в составе царской России, а затем ее правопреемницы, не числилась там более трех веков. И потому, хоть стратегическая цель у нас одна, сиюминутные проблемы и ближайшие задачи радикально различны (этому как раз посвятил свое выступление присутствовавший при завязавшемся споре академик Геец).

Наконец, крайняя западническая позиция была представлена политической и социально-экономической доктриной Украинской республиканской партии, розданной участникам семинара ее председателем Богданом Ярошинским. Правда, в ней, как и в выступлении самого г-на председателя, присутствовало одно явное противоречие. С одной стороны, основанная на западных стандартах программа радикальных экономических реформ 1994 года объявлена сугубо декларативным документом, а сегодняшняя стадия развития Украины - административно-командной пародией на рыночные отношения (позже депутат Николай Дудченко остроумно назвал тот же процесс подменой планово-административной экономики кланово-административной). Но с другой, авторы доктрины объявили страдающую тем же недугом Россию потенциальным стратегическим противником, которого, впрочем, тут же перевели в ранг «реального источника угрозы жизненным интересам нашего государства и нации», подлежащего управляемому процессу дезинтеграции.

Заявить это во всеуслышание в отношении государства, из которого импортируется 92% нефти, 80% газа, 100% атомного топлива, объем торговли с которым до сих пор превышает половину внешнеэкономического оборота, а сумма долга - 5 млрд.долл., есть чистой воды популизм. Тем самым лидеры УРП уподобились своим российским «коллегам» типа Лужкова, Жириновского, Лебедя, в погоне за грядущими голосами избирателей поправших экономические, исторические и политические реалии.

Хочу в этой связи обратить внимание антиимпериалистов-западников на все возрастающий поток требований многих украинских промышленников, депутатов и даже чиновников высокого ранга: открыть вместо международных кредитных линий западные товарные рынки. О том же более полугода назад писал в статье «12 приоритетов следующего этапа экономических реформ в Украине» такой маститый экономист, как Андерс Ослунд. Но это значит, что одним из упомянутых приоритетов не может не стать широкое торговое, научное и промышленное сотрудничество между Украиной и Россией.

Аппаратчики

и политики

Тему реформы системы госуправления репрезентовал на семинаре Игорь Колиушко - секретарь комиссии ВР по вопросам правовой политики, парламентский идеолог многострадального закона о Кабмине. Приближается третье чтение, а согласия с Кабмином нет как нет. Так что почти наверняка закон сей ждут вето Президента и Конституционный суд.

В основе противостояния - разное понимание роли министров. Законодательная власть за то, чтобы главы ведомств являлись прежде всего проводниками правительственной политики, исполнительная - за то, чтобы рассматривать их в первую голову как госслужащих. В первом случае имеется четкая грань между аппаратной и политической деятельностью, так что смена министра не приводит к смене аппарата министерства, защищенного таким образом от сиюминутной политической конъюнктуры. Во втором случае эта граница размывается, что весьма устраивает аппаратчиков и тех, кто ими манипулирует сверху.

Аппаратчиков и политиков разнит прежде всего критерий успеха. Для первых карьера самоценна. Они четко следуют заповеди ревизиониста Бернштейна: цель - ничто, движение - все. Их призвание - руководить, а чем - не столь важно. Это ни в коей мере не уничижительная характеристика, а констатация наличия на рынке труда такой профессии. И чем более высокую ступеньку в общественной иерархии занимает аппаратчик, тем более высокой квалификацией в своем деле он обладает.

Но данное утверждение справедливо лишь до определенного карьерного предела, коим как раз и служит пост министра или равноценный ему в иерархии исполнительной власти. Поэтому прекрасный аппаратчик В.Дурдинец в соответствии с законом Паркинсона поднялся на одну или даже две лишних карьерных ступеньки. Другой ярко выраженный аппаратчик В.Пустовойтенко пока на своем месте: пост его хоть и назван министерским, фактически соответствует заворготделом.

У политиков другие критерии успеха. Они, понятное дело, не лишены карьерных амбиций, однако их интересует значимый творческий труд, получающий признание специалистов и вызывающий ненависть неучей с дипломами. Отсюда более высокие риски при перемещениях на рынке труда и соответственно более рваный ритм карьеры. Типичные представитетели этой разновидности руководящей элиты - В.Пинзеник и В.Ющенко.

Однако следует помнить, что в переходную эпоху политика не может не господствовать над экономикой и точно так же аппаратчики не могут не господствовать над профессиональными экономистами. Эта ситуация усугубляется тем, что из-за целого комплекса причин министерства покидают многие аппаратчики-профессионалы. В этой связи мой совет всем, кто причастен к принятию пакета законов о госуправлении: господа, перестаньте его «вылизывать» в угоду тем или иным интересам! Ведь переходное общество может жить только по переходным законам. Это в полной мере касается и принятой Конституции - пример России доказывает, что мы имеем дело не более чем с временной инструкцией совместного проживания в спальных, купейных и общих вагонах до момента прибытия поезда на конечный пункт.

Финансисты

Эта часть как отечественного, так и зарубежного истеблишмента, честно говоря, произвела не очень яркое впечатление. И прежде всего потому, что посетившие семинар представители финансовой элиты не сочли необходимым специально подготовиться к данному мероприятию и ограничились многократно изложенными на разных общественных подмостках, включая СМИ, «плодами раздумья», если пользоваться терминологией г-на Пруткова.

Так, президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко в который раз перечел пресс-релиз АУБ по результатам минувшего года. Советник председателя Нацбанка Виктор Лисицкий в очередной раз обрушился на преступных «красных директоров», искусственно раскрутивших кризис неплатежей. И даже один из самых эрудированных, на мой взгляд, отечественных банкиров - первый вице-президент Украинской финансовой группы Александр Шаров - ограничился своими хорошо известными принципами освещения в прессе финансовой тематики.

Дефицит аналитики пытался восполнить представитель МВФ в Украине Алекс Сундаков, справедливо отметивший засилье в местной экономической прессе цифровых данных без мало-мальски серьезных попыток их углубленного комментирования. Однако изложив краткую теорию классического монетаризма, он так и не решился применить свой интеллектуальный потенциал к сегодняшним украинским реалиям. В этом плане хоть и достаточно скромный, но все же анализ инвестиционного климата в Украине и принципов его сочетания с западной практикой мы услышали от главы представительства в Украине Европейского банка реконструкции и развития Ярослава Кинаха (по происхождению украинца из первой послевоенной волны эмиграции).

Венцом финансовой части программы семинара стало посещение Национального банка. Началось оно со знакомства с музеем истории банковского дела в Украине и совсем юным музеем драгоценностей. Первое, что вспомнилось, едва экскурсовод отечественного Гохрана начала свой рассказ, были слова из знаменитой песни Владимира Высоцкого: «Как хорошо, что бдительнее стали, - таможня ищет ценный капитал». Да, львиная часть коллекции - таможенные изъятия, результат того, что «мы все-таки мудреем год от года, распятья нам самим теперь нужны». Уйдя из Советского Союза без выходного пособия, не имея золотодобывающей промышленности, испытывая огромные финансовые затруднения, у нас собственно и не оставалось иного пути сбора драгметаллов и изделий из них. Поэтому нужно низко поклониться работникам музея, в крайне неблагоприятных условиях формирующих не просто золотое обеспечение национальной валюты, но художественную коллекцию.

Но, естественно, главным «блюдом» финансового пиршества был Виктор Андреевич Ющенко. Он предстал перед журналистской публикой в прекрасном настроении - видимо, после переизбрания на должность главы центрального денежного ведомства. Постоянные отлучки на телефонные переговоры с Президентом и другими весьма важными особами лишь подчеркивали неординарность момента. Ну, а такая деталь, как блокнот размером с небольшой экран, на котором В.А. изящными пассами фломастера рисовал формулы и схемы экономической ситуации в стране, окончательно убедила присутствующих: на все сто прав был старик Шекспир, когда сравнивал наш мир с театром, а людей с актерами. В данном случае перед нами выступал, безусловно, высокоталантливый актер с изрядным запасом харизматического пороха. Что же касается его экономических взглядов, то я специально на них не останавливаюсь, ибо, надеюсь, что председатель правления Нацбанка выполнит свое обещание дать на сей счет развернутое интервью.

Предприниматели

Наиболее бедно представленным в количественном отношении оказался именно данный элитарный сегмент. По существу он ограничивался президентом компании «Global Ukraine» по предоставлению услуг системы «Internet» Юрием Коржем со товарищи. А вот звезды газового рынка Юлия Тимошенко и Евгений Сухин, как нам объявили, оказались не готовы к участию в журналистском форуме.

Должен признаться, я с огромным интересом слежу за публичными выступлениями наших молодых предпринимателей и очень часто получаю истинное наслаждение от их нестандартного, незакомплексованного, то бишь деполитизированного мышления. Особенно это относится к гражданам Украины - руководителям местных филиалов крупных зарубежных фирм. Здесь нужно отдать должное иностранным менеджерам: они свои кадры умеют подбирать блестяще и по сути сманили большую часть нашего бизнес-интеллекта. В меньшей степени это относится к менеджменту представительств официальных зарубежных учреждений - все-таки когда не имеешь дела непосредственно с крупной прибылью, кадровые параметры не столь критичны. Во всяком случае, именно в описанных кругах, мне кажется, находится банк будущих украинских лидеров или, по меньшей мере, их ближайших советников.

Некоторое представление о нарождающемся промышленном бизнесе участники семинара получили при посещении лидера пивоваренного дела в Украине - закрытого АО «Оболонь». Несмотря на впечатляющие успехи последних лет (объем производства увеличился почти в три раза, завоевана треть украинского пивного рынка, а экспорт охватил уже три континента - Европу, Азию и Америку), именно закрытый характер общества вызывает целый ряд вопросов. К сожалению, насколько хозяева были щедры по части дегустации, настолько же они были скупы в деловой информации. И хотя автор вполне оценил высокое качество темного оболонского пива, для него так и остался затемненным ответ на вопрос, с чем же мы имеем дело: отечественной вариацией американской программы ESOP (План введения собственности работников) на базе аренды с выкупом или закрытым полуноменклатурным клубом, не желающим делиться доходами с потенциальными внешними инвесторами.

Масс-медиа

Подлинным мозгом и мотором семинара был, вне всякого сомнения, представитель Института экономического развития и бывший корреспондент газеты «Уолл-Стрит Джорнэл» Марк Нельсон. Как и его знаменитый британский однофамилец, он умело вел по курсу наш журналистский корабль, искусно обходя рифы в виде неявок и опозданий тех или иных приглашенных учителей политико-экономических танцев.

Помимо М.Нельсона, зарубежную журналистику представляли редактор экономического отдела ведущей польской газеты «Жеч Посполита» Галина Бинчак и бывший редактор и издатель словацкого журнала «Тренд» Татьяна Репкова. Наиболее интересны для украинской прессы, с моей точки зрения, следующие принципы функционирования иностранной периодики:

- четкое разделение редакционной и коммерческой деятельности издания, где политик, как и любой рекламодатель, может купить место в газете, но его материал будет подан именно как рекламный; где практикуется продажа постоянных колонок и даже целых полос государству или крупным частным фирмам; где на рекламные темы пишут преимущественно специальные журналисты, чьи гонорары примерно на треть выше, чем у «обычных» кореспондентов, но зато вес в политическом и деловом мире намного ниже.

- госмонополия на распространение периодики заменена частной дистрибьюторской сетью, ибо в противном случае говорить о самоокупаемости и даже независимости изданий бессмысленно.

Если кратко суммировать перечисленные принципы, то в украинских масс-медиа, как, впрочем, и в остальных сферах общественной жизни, не произошло, выражаясь эзоповым языком, «отделения церкви от государства». Лишним подтверждением этого факта послужили массовый десант журналисткой братии на территорию Пущи Озерной, когда в последний день семинара, когда должна была обсуждаться тема «Анализ и перспективы развития ТЭК в Украине», и всеобщее разочарование, когда среди прибывших гостей не оказалось Ю.Тимошенко и Е.Сухина (на подмену министра энергетики его замом мало кто посетовал).

Невольно задаешься вопросом: с чем связан постоянный ажиотаж в отечественных СМИ вокруг газоэнергетических проблем? С их критическим значением для Украины? С большими деньгами, которые крутятся вокруг этой отрасли? Не отвергая оба предположения, думаю все же, что главную роль играет здесь опять-таки переходный характер нашего общества. В отсутствии развитого светского тусования приходится компенсировать его маневрами энергетических львов и львиц.

Вместо выводов и предложений

Коль речь идет о мини-Давосе, где главными героями являются, как известно, представители национальных элит, обратимся к одному пока мало изученному у нас феномену «бразильского чуда», начало которому положили результаты президентских выборов 1994 года. Суть феномена заключается в том, что приход к власти известного экономиста и социолога, автора теории модернизации неоднородного общества Фернандо Энрике Кордозо стал своеобразным Рубиконом тридцатилетнего цикла смены элит. Начавшие глубокие преобразования в Бразилии демократы-шестидесятники, будучи в течение 20 лет сменены военными и высшей бюрократией, трансформировались за это время в меритократию, т.е. «олигархию знания». Многочисленные же политико-экономические потрясения предыдущих десятилетий в конце концов убедили бразильцев: пора выбрать себе руководителей как с безупречной репутацией, так и способных на основе глубоких профессиональных знаний предложить народу системную концепцию модернизации.

Как читатель, очевидно, догадался, автор пытается найти некие аналогии с отечественной действительностью. То бишь есть ли какие-либо зачатки движения украинского истеблишмента в сторону меритократии?

Любая смена политического режима - будь то революционная или эволюционная - сопровождается сменой правящей элиты. Поэтому едва в Украине схлынула волна эйфории по поводу краха тоталитарной империи и развеялись надежды на волшебные способности национал-демократии, стало очевидным: нерв политической борьбы переместился в коридоры власти.

И здесь выяснилось: хотя в Украине уже нет партийной монополии, существует некое подобие частной собственности, есть даже зачатки политической демократии в виде разделения властей, независимой печати и нешуточной борьбы в парламенте разных партфракций, нет в ней главного - независимой от власти элиты, обладающей стратегическими целями и соизмеримой с этими целями волей. Причем волей, предполагающей способность жертвовать сиюминутной выгодой даже не ради высоких идеалов, но ради реализации своих же крупных замыслов.

Вместо всего этого мы наблюдаем лакейский рефлекс, замешанный на синдроме успеха. Как цветок тянется к солнцу, так высокопоставленный наш лакей инстинктивно желает постоянно купаться в лучах успеха. Ради этого он готов всякий раз перестраиваться, преобразуя в считанные недели каждую молекулу своего существа под лидирующую тенденцию. Сегодня «в законе» монетаризм? Значит, ударим по кризису минимумом дефицита бюджета, денежной базы и налогов. Завтра на повестке дня институционализм? О'кэй, начинаем дружненько структурно перестраиваться. Послезавтра все на борьбу с коррупцией? Внимание, господа: все как один готовимся выносить из кабинетов компьютеры и заносить умывальники с мылом и полотенцем для «чистых рук».

Одним словом, с «украинским чудом» придется подождать. Сколько? Бразильский прецендент дает такой ответ: пока отечественный истеблишмент с интеллектуальной и профессиональной точки зрения не превратится в филиал мировой элиты.

Но данное утверждение справедливо лишь до определенного карьерного предела, коим как раз и служит пост министра или равноценный ему в иерархии исполнительной власти. Поэтому прекрасный аппаратчик В.Дурдинец в соответствии с законом Паркинсона поднялся на одну или даже две лишних карьерных ступеньки. Другой ярко выраженный аппаратчик В.Пустовойтенко пока на своем месте: пост его хоть и назван министерским, фактически соответствует заворготделом.

У политиков другие критерии успеха. Они, понятное дело, не лишены карьерных амбиций, однако их интересует значимый творческий труд, получающий признание специалистов и вызывающий ненависть неучей с дипломами. Отсюда более высокие риски при перемещениях на рынке труда и соответственно более рваный ритм карьеры. Типичные представитетели этой разновидности руководящей элиты - В.Пинзеник и В.Ющенко.

Однако следует помнить, что в переходную эпоху политика не может не господствовать над экономикой и точно так же аппаратчики не могут не господствовать над профессиональными экономистами. Эта ситуация усугубляется тем, что из-за целого комплекса причин министерства покидают многие аппаратчики-профессионалы. В этой связи мой совет всем, кто причастен к принятию пакета законов о госуправлении: господа, перестаньте его «вылизывать» в угоду тем или иным интересам! Ведь переходное общество может жить только по переходным законам. Это в полной мере касается и принятой Конституции - пример России доказывает, что мы имеем дело не более чем с временной инструкцией совместного проживания в спальных, купейных и общих вагонах до момента прибытия поезда на конечный пункт.

Финансисты

Эта часть как отечественного, так и зарубежного истеблишмента, честно говоря, произвела не очень яркое впечатление. И прежде всего потому, что посетившие семинар представители финансовой элиты не сочли необходимым специально подготовиться к данному мероприятию и ограничились многократно изложенными на разных общественных подмостках, включая СМИ, «плодами раздумья», если пользоваться терминологией г-на Пруткова.

Так, президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко в который раз перечел пресс-релиз АУБ по результатам минувшего года. Советник председателя Нацбанка Виктор Лисицкий в очередной раз обрушился на преступных «красных директоров», искусственно раскрутивших кризис неплатежей. И даже один из самых эрудированных, на мой взгляд, отечественных банкиров - первый вице-президент Украинской финансовой группы Александр Шаров - ограничился своими хорошо известными принципами освещения в прессе финансовой тематики.

Дефицит аналитики пытался восполнить представитель МВФ в Украине Алекс Сундаков, справедливо отметивший засилье в местной экономической прессе цифровых данных без мало-мальски серьезных попыток их углубленного комментирования. Однако изложив краткую теорию классического монетаризма, он так и не решился применить свой интеллектуальный потенциал к сегодняшним украинским реалиям. В этом плане хоть и достаточно скромный, но все же анализ инвестиционного климата в Украине и принципов его сочетания с западной практикой мы услышали от главы представительства в Украине Европейского банка реконструкции и развития Ярослава Кинаха (по происхождению украинца из первой послевоенной волны эмиграции).

Венцом финансовой части программы семинара стало посещение Национального банка. Началось оно со знакомства с музеем истории банковского дела в Украине и совсем юным музеем драгоценностей. Первое, что вспомнилось, едва экскурсовод отечественного Гохрана начала свой рассказ, были слова из знаменитой песни Владимира Высоцкого: «Как хорошо, что бдительнее стали, - таможня ищет ценный капитал». Да, львиная часть коллекции - таможенные изъятия, результат того, что «мы все-таки мудреем год от года, распятья нам самим теперь нужны». Уйдя из Советского Союза без выходного пособия, не имея золотодобывающей промышленности, испытывая огромные финансовые затруднения, у нас собственно и не оставалось иного пути сбора драгметаллов и изделий из них. Поэтому нужно низко поклониться работникам музея, в крайне неблагоприятных условиях формирующих не просто золотое обеспечение национальной валюты, но художественную коллекцию.

Но, естественно, главным «блюдом» финансового пиршества был Виктор Андреевич Ющенко. Он предстал перед журналистской публикой в прекрасном настроении - видимо, после переизбрания на должность главы центрального денежного ведомства. Постоянные отлучки на телефонные переговоры с Президентом и другими весьма важными особами лишь подчеркивали неординарность момента. Ну а такая деталь, как блокнот размером с небольшой экран, на котором В.А. изящными пассами фломастера рисовал формулы и схемы экономической ситуации в стране, окончательно убедила присутствующих: на все сто прав был старик Шекспир, когда сравнивал наш мир с театром, а людей с актерами. В данном случае перед нами выступал, безусловно, высокоталантливый актер с изрядным запасом харизматического пороха. Что же касается его экономических взглядов, то я специально на них не останавливаюсь, ибо, надеюсь, что председатель правления Нацбанка выполнит свое обещание дать на сей счет развернутое интервью.

Предприниматели

Наиболее бедно представленным в количественном отношении оказался именно данный элитарный сегмент. По существу он ограничивался президентом компании «Global Ukraine» по предоставлению услуг системы «Internet» Юрием Коржем со товарищи. А вот звезды газового рынка Юлия Тимошенко и Евгений Сухин, как нам объявили, оказались не готовы к участию в журналистском форуме.

Должен признаться, я с огромным интересом слежу за публичными выступлениями наших молодых предпринимателей и очень часто получаю истинное наслаждение от их нестандартного, незакомплексованного, то бишь деполитизированного мышления. Особенно это относится к гражданам Украины - руководителям местных филиалов крупных зарубежных фирм. Здесь нужно отдать должное иностранным менеджерам: они свои кадры умеют подбирать блестяще и по сути сманили большую часть нашего бизнес-интеллекта. В меньшей степени это относится к менеджменту представительств официальных зарубежных учреждений - все-таки когда не имеешь дела непосредственно с крупной прибылью, кадровые параметры не столь критичны. Во всяком случае, именно в описанных кругах, мне кажется, находится банк будущих украинских лидеров или, по меньшей мере, их ближайших советников.

Некоторое представление о нарождающемся промышленном бизнесе участники семинара получили при посещении лидера пивоваренного дела в Украине - закрытого АО «Оболонь». Несмотря на впечатляющие успехи последних лет (объем производства увеличился почти в три раза, завоевана треть украинского пивного рынка, а экспорт охватил уже три континента - Европу, Азию и Америку), именно закрытый характер общества вызывает целый ряд вопросов. К сожалению, насколько хозяева были щедры по части дегустации, настолько же они были скупы в деловой информации. И хотя автор вполне оценил высокое качество темного оболонского пива, для него так и остался затемненным ответ на вопрос, с чем же мы имеем дело: отечественной вариацией американской программы ESOP (План введения собственности работников) на базе аренды с выкупом или закрытым полуноменклатурным клубом, не желающим делиться доходами с потенциальными внешними инвесторами.

Масс-медиа

Подлинным мозгом и мотором семинара был, вне всякого сомнения, представитель Института экономического развития и бывший корреспондент газеты «Уолл-Стрит Джорнэл» Марк Нельсон. Как и его знаменитый британский однофамилец, он умело вел по курсу наш журналистский корабль, искусно обходя рифы в виде неявок и опозданий тех или иных приглашенных учителей политико-экономических танцев.

Помимо М.Нельсона, зарубежную журналистику представляли редактор экономического отдела ведущей польской газеты «Жеч Посполита» Галина Бинчак и бывший редактор и издатель словацкого журнала «Тренд» Татьяна Репкова. Наиболее интересны для украинской прессы, с моей точки зрения, следующие принципы функционирования иностранной периодики:

- четкое разделение редакционной и коммерческой деятельности издания, где политик, как и любой рекламодатель, может купить место в газете, но его материал будет подан именно как рекламный; где практикуется продажа постоянных колонок и даже целых полос государству или крупным частным фирмам; где на рекламные темы пишут преимущественно специальные журналисты, чьи гонорары примерно на треть выше, чем у «обычных» корреспондентов, но зато вес в политическом и деловом мире намного ниже;

- госмонополия на распространение периодики заменена частной дистрибьюторской сетью, ибо в противном случае говорить о самоокупаемости и даже независимости изданий бессмысленно.

Если кратко суммировать перечисленные принципы, то в украинских масс-медиа, как, впрочем, и в остальных сферах общественной жизни, не произошло, выражаясь эзоповым языком, «отделения церкви от государства». Лишним подтверждением этого факта послужили массовый десант журналистской братии на территорию Пущи Озерной в последний день семинара, когда должна была обсуждаться тема «Анализ и перспективы развития ТЭК в Украине», и всеобщее разочарование, когда среди прибывших гостей не оказалось Ю.Тимошенко и Е.Сухина (на подмену министра энергетики его замом мало кто посетовал).

Невольно задаешься вопросом: с чем связан постоянный ажиотаж в отечественных СМИ вокруг газоэнергетических проблем? С их критическим значением для Украины? С большими деньгами, которые крутятся вокруг этой отрасли? Не отвергая оба предположения, думаю все же, что главную роль играет здесь опять-таки переходный характер нашего общества. В отсутствие развитого светского тусования приходится компенсировать его маневрами энергетических львов и львиц.

Вместо выводов и предложений

Коль речь идет о мини-Давосе, где главными героями являются, как известно, представители национальных элит, обратимся к одному пока мало изученному у нас феномену «бразильского чуда», начало которому положили результаты президентских выборов 1994 года. Суть феномена заключается в том, что приход к власти известного экономиста и социолога, автора теории модернизации неоднородного общества Фернандо Энрике Кордозо стал своеобразным Рубиконом тридцатилетнего цикла смены элит. Начавшие глубокие преобразования в Бразилии демократы-шестидесятники, будучи в течение 20 лет сменены военными и высшей бюрократией, трансформировались за это время в меритократию, т.е. «олигархию знания». Многочисленные же политико-экономические потрясения предыдущих десятилетий в конце концов убедили бразильцев: пора выбрать себе руководителей как с безупречной репутацией, так и способных на основе глубоких профессиональных знаний предложить народу системную концепцию модернизации.

Как читатель, очевидно, догадался, автор пытается найти некие аналогии с отечественной действительностью. То бишь есть ли какие-либо зачатки движения украинского истеблишмента в сторону меритократии?

Любая смена политического режима - будь то революционная или эволюционная - сопровождается сменой правящей элиты. Поэтому едва в Украине схлынула волна эйфории по поводу краха тоталитарной империи и развеялись надежды на волшебные способности национал-демократии, стало очевидным: нерв политической борьбы переместился в коридоры власти.

И здесь выяснилось: хотя в Украине уже нет партийной монополии, существует некое подобие частной собственности, есть даже зачатки политической демократии в виде разделения властей, независимой печати и нешуточной борьбы в парламенте разных партфракций, нет в ней главного - независимой от власти элиты, обладающей стратегическими целями и соизмеримой с этими целями волей. Причем волей, предполагающей способность жертвовать сиюминутной выгодой даже не ради высоких идеалов, но ради реализации своих же крупных замыслов.

Вместо всего этого мы наблюдаем лакейский рефлекс, замешанный на синдроме успеха. Как цветок тянется к солнцу, так высокопоставленный наш лакей инстинктивно желает постоянно купаться в лучах успеха. Ради этого он готов всякий раз перестраиваться, преобразуя в считанные недели каждую молекулу своего существа под лидирующую тенденцию. Сегодня «в законе» монетаризм? Значит, ударим по кризису минимумом дефицита бюджета, денежной базы и налогов. Завтра на повестке дня институционализм? О'кэй, начинаем дружненько структурно перестраиваться. Послезавтра все на борьбу с коррупцией? Внимание, господа: все как один готовимся выносить из кабинетов компьютеры и заносить умывальники с мылом и полотенцем для «чистых рук».

Одним словом, с «украинским чудом» придется подождать. Сколько? Бразильский прецендент дает такой ответ: пока отечественный истеблишмент с интеллектуальной и профессиональной точки зрения не превратится в филиал мировой элиты.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК