«КРИВОРОЖСТАЛЬ»: «ШАНТРАПА» В ЭТАЛОННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМ ИНТЕРЬЕРЕ

11 июня, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 23, 11 июня-18 июня 2004г.
Отправить
Отправить

Приватизация комбината «Криворожсталь» стала своеобразным подведением экономических итогов двенадцатилетней эпохи Леонида Кучмы...

Приватизация комбината «Криворожсталь» стала своеобразным подведением экономических итогов двенадцатилетней эпохи Леонида Кучмы. Начав свой политический путь как пламенный борец «с жирными котами», Леонид Данилович завершает его под знаком конкурса «на семейном подряде».

О том, что конкурс будет «под «Интерпайп», не писал за прошедший год только ленивый. Об этом свидетельствовали и стремительный выброс предприятия на приватизацию, и добрые традиции, сложившиеся на постсоветском пространстве, когда на память, кроме всенародной любви, стараются прихватить и нечто более материальное — по принципу «не себе, так внукам».

Для страны с переходной экономикой в происходящем вокруг «Криворожстали» нет ничего необычного. Так что заявления о том, что приватизация комбината произведет на кого-то неизгладимое впечатление, несколько преувеличены. К своему имиджу мы практически ничего не добавили: продажа —далеко не самая грязная в истории украинской приватизации и уж тем более — в мире. В конце концов, все идет спокойно, стрельбы не ожидается. А стартовая цена, за которую Виктору Михайловичу и Ринату Леонидовичу собираются уступить объект, в несколько раз превосходит все поступления от продажи украинских металлургических активов, вместе взятых.

И на фоне трейдеров, «крышевавших» «Криворожсталь» в конце 90-х годов, Пинчук с Ахметовым смотрятся очень прилично. По крайней мере, персонал стал регулярно получать зарплату. Обвинять же их в том, что бюджет может получить за предприятие раза в два больше, было бы странно — какой бизнесмен хочет переплачивать?

Претензии логичнее предъявлять исключительно к родному правительству и в не меньшей степени к обществу. В конце концов, каждый народ имеет примерно те правила игры, с которыми согласен.

Приватизацию по криворожсталевскому сценарию в той же Польше провести уже сложно — ответственные чиновники со свистом вылетают из своих кресел. Это уже Европа. А вот, скажем, в башкирском нефтехимическом комплексе в прошлом году сработал и более крутой сценарий — целый ряд предприятий отрасли почти без денег вывели из госсобственности. И тоже под выборы. Кто-нибудь о санкциях для свежепереизбранного президента Муртазы Рахимова слышал? А это уже российско-постсоветская Азия. Ну а мы где-то посередине. Честное слово, бывает и много хуже.

В конце концов, наших чиновников, а уж тем более нардепов никто не обязывал с таким энтузиазмом «ложиться» ни под Пинчука, ни под Ахметова. Рекомендовать — да, рекомендовали, но худшее, что угрожало несогласным, — это либо увольнение (и то не всегда), либо, для депутатов, — очередной внеплановый визит налоговой на дружественные предприятия. А ведь поди ж ты, создалось впечатление, что для страны главное — вовремя, до ноября продать все и вся… От избытка усердия набивали на лбу шишки.

Ну, с Министерством промышленной политики все более-менее понятно: если в декабре назначенный Александр Неустроев провалит приватизацию «Криворожстали», то не выполнит свою миссию и пойдет против воли людей, доверивших ему министерский пост.

И все-таки — кто заставлял Минпромполитики, Днепропетровскую облгосадминистрацию, ФГИ и прочих писать условия конкурса даже без намека на гарантии трудовому коллективу? Особенно когда уровень зарплаты на лучшем в стране комбинате (около 200 долл.) и так вдвое ниже, чем у российских, и почти втрое — чем у китайских коллег. Почему единственной внятной «отмазкой» для обоснования привилегий отечественному бизнесу была «патриотическая»?

В итоге возникла достаточно дурацкая коллизия, когда на комбинате собирали подписи работников под трогательным письмом (и набрали более 30 тыс.) —дескать, хотим только отечественного инвестора! При этом все прекрасно знали об идущей полным ходом на совсем не далекой «Азовстали» «оптимизации» персонала, в ходе которой с предприятием уже распрощались свыше четырех тысяч человек (15%). Аналогичное «упорядочивание штатов» для Кривого Рога выливалось в десятитысячное сокращение. По иронии судьбы, сами подписанты в разряд патриотов (о которых стоит позаботиться) не попадали, а направлявшее сей процесс руководство еще полгода назад публично заявляло о нецелесообразности приватизации комбината как таковой.

Впрочем, не исключено, что мы имеем дело со стихийной народной инициативой. Так и видятся неизвестные патриоты, по ночам собирающие подписи под петицией. Интересно, насколько патриотичен почти эксклюзивный трейдер комбината — швейцарская Leman Commodities? Может, в свете защиты национального бизнеса ей тоже следует перерегистрироваться в Донецке, ближе к Ботаническому саду.

Эти издержки приходится исправлять по ходу конкурса. Теперь в требования к инвестору внесут и программу занятости рабочих…

Кстати, «социализацию» приватизации оппозиция может смело занести себе в актив — шум в парламенте хоть на что-то повлиял. Хотя, откровенно говоря, даже после внесения подобных коррективов забастовок и прочих протестных акций в Кривом Роге не случилось бы. Украина — не Польша и не Венгрия. Это там позиция профсоюзов на что-то реально влияет. Наши профбоссы, при определенной доле обработки, подпишут что угодно — осенью прошлого года они единогласно обращались к Президенту с просьбой остановить приватизацию вообще. Сейчас максимум, на что они способны, — это промолчать. В чем, кстати, и убедился Александр Мороз, прибывший в Кривбасс для организации поддержки «всенародного сопротивления».

Сопротивление топ-менеджмента уже подавлено, и теперь ему остается только выступать с верноподданическими заявлениями. Из которых, к сожалению, следует, что никаких дополнительных финансовых вливаний от инвестора не ждут. Выяснилось даже, что комбинат просто неприятно поражен нынешними ценами на металл. Уж больно высоки, а значит, потенциально нестабильны. Интересно, что год назад, когда цены были ниже и составлялась программа развития КГМК «Криворожсталь», перспективы виделись вполне устойчивыми. Хотя с этой бедой — потенциальным переизбытком денег — предприятию помогут. Условиями конкурса предусматривается «безубыточная работа». При прошлогодних 30% рентабельности (и это при том, что и трейдерам «что-то» перепало, а именно — по 100 долл. с тонны...) — просто непосильная задача для инвестора.

Противостояние планам приватизации исходило из-за пределов Кривого Рога. Парламентская оппозиция предприняла несколько попыток законодательно блокировать продажу комбината. Однако получить необходимое большинство таки не смогла — что тоже прогнозировалось.

Попытки блокировать приватизацию по суду лишний раз подтвердили старую байку об отношениях законодательства и дышла. При подготовке конкурса льготную подписку (7% акций) для работников перенесли на потом — от греха подальше. Так что традиционная схема блокировки конкурса — с жалобой мелкого акционера — исключалась.

Однако несколько исков о приостановке приватизации были поданы в суды Киева, Житомира и Черкасс. В частности, председатель специальной контрольной комиссии ВР по вопросам приватизации Валентина Семенюк обжаловала действия ГКЦБФР и ФГИ по корпоратизации и приватизации ОАО «Криворожсталь». Голосеевский суд в г. Киеве даже принял жалобу к рассмотрению, что, по идее, приостанавливало конкурс. Ответная реакция была мгновенной: дело сразу перенесли из Голосеевского райсуда в Печерский, где оно тут же было закрыто. Чего, в общем-то, г-жа Семенюк и ожидала, еще до решения Печерского суда заявив, «что хочет предупредить председателя Верховного суда Украины: если это произойдет, то встанет вопрос о квалификации и судей, и, естественно, я буду выходить на другие судебные инстанции».

Откровенно говоря, учитывая, что дело это далеко не первое и о печерских судьях на фондовом рынке давно ходят легенды, эта угроза их вряд ли серьезно огорчит. Повод для иска председателя комиссии притянут за уши, и в данном случае интерес представляет разве что быстрота реакции судей. Месяцем раньше тот же Печерский суд по иску мелкого акционера приостановил другой объявленный ФГИ конкурс — по «Павлоградуглю». Причем претенденты на приватизацию угольной компании дивным образом совпадают с фаворитами в гонке за «Криворожсталь». С тех пор «угольное дело» в суде и зависло. Существует даже такое немотивированное мнение, что «висеть» оно будет до тех пор, пока далеко за пределами суда не договорятся об источниках средств для приватизации. Но когда надо, можно включить и иную скорость...

Поэтому сомнительно, что тактика забрасывания исками сработает. Для проведения конкурса всего-то и нужно, чтобы конкурсной комиссии пару часов не было известно о каких-либо действующих судебных запретах. Надо думать, судебная власть Украины такой подвиг для столь уважаемых людей обеспечит. На худой конец, можно будет принять пару решений, обязывающих ФГИ провести продажу «Криворожстали». И Фонд их с удовольствием выполнит.

В принципе, все вышеперечисленное — довольно таки типовой, почти эталонный сценарий крупного конкурса по приватизации перспективного объекта в Украине. В ближайшее время с высокой долей вероятности подобное развитие событий мы увидим и по «Укртелекому», и по Одесскому припортовому заводу.

А теперь — об изюминках процесса.

В конкурсе по «Криворожстали» одной из них стал наплыв совершенно реальных иностранных претендентов. Вообще-то появление покупателей из-за рубежа можно причислить к издержкам демократии: действующее в Украине законодательство запрещает проводить совсем уж закрытые конкурсы, а протащить через парламент спецконкурс по типу укррудпромовского достаточно сложно. В итоге пришлось делать пародию на открытый конкурс, через который всякие «басурмане и прочие шведы» не могли бы пройти даже теоретически. Как уже не раз отмечало «ЗН», украинский кокс, производство миллиона тонн которого и является обязательным условием по конкурсу, производят исключительно отечественные бизнес-группы.

Иностранцев, в общем-то, предупреждали, что за этим праздником украинской жизни им лучше понаблюдать издали. Для особо непонятливых председатель ФГИ Михаил Чечетов разъяснял, что дополнительные условия конкурса призваны отсечь от участия в нем компании, не заинтересованные в развитии комбината: «Мы никогда не допустим, чтобы на «Криворожсталь» пришли прохиндеи и шарлатаны». К сожалению, в тот момент, когда он произносил эту фразу, уже было очевидно, что «сомнительных личностей» на конкурсе будет больше, чем нужно. Во всяком случае, их достаточно для международного скандала. Не ясна только степень его интенсивности.

Еще зимой о своей готовности поучаствовать в покупке «Криворожстали» заявила индийская Tata Steel. Тогда же стал формироваться и приватизационный альянс череповецкой «Северстали» (владелец Алексей Мордашов) и крупнейшего в мире металлургического концерна Arcelor (42,8 млн. тонн стали).

Последний, правда, заявил, что не подавал заявку на участие в конкурсе на покупку акций, так как у него не было достаточно времени для проведения оценки предприятия. Как сообщило международное агентство Bloomberg, «компания может в дальнейшем присоединиться к российской «Северстали», уже подавшей заявку на приватизационный конкурс, в качестве младшего партнера — в случае ее успеха».

«Северсталь», ведущий партнер в данном проекте, на этой неделе заявила, что за криворожский комбинат готова заплатить на 67% больше стартовой цены — 1200 млн. долл.

Май порадовал заявлениями о готовности потягаться за украинский объект LNM Group (Лакшми Миттал) с 31,1 млн. тонн выплавки в альянсе с американской US Steel (17,9 млн. тонн выплавки; компания согласна на меньший пакет).

Но популярное представление о набитых «зеленью» «буржуинах», ничего не смыслящих в украинских реалиях, — очень сильное преувеличение. Мировой бизнес — вещь крайне жесткая, драться за свою долю рынка умеют все. Как работать в странах с пониженной инвестиционной привлекательностью и повышенным уровнем коррумпированности, тоже никого учить не надо.

Конечно, времена, когда для улучшения понятливости аборигенов в процессе торгов к берегу подгоняли канонерку и некоторое время лупили по берегу из пушек, уже прошли. Или, учитывая Ирак и Тузлу, почти прошли. Сейчас в ходу разнообразные и деликатные варианты: те же международные суды, отеческое внимание к движению средств на ряде оффшорных счетов с возможной их блокировкой, квоты на трубы и прочие маленькие, но столь любимые юристами тонкости.

Тем не менее лозунг «наших бьют» в мире капитала все понимают без перевода. Так надо ли злить людей без нужды? Точнее говоря, необходимость, в общем-то, есть — вот только не факт, что государственная.

Вот стоило лишь засветиться US Steel, как американский посол Джон Хербст немедленно высказал обеспокоенность условиями конкурса. И правильно, он за это деньги американских налогоплательщиков получает. Российские официальные лица, правда, заявили, что конкурс — это внутреннее дело Украины. Но ведь формально и повода вмешиваться пока не было: Путин с Януковичем в бильярд поиграл до четырех часов утра и теперь ждет, как кандидат от власти себя поведет...

Что до бизнесменов из РФ, то наши русские друзья прошли в 90-х такую школу жизни, что Киев и Донецк просто отдыхают. Кстати, если представителям команды Олега Дубины (занимающим сейчас на комбинате руководящие посты и тоже имеющим свои виды на приватизацию) предоставят выбирать между Ахметовым и Мордашовым, то окажется, что Алексея Александровича любят слабее.

По поводу LNM Group еще есть вопросы. Эта британо-нидерландско-антильская компания известна своим конфликтом с ИСД по приватизации в Польше и неплохими контактами с Виктором Пинчуком. В настоящий момент ведутся переговоры о возможном финансировании LNM покупки «Павлоградугля» (благо, чисто случайно возникающие судебные иски дают необходимое время). При посредничестве Пинчука глава группы LNM Лакшми Миттал дважды встречался с Леонидом Кучмой по вопросу продажи контрольного пакета Криворожского горнообогатительного комбината окисленных руд и еще до окончания срока президентства Леонида Даниловича надеется вопрос решить. Так что желание поучаствовать в приватизации «Криворожстали» может оказаться просто фишкой в большой игре.

Несколько неожиданным стало появление на «поле боя» российского «Евразхолдинга» Александра Абрамова.

Эта не очень известная у нас бизнес-группа контролирует Нижнетагильский, Западно-Сибирский и Кузнецкий меткомбинаты, Находкинский морской порт плюс ряд железорудных предприятий в Сибири, объединенных в компанию «Евразруда». В 2003 году предприятия «Евразхолдинга» произвели 12,8 млн. тонн железной руды и 13,6 млн. тонн стали. Принадлежащий ей же «Южкузбассуголь» добыл 17,1 млн. тонн угля.

Впрочем, особых иллюзий насчет исхода конкурса «Евразхолдинг» тоже не питает. По словам Абрамова, «прогноз такой — нас не допустят во второй раунд конкурса. Впрочем, как и все неукраинские компании».

Вместе с тем «Евразхолдинг» считает, что «порядок предложенной цены весьма конкурентный, и мы в этом смысле чувствуем себя весьма комфортно».

Зато настоящей фишкой стало участие в конкурсе скромного ООО «Партнер», зарегистрированного в селе Чомони Мукачевского района Закарпатской области. Оно просто и незатейливо внесло 71,4 млн. долл. залога за право участия в конкурсе. Публика с интересом гадает, не «Приват» ли это?

В условиях конкурса есть еще один подводный камень: там упоминается о необходимости бизнес-плана, но отсутствует детально прописанная процедура его оценки. Что дает широкие возможности для произвольного выбора победителя по этому критерию. Хотя это же требование открывает и не менее широкие возможности для юридического оспаривания итогов конкурса в международных судах.

И если посудиться с полгодика, то окончание приватизационного процесса может происходить в иной обстановке.

Пока известно одно: 14 июня Михаил Васильевич Чечетов с широкой улыбкой на лице объявит, что, к его глубочайшему сожалению, иностранные участники не прошли. Но, как патриот, он очень рад, что победил национальный инвестор. Вот только какой. Еще недавно вопрос представлялся простым и однозначным — конечно же, консорциум «Инвестиционно-металлургический союз» («Интерпайп» плюс System Capital Management). Однако теперь все будет сложнее, так как заявку на конкурс подала и корпорация «Индустриальный союз Донбасса». Точнее, учрежденный ею консорциум «Индустриальная группа».

А ведь еще недавно корпорация заявляла о своем неучастии в конкурсе. «Криворожсталь» ей действительно не очень нужна. Зато ИСД может выгодно продать свое право на участие в конкурсе. Представители ИСД отмечают, что «Индустриальная группа» открыта и для других партнеров — для этого им нужно войти во входящий в состав нового консорциума закрытый недиверсифицированный венчурный корпоративный инвестиционный фонд «Восточно-Европейский ИФ». Кстати, говорят, что дабы не отсвечивать, люди из ИСД предлагали Ахметову «проиграть» конкурс, а самому, войдя в «Индустриальную группу», получить свой интерес после формальной победы ИСД Ахметов отказался. Но вернемся к возможности продажи права на участие в конкурсе.

Сколько может стоить это право, а также форма и условия участия, — вопрос интересный. LNM с украинскими участниками кооперироваться не собирается. «Северсталь», Tata и «Евразхолдинг» такую возможность допускали. Для «Интерпайпа» и SCM любой дополнительный участник — это нежелательные расходы, прямые или косвенные (через повышение цены пакета).

Означает ли участие ИСД в конкурсе начало маленького реванша за «Азовсталь» или Харцизск, станет ясно в ближайшие дни. Пока же корпорация сделала знаковое назначение: наблюдательный совет купленного ею комбината имени Дзержинского возглавил Виталий Гайдук.

Проигравший же в конкурсе тоже, в общем-то, известен. Это сама «Криворожсталь». Пока что она гарантированно получает только скандал (причем его продолжительность будут определять не в Киеве). Откровенно говоря, жаль: конъюнктура на рынке вкусная (последний раз такая была лет шесть назад), не факт, что скоро повторится. Если уж продавать комбинат, то можно было бы получить действительно хорошие деньги. Крупная продажа — всегда риск, но в данном случае комбинат налетел на риск политический.

Пожалуй, самая интересная часть этого конкурса — это теневой список претендентов. По одной из версий, за спинами Виктора Михайловича и Рината Леонидовича недоброжелатели усматривают силуэты Президента, главы АП и даже одного из бывших директоров данного завода. Насколько это соответствует правде, сказать не так уж сложно — достаточно просто посмотреть на поведение наших державных мужей.

Ну а иностранным участникам не следует отчаиваться: первый, «патриотический» этап продажи «Криворожстали» — явно не последний. Купленные на конкурсе 93% акций все равно придется делить. А о том, как «затишно» живется предприятию, у которого два собственника, в Украине наслышаны. Еще год назад ФГИ себя бил пяткой в грудь и клялся не допускать таких случаев. Да и дружественные Пинчуку структуры имеют запоминающийся опыт «мирного» сосуществования на Никопольском ферросплавном и марганцевых ГОКах. Поэтому отсутствие в условиях конкурса ограничений на перепродажу пакета акций само по себе весьма симптоматично.

Не исключено, что через годик-другой сработают скрытые договоренности на перепродажу акций «Криворожстали». Тем более что при таком раскладе участников приватизационного пула контрольного пакета не будет ни у кого. Но существует же такое заграничное понятие, как опцион на акции. Конечно, перекупать пакет у коммерческой структуры всегда несколько дороже, чем у государства, но в общем-то все (в том числе и цену вопроса) можно урегулировать…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК