Тарифы на электроэнергию: практика и экономическая теория

31 января, 2014, 19:30 Распечатать Выпуск №3, 31 января-7 февраля

Нет ничего практичнее, чем хорошая теория

ZN.UA последовательно в своем внимании к теме энергетики. В частности, это касается особенно насыщенной информацией статьи Светланы Голиковой (ZN.UA №47 от 13 декабря 2013 г., "Новый рынок электроэнергии Украины: процесс, а не событие"). В ней рассмотрена чертова дюжина принципов, предусмотренных в последнем, принятом еще в 2013 г., законе о реформировании рынка электроэнергии Украины. Правда, ряд этих принципов носит декларативный характер. Например, согласно второму принципу требуется обеспечить безопасность поставки. А что, раньше ее не требовали? Так можно сказать, что следует применять и таблицу умножения, в частности в энергетике, и многое другое. Но это не проблема статьи С.Голиковой, а проблема принятого закона, который автор статьи анализирует.

Наиболее важным из 13 принципов, рассмотренных С.Голиковой, с моей точки зрения, является предложение о создание Фонда урегулирования стоимостного дисбаланса. К этому вопросу тесно "примыкает" статья В.Швеца (ZN.UA №16 от 27 апреля 2012 г. "Энергетическая безопасность Украины — в чем она?"), в которой основное внимание уделяется совершенствованию тарифов на электроэнергию. На мой взгляд, эти две статьи полезно рассмотреть с позиций экономической теории вместе, так как фонд существенно зависит от тарифов на электроэнергию, а последние — от себестоимости производства электроэнергии. Попробуем сделать это с точки зрения общедоступной теории. И посмотрим, к каким выводам придем.

Цена рыночного равновесия

Исходя из закона спроса и предложения, который пока никто не опроверг: тариф (как и любая цена) должен балансировать спрос и предложение. Это, конечно, если мы за рыночную экономику, в которой цена должны быть ценой рыночного равновесия. Такой тариф ограничивает спрос и стимулирует производство, приводя спрос и предложение к взаимному соответствию. Это происходит благодаря тому, что производитель назначает (старается назначить) такую цену, чтобы получить максимум прибыли. Если он назначает завышенную цену, то выигрывает в прибыли на единицу продукции или товара, но поскольку спрос при этом упадет, то в сумме проигрывает. И наоборот, если тариф занижен, то, продав весь свой товар, производитель теряет также часть прибыли. Если же окажется, что при этом тариф ниже себестоимости, то производитель должен или не начинать, или прекратить производство. При завышенной цене на потребляемый продукт нет надлежащей заинтересованности в экономии продукта, в т.ч. и электроэнергии. Другими словами, искажается соизмерение затрат и результатов.

Замечу, что без цены рыночного равновесия нельзя найти оптимальный план экономики страны, максимизирующий ВВП, что следует из работ Нобелевского лауреата по экономике Л.Канторовича.

Какие же основные свойства цены, построенные таким образом, т.е. исходя из цены рыночного равновесия, должны быть применены в электроэнергетике?

Укрупненно их можно сформулировать следующим образом.

1. Убыточность недопустима, должна быть безубыточность производства электроэнергии, если она нужна потребителю. В настоящее время тариф электроэнергии для населения для усредненного производителя убыточен. Другими словами, даже с этим минимальным требованием к тарифу на электроэнергию НКРЭ не справляется, хотя и часто заявляет о ненормальности положения с тарифами. Но, как говорится, а воз и ныне там…

Впрочем, необходимо сделать небольшую оговорку:
а) если продукция новая, то допустима ее убыточность на период освоения ее производства, или б) если предприятие закрывается как банкрот, т. е. как неэффективное, то оно в этот период может быть нерентабельным. К электроэнергии в Украине, надеюсь, это не относится.

2. Уровень рентабельности производства электроэнергии должен вытекать из баланса спроса и предложения. В настоящее время балансировка спроса и предложения с помощью тарифов отсутствует, поэтому и речи не может быть об экономически обоснованных тарифах на электроэнергию.

Пока можно высказать только качественные соображения по этому поводу.

Если мощности на замыкающих предприятиях (т.е. на предприятиях с самой высокой себестоимостью) незагружены, то тариф на электроэнергию должен находиться на уровне их себестоимости, т.е. рентабельность для них равна нулю. Так как мощности нашей электроэнергетики недозагружены (в 1990 г. производилось 300 млрд кВт∙ч, а в 2012-м — 200), то оптовый тариф должен быть около себестоимости наших худших (в данном случае, по ценам) электрогенерирующих станций, т.е. ТЭЦ, где она равна около 56 коп. за киловатт-час. О "зеленой" электроэнергии отдельный разговор.

Если бы мощности всех предприятий электроэнергетики были загружены полностью, то возникла бы прибыль даже на худших предприятиях или дифференциальная рента (по Марксу). В этом случае может идти речь об инвестиционной составляющей, так как эта рента позволила бы расширить или модернизировать производство за счет собственной прибыли.

3. Дифференциация тарифов в зависимости от масштабов потребления электроэнергии. В настоящее время тарифы для промышленности и населения дифференцированы. Но дифференцированы они по-разному.

Так, для промышленных потребителей с ростом объемов производства тариф падает, что является оправданным, поскольку себестоимость при этом падает из-за экономии на условно-постоянных расходах.

Дифференциация тарифов на электроэнергию для населения в настоящее время обратная: с ростом объемов потребления тариф падает, что необоснованно, так как затраты 1 кВт∙ч при доставке небольших количеств электроэнергии растут, что справедливо для потребления электроэнергии населением. Правда, такой подход к тарифам для населения сейчас рассматривается как забота о бедных, но эта "забота" построена не лучшим образом. Здесь лучше ввести адресную помощь, о чем долгие годы твердят Всемирный банк и МВФ.

4. Тарифы на продукты одинакового качества в данном месте и в данное время должны быть одинаковыми.

— Тарифы (оптовые) для разных производителей электроэнергии в зависимости от себестоимости ее производства в настоящее время НКРЭ установила разные. Например, в 2011 г. В Украине средний тариф на киловатт электрической энергии, произведенный на атомных электростанциях, составлял 19 коп., на тепловых — 56 коп., на гидроэлектростанциях — 13 коп., а для ВЭС — даже 137 коп. А это противоречит теории ценообразования, если исходить из требования рыночной экономики, о чем было сказано выше.

Однако, устанавливая единую цену, необходимо также устанавливать ренту с ГЭС, АЭС, направив ее в бюджет, а затем частично использовать для адресной помощи населению. В известной степени сейчас так и делается. Например, большую часть чистой прибыли государственной НАЭК "Энергоатом" государство в 2011 г. (1,5 млрд из 2,5 млрд грн прибыли), впрочем, как и в последующие годы, забрало в госбюджет. В этом же направлении действует и новый закон о реформе энергорынка, предлагающий создать Фонд урегулирования стоимостного дисбаланса. Хотя лучше направлять сверхприбыль не в фонд, а в государственный бюджет. Подобно тому, как это делается сейчас с рентой на добычу газа и нефти, дифференцированную по месторождениям. В 2012 г. рента за газ составила около 9 млрд грн. Правда, и там не все в порядке, что отмечал в одной из своих недавних статей Валерий Мазур: "Ставки платы за добычу полезных ископаемых в Украине почти на два порядка ниже, чем в других экономически развитых государствах, то есть в 50–
100 раз ниже, чем в Европе".

Необходимость создать Фонд урегулирования стоимостного дисбаланса вытекает из того, что реки, на которых стоят ГЭС, и полезные рудные ископаемые, согласно Конституции Украины, принадлежат всему обществу.

— Тарифы для потребителей сейчас также дифференцированные как для промышленности, так и для населения.

Для промышленности они дифференцируются с помощью льгот. В последнее время такая льготная дифференциация проведена, например, для ферросплавных заводов (см. ZN.UA №32 от 14 сентября 2012 г., В.Наумович "Потеряли ферросплавы").

Для населения тарифы отличаются для города и села. Кроме того, тарифы дифференцированы и в зависимости от способов применения электроэнергии. Например, тариф электроэнергии для электроплитки более низкий, чем в другом случае. Причем разница в тарифах незначительна — 2 коп. Другими словами, стимулируется экономия электроэнергии не на освещение, а на электроподогрев. А какая разница, куда я расходую электроэнергию? Это все равно, что мы бы стимулировали потребление хлеба, не купленного в магазине, а самостоятельно испеченного. Особого смысла в этом нет. А попробуй установить объективный учет в этом деле. Не только черт, но и бог, наверное, ногу сломит.

Конечно, тарифы следует дифференцировать, но по точкам потребления и по времени потребления, с учетом затрат на передачу электроэнергии и стоимости производства в ночное или дневное время.

5. Адресные субсидии. Если сейчас в Украине установить тарифы в соответствии со спросом и предложением, т.е. с замыкающими затратами, то это может вызвать общий рост розничных тарифов на электроэнергию. Но последствия такого роста легко предотвратить введением рентных платежей на электроэнергию для ее производителей, как это отмечалось выше, и сокращением жилищно-коммунальных дотаций. И одновременно увеличить соответственно минимальные пенсии и минимальные зарплаты бюджетникам, пособия по безработице, адресные субсидии и т.п. А богатым больше платить — не проблема.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно