Коммунальные тарифы. Что дальше?..

18 января, 2013, 20:30 Распечатать Выпуск №2, 18 января-25 января

Разговор с чиновником, который знает все о тарифообразовании

Разговор с чиновником, который знает все о тарифообразовании

Правительству в лице его пресс-службы очень не понравилось, что в предыдущем номере ZN.UA рассказало о реально просчитанных, а не политически нарисованных размерах тарифов на тепло- и водоснабжение, а также на водоотведение. Эти реальные расчеты для закрытого пользования сделала еще до принятия Госбюджета-2013 Нацкомиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере коммунальных услуг. По своим каналам ZN.UA получило эти материалы и обнародовало их, что стало, очевидно, неожиданностью и для Нацкомуслуг, и для правительства. Кабмин после этого поспешил заявить: мол, не будем повышать коммунальные тарифы.

Этот материал оказался особенно некстати для Кабмина накануне приезда делегации Международного валютного фонда, который, как известно, предоставление Украине очередного транша ставит в зависимость от повышения жилищно-коммунальный тарифов для населения до уровня экономически обоснованных. Но от того, что правительство выделяет производителям тепла и услуг по водоснабжению миллиарды гривен на компенсацию разницы в тарифах на жилищно-коммунальные услуги, формально сохраняя цены на прежнем уровне, никто не выигрывает. Так что прежде чем на "Зеркало" пенять, есть смысл хорошенько подумать: нужна ли нам такая "социально ориентированная политика", все глубже затягивающая страну в омут жилищно-коммунальных проблем и не стимулирующая энергосбережение.

В сегодняшнем номере ZN.UA представляет интервью с главой Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере коммунальных услуг, Валерием САРАТОВЫМ.

— Валерий Владимирович, чтобы все понимали, что речь пойдет не только о проржавевших трубах тепло- и водосетей, но также о поступательном, но все же повышении тарифов на жилищно-коммунальные услуги, расскажите, каков годовой объем рынка (в денежном выражении) тепло- и водоснабжающих компаний?

— В 2012 г. общий объем рынка коммунальных услуг составил порядка 45 млрд грн. Из них на рынок тепла приходится около 30 млрд грн, а на водоснабжение и водоотведение — порядка 15 млрд. Причем ежегодно объем этих рынков увеличивается (для сравнения см. рис. 1 — данные за 2011 г.).

— И такой объем не привлекает инвесторов?! Почему?

— А вы бы стали вкладывать средства, если заведомо знаете, что окупаемость инвестиций практически равна нулю? Действующие на сегодняшний день тарифы не покрывают себестоимости услуг. В теплоснабжении покрытие составляет около 70%, в водоснабжении — 60%. Предприятия постоянно стоят перед дилеммой: выплатить зарплату сотрудникам, оплатить газ и электроэнергию или купить реагенты для очистки той же воды, которая должна соответствовать санитарным нормам. Естественно, при таком порядке вещей свободных средств не остается ни для осуществления инвестиционных программ, ни для замены сетей и оборудования. А о прибыльности и возврате процентов по кредитам и говорить не приходится.

К примеру, в Украине ежегодно необходимо менять около 2,2 тыс. км водопроводных сетей — это 2,9% от их общего количества. А заменяют только 0,8% в год, что в четыре раза меньше необходимого. И это только по самым скромным подсчетам! Как следствие, постоянный рост числа аварий на сетях. В Украине в год в среднем происходит 260 аварий на 100 км трубопроводов. Это в пять раз больше, чем в Европе.

Монополии — естественно?

— Сколько городов в настоящее время централизованно обеспечены теплом и водой?

— Централизованное отопление есть во всех крупных городах Украины (41% жителей страны), кроме Ужгорода — там местная власть приняла решение о переходе на индивидуальное отопление. В сфере водоснабжения и водоотведения ситуация такая же: практически все города имеют централизованное водоснабжение. А вот централизованное горячее водоснабжение удалось сохранить только в 19 украинских городах, в которых проживает около 15% населения Украины.

— 19 городов… А как же остальные 85% граждан страны — жители сел, поселков?!

— Сельское население использует индивидуальное отопление и далеко не везде газовое — это и уголь, и дрова, и даже торф. Централизованным водоснабжением обеспечены немногим более 22% сельского населения (см. рис. 2), а централизованным водоотведением (канализацией) — всего 14%.

Для сравнения, в Европе этот показатель превышает 90%. Разумеется, это говорит о зачастую крайне низком качестве воды, которую люди используют из других источников. Далеко не все колодцы очищаются, дезинфицируются. Это, в свою очередь, сказывается на здоровье людей. Но, увы, ситуация именно такова.

— Валерий Владимирович, объясните, пожалуйста, популярно, почему тепло- и водоснабжающие компании — это монополии, да еще естественные?

— Потому что в каждом из городов, где есть централизованное тепло- и водоснабжение, существует одна водопроводная и одна теплосеть. Ну не может сегодня даже самый крупный и успешный в финансовом плане город Украины построить две параллельные системы тепло- и водоснабжения и водоотведения — это и очень дорого, и технологически невыполнимо.

В таких условиях государство принимает решение об отнесении этих рынков к монопольным и создает государственного регулятора, который и будет этот рынок регулировать. Это делается для того, чтобы в условиях отсутствия конкуренции в коммунальной сфере соблюсти баланс между естественным желанием монополиста — заработать, потребителя — получить качественную услугу за приемлемые деньги и государства — обеспечить социальную стабильность, гарантировать комфортные условия жизни граждан и развивать инфраструктуру территорий. Такой подход используется практически во всех странах мира. Например, в США первый регулятор начал действовать еще в начале прошлого века, в 1904 г.

— Называя вещи своими именами, избавиться от монополий в коммунальной сфере в ближайшем будущем шансов нет? Контролировать их крайне сложно — те же ваши лицензиаты все данные о составляющих тарифа закрыли грифом "коммерческая тайна". К слову, почему и зачем?

— Давайте начнем с того, что определимся с понятиями. Есть жилищно-коммунальная сфера. Сюда относятся уборка придомовой территории, ремонт кровли, лифтов, вывоз мусора — это потенциально конкурентный рынок. То есть жители могут выбирать того, кто будет убирать их подъезды, территорию вокруг дома или вывозить мусор. И регулировать этот рынок не надо, с этим успешно справляются законы рынка.

А есть коммунальная сфера — это тепло- и водоснабжение и водоотведение. Так вот, именно это и есть сфера естественной монополии, нуждающаяся в регулировании и госконтроле. Поверьте, это очень непростая работа. Например, при расчете уровня тарифов за тепло и воду наша комиссия требует
от предприятий-лицензиатов всю отчетность за последние три года, а в некоторых случаях запрашиваются документы и за последние пять лет.

— А как быть с потребителями? Им недоступна реальная информация о составляющих тарифа монополистов. Полагаться только на Нацкомуслуг?

— Что касается грифа "коммерческая тайна", о котором вы говорите, то да, такая практика существует, но не потому, что есть что скрывать. А для того, чтобы защитить самих потребителей от огромного объема информации, которую и специалисты, будем честны, не всегда способны усвоить.

Однако все эти расчеты не представляют интереса для общественности. Чаще всего мы слышим нарекания о недоступности структуры тарифа. Мол, расскажите, из чего состоит тариф. Но и это не проблема — все без исключения документы о структуре тарифа и порядке его формирования есть на сайте комиссии, и любой может с ними ознакомиться.

На сегодняшний день в обобщенном виде структура коммунальных тарифов для населения имеет следующий вид. В теплоснабжении до 65% в структуре тарифа приходится на оплату газа, около 10% — на электроэнергию, до 25% идет на зарплату сотрудникам и на другое приходится около 10%. В водоснабжении около 28% тарифа составляют затраты на электроэнергию, почти 47% — на зарплату, на все другие затраты приходится порядка 25%. Другое — это покупка горюче-смазочных материалов, запчастей, реагентов и расходных материалов. Это средние данные по Украине. Например, есть так называемые маловодные регионы, водоканалам в которых приходится перекидывать воду на значительные расстояния — до 200 км. У них в структуре себестоимости на электроэнергию может приходиться до 60%. Есть предприятия, где плохое качество воды, и она требует доочистки. Это также сказывается на структуре тарифа. Как видите, по каждому предприятию ситуация индивидуальная (см. рис. 3).

Это структура тарифа в рамках действующей модели тарифообразования под условным названием "затраты плюс". В этой модели не предусмотрены стимулы для снижения затрат. Согласно ей, затраты предприятий постоянно растут, соответственно, тариф постоянно увеличивается.

Однако летом прошлого года в Закон "О естественных монополиях" были внесены изменения, согласно которым в Украине становится возможным внедрение стимулирующего тарифообразования. Подобная модель успешно действует и уже доказала свою эффективность в Европе, в некоторых странах бывшего Советского Союза, а также в странах Южной и Северной Америки.

Новый подход стимулирует и даже заставляет предприятия снижать свои операционные затраты. Комиссия будет доводить до предприятия задание по снижению затрат, а впоследствии снижение операционных затрат предприятий приведет к снижению тарифа для потребителя.

— Законы понятны в основном их авторам и идеологам законопроектов. И таким посвященным, как вы. Но я мало встречала людей, которые буквально сверяют с законами свои платежки за жилищно-коммунальные услуги. Да и нужно ли это делать? Если учесть, что ваши лицензиаты — только одна сторона медали. Вторая — это экс-жэки. Как на практике действует закон, в том числе каковы полномочия Нацкомуслуг в этом контексте?

— Ну к жэкам мы точно не имеем отношения, это сфера ответственности профильного министерства и местных органов власти. Задача комиссии — рассчитывать и устанавливать экономически обоснованные тарифы на тепловую энергию и воду, в гигакалориях и кубических метрах соответственно. И сфера нашего регулирования заканчивается на срезе дома. А вот перерасчет этих цифр в услугу "отопление" или "холодная вода" — вопрос местных властей.

Но наша самая главная задача, ради которой и была создана комиссия, — это переход к стимулирующему тарифообразованию, когда предприятие, имея тариф на несколько лет, было бы заинтересовано проводить политику уменьшения операционных расходов и увеличения инвестиционной составляющей в рамках действующего тарифа. Например, в структуре стоимости воды в Париже 34% — это инвестиционная составляющая. Поэтому предприятие имеет ресурс для развития. У нас же тарифы не менялись с 2008—2009 гг. И это при том, что средняя заработная плата за этот период выросла на 71%, промышленные товары (а это и запчасти, и реагенты, и топливо) подорожали более чем на 60%, цена электроэнергии для предприятий и промышленности повысилась на 94%. А тарифы не менялись. Это данные статистики. И они свидетельствуют о несоответствии действующих тарифов на тепло-, водоснабжение и водоотведение экономически обоснованным.

По подсчетам Нацкомуслуг, по состоянию на 14 января 2013 г. тариф для населения на водоснабжение-водоотведение в среднем по Украине составляет 3,63 грн за кубометр, на тепловую энергию — 227 грн/Гкал. Эти тарифы покрывают около 60% себестоимости водоснабжения и 70% себестоимости производства тепловой энергии.

— Кабмин не счел нужным повышать тарифы или Нацкомуслуг просчиталась? Ведь для этого комиссия и создавалась…

— Нацкомуслуг — регуляторный независимый орган. Он не подчинен исполнительной власти, он вне политики. Мы отвечаем за то, чтобы подсчитать и установить экономически обоснованные тарифы. И мы это сделали. А вот сколько будет платить потребитель, какую часть от экономически обоснованного тарифа — половину, 70 или 100% , это уже государственная тарифная политика, которую определяет государство (см. рис. 4).

Это четко закреплено в статье 10 Закона Украины "О государственном регулировании сферы коммунальных услуг". На сегодняшний день приоритетом правительства является социальная защита населения, и выбрана модель компенсации предприятиям разницы в тарифах за счет бюджета. Это право Кабинета министров.

Правительству также решать, какую модель субсидирования населения и предприятий, производящих коммунальные услуги, выбрать. В настоящее время уровень тарифов в Украине сопоставим со среднестатистическими тарифами, например, Польши — 9,96% от общих затрат домохозяйств (см. рис. 4).

— А дотации, субсидии и тому подобные блага? Почему получается, что бедные в процентном соотношении и в реальных деньгах за коммунальные услуги платят больше состоятельных граждан? Нацкомуслуг не намерена предложить Кабмину свой вариант хотя бы более справедливых расходов бюджета? Тем более что в бюджете-2013 расходы на все компенсации составляют около 5,1 млрд грн (в 2012 г. — 8,2 млрд).

— Суммы, о которых вы спрашиваете, заложены на компенсацию предприятиям разницы в тарифах. Но проблема действительно есть — это вопрос социальной справедливости. К примеру, сейчас 16% населения Украины потребляют менее 2 кубометров воды в месяц — это в основном одинокие пенсионеры. А есть потребители, которые живут в больших домах с сауной, бассейном, зимним садом, и они расходуют, например, 100 кубометров воды в месяц. Государство компенсирует разницу в тарифе и для первых, и для вторых. При тарифе, например, 5 грн за кубометр воды, который покрывает 50% себестоимости, на одинокого пенсионера расходуется 10 грн, а на богатого — 500 грн. Так что, как ни странно, именно бедным выгоден переход на экономически обоснованный тариф (см. рис. 5).

Естественно, при таком переходе необходимо предусматривать инструменты адресной социальной защиты тех, кто в этом нуждается. Такими инструментами могут быть и субсидии, и адресная социальная помощь.

Нет ничего более постоянного, чем временное
(кроме правительства)?

— Допустим, правительству неинтересно просто перекладывать деньги из платежей населения в субсидии за разницу экономически обоснованной и реальной стоимости коммунальных услуг (не населению, снабжаюшим компаниям). Зачем тогда вообще устанавливать экономически обоснованный уровень коммунальных тарифов, если это не основание для пусть не кардинальных, но решений правительства в этой сфере? В чем в таком случае роль Нацкомуслуг? Получается, что, имея утвержденный Нацкомуслуг экономически обоснованный тариф, лицензиаты выставляют к оплате разницу между ним и реальными затратами. То есть возглавляемая вами комиссия просто помогает зарабатывать монополистам?! А ведь средства для компенсаций — из госбюджета, который формируется и за счет налогов граждан. Какой-то обман населения получается…

— Начнем с того, что компенсация разницы в тарифах — это никакой не заработок предприятий. Компенсация — это покрытие их убытков. Мы подали на рассмотрение правительства пакет документов, касающихся сферы тарифообразования и компенсации разницы в тарифах. Прежде всего, это проект "Порядка об установлении тарифов в сфере теплоснабжения, централизированного водоснабжения и водоотведения с отклонениями от экономически обоснованного уровня". (В который уже раз, хотя прежде экономическое обоснование не предусматривало таких "отклонений". — А.Е.) Его суть — запустить механизм поэтапного приведения тарифов на тепло и воду для населения до экономически обоснованного уровня. Он предусматривает поэтапную корректировку тарифов путем установления временных тарифов, которые будут ниже экономически обоснованных.

И второй проект — это "Порядок компенсации разницы между экономически обоснованными и установленными временными тарифами для населения для субъектов естественных монополий и субъектов хозяйствования на смежных рынках в сфере теплоснабжения, централизованного водоснабжения и водоотведения". Цель этого порядка — обеспечить прозрачные и своевременные компенсации разницы в тарифах предприятиям. Примет ли правительство эти документы и как скоро, не берусь сказать.

А насчет, как вы говорите, обмана… Сейчас в Украине существует такой элемент социальной защиты, как субсидии на коммунальные услуги. Население достаточно активно их использует. Для справки: в Украине субсидиями пользуется 1 млн 300 тыс. семей. Средства на субсидии, как и компенсация разницы в тарифах идут из одного кармана — бюджета. Комиссия предлагает простой и понятный выход — прямая компенсация государством недополученных предприятием-монополистом денег.

— ZN.UA не в первый раз обращается к теме централизованного и индивидуального отопления, водоснабжения и водоотведения. К вам скромные вопросы по этой теме. Централизованное обеспечение этих благ цивилизации еще возможно? Сколько это удовольствие стоит и во сколько обойдется? Уместно и рентабельно ли это при массовом переходе домохозяйств на индивидуальные системы тепло- и водоснабжения?

— Начнем с простого, с водоснабжения и водоотведения. Думаю, что ни один из городских жителей не захочет выходить из своей квартиры и идти с ведрами по воду к ближайшему колодцу или водоему, как это было еще сто лет назад. Я не говорю уж о такой специфической услуге, как канализация. Что касается централизованного отопления, то скажу, что оно намного дешевле и эффективнее индивидуального. Почему? Потому что за счет модернизации, внедрения энергосберегающих технологий, перехода на альтернативные источники тепловой энергии предприятие улучшает качество услуги, нивелирует ценовые скачки на энергоресурсы. Но это при условии экономически обоснованных тарифов.

В Украине сложилась несколько иная ситуация: люди правдами и неправдами отрезают свои жилища от централизованного отопления. И делают они это потому, что так теплее — это, во-первых. И, во-вторых, потому что так дешевле. Дело в том, что и для индивидуального отопления используется газ по цене 725 грн за тысячу кубометров. А в тариф на централизованное отопление заложена цена газа
1309 грн. Почувствуйте разницу. Так сложилось исторически. Люди не понимают, что выгода существует только до тех пор, пока существует разница в цене газа.

И тут мы снова упираемся в вопрос социальной справедливости. Цена оборудования для индивидуального отопления в многоквартирном доме составляет около 20–40 тыс. грн. Понятно, что далеко не каждый гражданин может позволить себе установить дорогую индивидуальную систему. Получается, что государство опять дотирует богатых, а бедные, те же пожилые и одинокие люди остаются за бортом. Это неправильно. Ну и самое главное — переход на индивидуальное отопление в многоквартирных домах разрушает систему централизованного теплоснабжения. Украина уже практически полностью потеряла систему централизованного горячего водоснабжения (только в 19 городах подается горячая вода), и сейчас стоит вопрос о сохранении системы централизованного теплоснабжения. Ведь никто не хочет однажды проснуться в квартире с холодными батареями и пониманием того, что они уже никогда не станут горячими.

— Но во многих случаях местные власти целых городов отказываются от централизованных систем. И тогда у людей просто не остается выбора. ZN.UA рассказывало такие истории, когда при этом старикам остается просто замерзать.

— Естественно, так быть не должно. И если местная власть принимает неоднозначное решение об отказе от централизованного теплоснабжения, то она же и должна позаботиться о тех, кто не в состоянии самостоятельно установить себе индивидуальное отопление.

Но, повторюсь, централизованное теплоснабжение — это более эффективное и дешевое тепло. Кстати, та же Европа, в которую мы так стремимся и на которую равняемся, развивает централизованное теплоснабжение. Там даже действуют законы, прямо запрещающие переходить на индивидуальные системы отопления путем определения местными органами власти зон централизованного, комбинированного и автономного отопления.

— Многие из коммунальных предприятий, о которых шла речь, уже не первый год находятся в аренде. Фактически у их же руководства или иных лиц, разумеется, юридических, зарегистрированы на "свата, брата"...

— Вопросы аренды и юридической собственности не относятся к компетенции Нацкомуслуг. Наша задача — экономически обоснованные тарифы и контроль за работой естественных монополий.

— А процедура изменения формы собственности? Некоторые сограждане уверены, что Нацкомуслуг была создана для того, чтобы нивелировать влияние на тарифы местных властей (горсоветов) и взять под контроль платежи за эти услуги (а это базовая составляющая коммунальных тарифов). То есть взять под контроль денежные потоки…

— Еще раз повторюсь: никакого отношения к форме собственности наших лицензиатов Нацкомиссия не имеет. Все эти вопросы относятся к полномочиям местных советов, с одной стороны, и Антимонопольного комитета — с другой. Что касается цели создания нашей комиссии, то она одна — сочетать интересы предприятий, государства и потребителей. Тем более что работа регуляторов, подобных нашему, — это мировая практика, которой уже не одно десятилетие.

Когда Нацкомуслуг еще только создавалась, действительно, тарифы на услуги тепло- и водоснабжения устанавливали местные органы власти. И делали они это на основании заключений ценовой инспекции. И тут возникали проблемы. Дело в том, что анализировался один аспект — экономический. По факту, никто не знал, из чего состоят тарифы, что влияет на их величину, какие процессы "тарифообразования" происходили в недрах предприятий, оказывающих услуги населению.

Комиссия же анализирует и проверяет не только экономику предприятий, но и технологию. Мы четко знаем, каким должен быть процент потерь в сетях, сколько человек должно обслуживать километр трубы, сколько электроэнергии потребляет тот или иной насос, сколько граммов реагентов необходимо использовать для очистки кубического метра воды в зависимости от того, откуда эта вода берется. Анализируются сотни показателей, и, поверьте, мы очень жестко контролируем соблюдение всех нормативов. Все, что включается в тариф, многократно подтверждено, проверено и перепроверено. А потом еще раз проверено. Мы отвечаем за каждую рассчитанную нами цифру.

Проблема в том, что большинство нормативно-правовых актов, регулирующих коммунальную сферу, безнадежно устарели. Изначально мы вынуждены были исходить из того, что предусмотрено законом, даже если эти нормативы устарели. Тем не менее комиссия проанализировала документальную информацию предприятий за три, а то и за пять последних лет. Проверяется каждый контракт предприятий.

Теперь работаем над созданием новой методологической и законодательной базы для тарифообразования. Не буду перечислять все наши наработки, но, поверьте, за полтора года существования комиссии работа проведена впечатляющая. Однако, несмотря на определенные успехи, еще много предстоит сделать. Реформы только начинаются. Необходимо понимать, что реформирование коммунальной сферы — это вопрос не одного года. Здесь простых решений не бывает. Поэтому не следует ожидать, что 2013-й станет годом окончания реформы. Не станет! Эффект будет не раньше, чем через три, а то и семь лет!

Что касается конкретных мероприятий на текущий год, то это и внедрение моделей стимулирующего тарифообразовния, и продолжение разработки методологии бенчмаркинга (оценка работы предприятий на основании анализа их производственно-экономических и технических показателей), и работа над нормативно-правовым регулированием сферы учета тепловой энергии и воды.

— Сколько у Нацкомуслуг лицензиатов на сегодняшний день? Иными словами, скольким монополистам вы выдали и откорректировали лицензии на поставку тепла, воды и на водоотведение, а также на услуги не только по их производству, но и по доставке (не потребителям непосредственно в большинстве случаев, если я правильно понимаю, а к "порогу" экс-жэков)?

— На момент создания Нацкомуслуг под нашим контролем находилось 66 предприятий водоснабжения (82% рынка воды) и
272 предприятий теплоснабжения (96% рынка тепла). В августе 2012 г. вступили в силу новые лицензионные условия хозяйственной деятельности на монопольных рынках тепла и воды, согласно которым был расширен круг предприятий, находящихся под контролем комиссии. Сейчас нашими лицензиатами являются 134 водоканала (89% рынка воды). Также был уточнен и перечень наших лицензиатов в сфере теплоснабжения, их общее количество осталось неизменным. Лицензионная работа ведется постоянно: лицензии продлеваются, переоформляются, выдаются их копии. Только в течение 2012 г. нацкомиссия выдала в сфере теплоснабжения 391 лицензию, переоформила 24, признала недействительными и аннулировала 19, выдала 140 копий. В сфере водоснабжения выдано 33 лицензии, переоформлено 6, признано недействительными и аннулировано 5 и выдано копий лицензий 60.

— Как Нацкомуслуг может приструнить нерадивых лицензиатов? Есть ли у вас рычаги влияния? Самое простое и бессмысленное наказание — аннулировать лицензию монополиста, т.е. оставить обслуживаемых им граждан без тепла и воды. Если, конечно, к тому времени другая компания уже не получила лицензию и теперь выкупит "банкрота".

— На самом деле лишение лицензии — это самая крайняя и самая жесткая мера воздействия. И пока за всю историю работы нашей комиссии она ни разу не применялась. Существует достаточно иных форм воздействия. В первую очередь, это наложение штрафа на предприятие (он может составлять до 85 тыс. грн). На аналогичную сумму может быть оштрафован и руководитель предприятия. Кроме того, с руководством всех областей и городов, на территории которых действуют наши лицензиаты, налажен постоянный контакт. Если у нас возникают вопросы к предприятию, а оно не идет нам навстречу, комиссия обращается к местному руководству, и все проблемы решаются безотлагательно. Не забывайте, что практически все предприятия коммунальной сферы находятся в коммунальной собственности, то есть в собственности местных советов.

— В структуре тарифа любой ТЭЦ основная постоянная — природный газ. Почему для домохозяйств, обеспечиваемых теплом централизованно, тариф на газ составляет 1309 грн за тысячу кубометров, а для индивидуального отопления — 725 грн?

— Тарифы на газ устанавливает Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере энергетики. Поэтому логично адресовать этот вопрос именно ей.

(По информации ZN.UA, именно правительство стоит за этим политическим решением НКРЭ. Но в самом регуляторе эту информацию даже неофициально подтверждать побаиваются…)

— Вы можете объяснить такой парадокс. Почему цены лицензиатов-производителей и поставщиков тепла и воды иногда очень существенно отличаются от цифр, которые мы видим в платежках за жилищно-коммунальные услуги, ежемесячно присылаемых экс-жэками? И как с этим можно бороться? Ведь добиться от них структуры цен практически невозможно. В лучшем случае, вам пришлют констатирующую справку.

— Дело в том, что комиссия устанавливает тарифы на тепло и воду как на товар. И эта цена действует до так называемого среза дома, то есть до того момента, когда тепловая энергия или вода попадает во внутридомовые системы. Потребитель же получает не товар, а услуги: "централизованного отопления" и "централизованного холодного водоснабжения". Эти тарифы устанавливают местные органы власти на основании утвержденных нормативов. В них включается не только цена тепловой энергии и воды как товара, но и расходы эксплуатирующей организации (жэка) на содержание внутридомовых сетей.

Если возникают вопросы к справедливости расчетов, то жильцы дома могут создать объединение совладельцев многоквартирного дома (ОСМД). Такое объединение может отказаться от услуг жэка или другого поставщика услуг, самостоятельно обслуживать внутридомовые сети, заключить прямые договоры с теплокоммунэнерго и водоканалом. Часть жильцов пошли по этому пути, а часть по-прежнему не доверяет такой форме самоуправления. Но самое главное, необходимо понимать, что порядок будет только тогда, когда появится эффективный собственник дома.

— Вы всех агитируете вступать в ОСМД? Но ведь в этом смысле пока больше отрицательных примеров…

— Положительных примеров тоже масса. В каждой стране есть свои традиции, и должно пройти определенное время, прежде чем такие традиции организации домохозяйств появятся и у нас. Я верю, что рано или поздно Украина к этому придет. Другого пути просто нет.

Фото предоставлено пресс-службо Нацкомуслуг

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 18
  • mfb5022 mfb5022 2 травня, 13:07 в советском союзе комхозяйство, практически, было в одних руках. стабильность, относительная, в ценах на оборудование и прочее. поэтому была возможность усреднять расходы на "коммуналку" путём переброски средств из региона в регион. а сейчас каждый "хозяин" желает в первую очередь получить max прибыль при min затратах. не думая, что будет потом. а когда начало всё валиться - спихивать на высокую себестоимость создания услуг. вот пусть компенсируют из своих ранее заработанных выходят из положения. раз не захотели вовремя затратить чуть побольше, чтоб иметь сейчас стабильную прибыль (когда нужно было нести затраты на ремонт - это и стоило меньше). так что незачем скидывать на потребителя свои просчёты, которые есть недомыслие при расчётах получения прибыли для себя. жадный должен платить, рассчитывая получить на готовом для себя ничего не затрачивая. ПРИШЛО ВРЕМЯ ДЛЯ ТАКИХ "собирать камни" !!!!!!!!! согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться mab5022 mab5022 2 травня, 14:10 поправка: ник mfb5022 -читать как mab5022/ согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно