Рост цен на сырье: риски и последствия

23 октября, 2021, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

 Кому супер, а кому нет

Рост цен на сырье: риски и последствия
© Reuters

Еще в начале 2005 года бывший директор Citigroup Алан Хип предупредил о наступлении нового сырьевого суперцикла, которых с конца 1800-х годов было три — во время индустриализации США, послевоенного восстановления Европы, за которым последовала Япония, а также индустриализации и урбанизации Китая, наблюдаемых с начала 2000-х годов. Суперцикл определяется как продолжительный, вплоть до нескольких десятилетий, период, в течение которого широкий спектр сырьевых товаров торгуется по ценам выше своих долгосрочных трендов. По мнению Дэниела Салливана, главы отдела глобальных природных ресурсов Janus Henderson, таких суперциклов с первых дней промышленной революции было не три, а шесть. И хотя последний пик пришелся на июнь 2008 года, сейчас, возможно, формируется новый суперцикл. Во всех предшествующих суперциклах цены на сырьевые товары, движимые спросом, росли одновременно, что было ожидаемым результатом дисбаланса между увеличением запросов рыночных игроков и существующими объемами предложения. При этом пик суперцикла не обязательно предполагал пик инфляции, хотя они часто совпадали.

Чтобы товарный цикл стал по-настоящему суперциклом, должен произойти вызванный серьезными экономическими преобразованиями некоторый структурный сдвиг в спросе, который удерживает цены на подъеме в течение многих лет. Последний товарный суперцикл, который длился с 1998-го по 2008 год и привел к росту цен на отдельные группы сырьевых товаров до 600%, был обусловлен китайскими индустриализацией и урбанизацией, проявляющимися не только на развивающихся рынках, но и на рынках развитых стран. Считается, что именно быстрый рост Китая (когда его доля в мировом ВВП увеличилась вдвое, с 7% в 2000 году до 14% в 2010-м, а экономический рост в годовом измерении иногда превышал 10%) ограничил мировое предложение сырьевых товаров и спровоцировал длительный период роста цен. Еще одна заслуживающая внимания тенденция — повышение уровня жизни, а значит, и спроса на товары разных групп почти на всех развивающихся рынках.

Одним из факторов становления товарных суперциклов, по версии аналитиков Goldman Sachs Global Investment, является перераспределение доходов и богатства в мировых масштабах. И если реальные цены на металлы являются показателем дохода, а доля капиталовложений в мировом ВВП — показателем богатства, то последние два суперцикла сырьевых товаров (один достиг пика в 1980 году, а другой в 2008-м) отображают именно эти процессы. При этом в абсолютном выражении многие товары сегодня стоят дешевле, чем 120 лет назад, если измерять их в реальных ценах (ценах товаров относительно агрегированного показателя цен; цен, скорректированных с учетом инфляции). Более того, если сравнивать цены на сырьевые товары с выросшими из-за избыточного предложения денег или искусственно раздуваемыми спекулянтами ценами на акции некоторых компаний, то они окажутся самыми низкими за последние сто с лишним лет.

Сегодня же восстановление спроса в сочетании с беспрецедентным уровнем поддержки налогово-бюджетной (рост государственных расходов), денежно-кредитной (низкие процентные ставки, программы количественного смягчения и вертолетных денег) политик и повышенным вниманием к изменению климата привело к одному из самых резких скачков цен на сырьевые товары за длительную историю наблюдений.

Сказывается и умышленное ограничение предложения со стороны стран-производителей, что взвинтило, среди прочих, цены на карбонат и гидроксид лития вследствие снижения предложения сподумена (минерала, являющегося основным сырьем для получения лития, широко применяемого в аккумуляторах) на спотовом рынке. Этот минерал, согласно средневзвешенным прогнозам, вырастет в цене до 800 долл. за тонну в 2022 году и удержится на отметке в 700 долл. за тонну в 2023-м. При этом аналитики RBC Capital Markets ожидают повышения цен выше 1000 долл. за тонну. На фоне же роста производства китайских электромобилей почти на 250% за год спотовая цена на карбонат лития в Китае к концу этого года может достичь в среднем 19,5 тыс. долл. за тонну. Morgan Stanley ожидает, что цена нормализуется разве что во второй половине 2022 года на уровне 13 тыс. долл. за тонну.

С начала октября Индекс Bloomberg Commodity Spot (корзина из 23 контрактов на энергоносители, металлы и сельскохозяйственное сырье) поднялся до рекордно высокого уровня, превзойдя пики, достигнутые в 2011 году. Это произошло, несмотря на падение цен на железную руду, которое компенсируется ростом цен на энергоносители, такие как природный газ и сырая нефть, в то время как цены на энергетический уголь выросли до рекордных значений. В Европе цены на уголь превысили 230 долл. за тонну, тем самым преодолев 23-летний максимум. Рост цен на газ вынуждает потребителей переходить на другое сырье, вследствие чего ожидается повышение спроса на нефть до 500 тыс. баррелей в день.

Пандемия, замедлив темпы роста мировой экономики и нарушив логистические сети, заставила многие горнодобывающие компании сосредоточиться на сокращении затрат. И хотя потребление увеличивается за счет щедрых пакетов мер по оздоровлению бюджета, недостаточные инвестиции в добычу и неспособность быстро наращивать производство приводят к повышению цен. И пока инвестирование в отрасли не приведет к росту производства и устранению дефицита, период высоких цен может растянуться, по разным оценкам, на период от трех до десяти лет. Цены растут как на сталь, так и на палладий, а цена меди впервые за десятилетие превысила отметку в 10 тыс. долл. Цены на сельскохозяйственную продукцию также резко увеличились, при этом цены на сою и кукурузу достигли восьмилетнего максимума. В краткосрочной перспективе уже прогнозируется значительная нехватка древесины.

Новый суперцикл может быть спровоцирован как энергетическим зеленым переходом, анонсированным ведущими странами и ключевыми рыночными игроками, так и Четвертой промышленной революцией с ее новым подходом к производству, основанному на массовом внедрении энергозатратных информационных технологий в промышленность. Приверженность стран к 2050–2060 годам уменьшить выбросы углерода (и достичь климатической нейтральности) и снизить энергоемкость требует серьезных инвестиций в инфраструктуру, которые повлекут за собой значительные расходы на сырье. Сказываются и последствия затяжного периода недостаточных инвестиций в горнодобывающую промышленность и разведку нефти. Дороги, мосты, железнодорожные пути, солнечные и ветровые электростанции провоцируют спрос на промышленную продукцию, а также на некоторые драгоценные металлы, такие, как, например, серебро. А если добавить к этому массивные пакеты государственных стимулов, направленных на реализацию инфраструктурных проектов, а также возобновившийся после пандемии спрос, наступление «новой эры сырьевых товаров» становится все более очевидным.

Декарбонизация, или «зеленая» революция, предполагает повышение спроса на медь, никель, литий, кобальт и редкоземельные элементы. Согласно данным Международного энергетического агентства, для приведения выбросов в соответствие с Парижским соглашением требуется значительное расширение масштабов внедрения чистой энергии. Ежегодная установка солнечных фотоэлементов, ветровых турбин и электрических сетей к 2040 году должна увеличиться втрое по сравнению с нынешним уровнем, а продажи электромобилей должны вырасти в 25 раз за тот же период. Это будет означать четырехкратное увеличение потребности в минералах для экологически чистых технологий к 2040 году. Директор по инвестиционной стратегии ETF в Aberdeen Standard Investments Роберт Минтер подчеркнул: несмотря на то, что среднее время ввода медного рудника в эксплуатацию составляет от пяти до десяти лет, запуск некоторых из них отсрочен на пять и более лет из-за повышения экологических стандартов и необходимости сосредоточиться на социальных вопросах (ESG-критерии инвестирования). Для достижения целей по сокращению выбросов углекислого газа также активно ограничивается производство алюминия, поскольку оно очень энергозатратно.

Также бытует мнение, что для глобальной экономики, тонущей в долгах, уничтожение большей их части становится единственно возможным выходом из сложившейся ситуации. «Спасение» могут принести дефолт или инфляция. И если вариант дефолта болезненный и непредсказуемый своими последствиями, то инфляция становится меньшим из двух зол. По мнению аналитиков Goldman Sachs, большинство сырьевых товаров более эффективны с точки зрения хеджирования инфляционных рисков, чем драгоценные металлы. Поэтому нынешнее повышение цен на сырье во многом предопределено предсказуемой реакцией на растущую инфляцию и желанием хеджировать этот риск.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК