МАЛЫЙ БИЗНЕС: КОЛИЧЕСТВО СКАЗАННОГО НА ФОНЕ КАЧЕСТВА СДЕЛАННОГО

12 июля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 26, 12 июля-19 июля 2002г.
Автор
Отправить
Отправить

Представляете, что произойдет, если уйма проникновенных речей о пользе и значении малого и среднего бизнеса вдруг материализуется?..

Автор

Представляете, что произойдет, если уйма проникновенных речей о пользе и значении малого и среднего бизнеса вдруг материализуется? Наверное, что-то наподобие коммунизма, пользуясь прежними идеологемами, или, выражаясь по-современному, в обществе восторжествует подлинно демократические принципы, базирующиеся на высокоразвитых цивилизованных экономических отношениях. Да только не зря говорится, что от многократного упоминания о меде во рту слаще не становится. И объявление нынешнего года годом поддержки предпринимательства отнюдь не гарантирует это содействие на практике. Даже несмотря на осознание бесперспективности экстенсивных методов развития с их ставкой на базовые отрасли промышленности и многочисленные примеры из зарубежного опыта, наглядно свидетельствующие о том, что именно малый и средний бизнес составляют основу экономики развитого государства.

Судя по данным статистики, оптимисты от экономики имеют определенные основания для обнадеживающих рапортов. В сфере предпринимательства у нас в стране занято более 3 млн. человек. А совокупный объем произведенной ими продукции превысил 200 млрд. грн. Но, увы, эти показатели способны утешить лишь исключительно в рамках внутреннего пользования. В европейском же рейтинге развития предпринимательства за Украиной неизменно сохраняется место аутсайдера. Хотя отечественная статистика из года в год продолжает обнадеживать нас цифрами положительной динамики.

Например, в прошлом году количество малых предприятий в Запорожской области возросло более чем на 9 процентов, почти на столько же стало больше фермерских хозяйств, а численность граждан-предпринимателей и вовсе увеличилась без малого на 12 процентов. В этом секторе экономики было создано 15 тыс. рабочих мест. Можно только порадоваться за местные бюджеты, объемы поступлений которых возросли практически на 38 процентов. Однако радость эта несколько омрачается в сопоставлении с другими показателями. Скажем, удельный вес произведенной всеми малыми предприятиями продукции в общерегиональном объеме едва превышает 5 процентов при смехотворном приросте за год — всего 0,2 процента. Это невольно склоняет к мысли о том, что... Впрочем, не будем торопиться с выводами. Мы все равно к ним придем в ходе знакомства с характерными особенностями условий предпринимательской деятельности.

Практически половина запорожских малых предприятий и подавляющее большинство граждан-предпринимателей заняты торговлей. Подобный приоритет вполне объясним высокой оборачиваемостью средств, приносящих доходы. В производственной сфере показатели намного скромнее. Это особенно заметно по инвестициям в основной капитал, которые в промышленных малых предприятиях составляют 12,3 тыс. грн. на одного работающего против 6,8 тыс. в торговле. И хотя производственные затраты у них вдвое выше, чем у торговцев, уровень прибыльности в пять-шесть раз ниже.

Ситуация была бы благоприятнее, имей предприниматели реальный доступ к источникам кредитования. В развитых странах эта проблема решается относительно просто — собственно, для этого там и существуют банки. У нас же даже предпринимателю с опытом, не говоря уж о начинающем, на содействие этих финансовых институтов особо рассчитывать не приходится. Кредитные ставки отечественных банков непомерно высоки, а требования по части ликвидного залогового имущества слишком суровы. Невольно создается впечатление, что украинским банкирам малый и средний бизнес попросту неинтересен. Вероятно, они вполне удовлетворены тем, что суммарные активы их учреждений в десятки раз меньше по сравнению со всего лишь одним германским Deutsche Bank.

Помимо банков, альтернативным источником финансовой помощи предпринимателям могли бы стать кредитные союзы. Но, увы, не становятся. К примеру, в Запорожской области их сегодня столько же, сколько было до октябрьского переворота в провинциальном Бердянске с 30 тыс. жителей. А общая сумма кредитных средств, которыми располагали члены союзов, на начало этого года составила всего 5,3 млн. грн.

Несложно догадаться, что с государственной финансовой поддержкой предпринимательства дела обстоят еще печальнее. Формально она вроде бы присутствует. Но много ли проку, скажем, от государственного фонда развития предпринимательства, который пока преуспевает лишь в сетованиях на отсутствие средств. Хотя, согласно существующему законодательству, он вправе рассчитывать на 5-процентную квоту от полученных приватизационных денег. Но это только в теории, а на практике те крохи, которые ему достаются, деньгами даже называть неудобно.

Да и второй источник — местные бюджеты, которым законом «О государственной поддержке малого предпринимательства» предписано осуществлять финансовое обеспечение региональных программ — особой щедростью не отличается. В частности, в области на прошлый год выделение средств на поддержку предпринимательства было предусмотрено только в областном и в двух местных бюджетах. Насколько она была существенной, можно судить по тому, что один из местных бюджетов не дал предпринимателям ни копейки, а область расщедрилась на 150 тыс. грн. — в аккурат хватило на помощь пяти субъектам предпринимательской деятельности. Однако даже эти более чем скромные показатели дают Запорожской области основания быть в числе лидеров — одной из девяти областей, где предусмотренные бюджетные средства на финансирование региональных программ поддержки предпринимательства использованы в полном объеме.

В нынешнем году кардинальных перемен к лучшему тоже, увы, не предвидится. Областной бюджет запланировал помочь предпринимателям 400 тыс. грн., запорожский городской — 100 тыс. и бюджет Приморского района — 10 тыс. грн. Вот и весь список «меценатов».

На этом фоне весьма показательными представляются несколько цифр, характеризирующих степень дальновидности государственной экономической политики. В прошлом году на финансирование запорожской региональной программы развития предпринимательства из всех источников было потрачено менее 3,4 млн. грн. И это притом, что только субъектов предпринимательской деятельности из числа физических лиц в области зарегистрировано 63,8 тыс. А на выплату пособий двум третям официально зарегистрированных безработных израсходовано свыше 18 млн. грн. Конечно, социальная защита — дело святое, никто не спорит. Да только вряд ли ей суждено стать эффективной, если количество способных и желающих трудиться, но не имеющих такой возможности граждан будет и дальше расти.

Впрочем, не в деньгах счастье. Точнее, не только в них одних. И отечественные предприниматели в части финансов взыскательностью по отношению к властям особо не страдают. Суть их пожеланий, в принципе, сводится к простому и совершенно безобидному тезису: коль не можете помочь, так хотя бы не мешайте. Однако и этот призыв зачастую остается гласом вопиющего в пустыне.

Как и прежде, одной из наиболее болезненных проблем для малого и среднего бизнеса остается налогообложение — как по общему уровню нагрузки, так и чрезмерной сложностью механизма отчетности. И будущее, судя по всему, перемен к лучшему явно не сулит. Об этом, в частности, свидетельствуют предложения проекта Налогового кодекса, которые, вопреки декларируемым им целям, фактически увеличивают налоговое давление на субъектов хозяйствования. Выходит, внедренная президентским указом в 1998 году упрощенная система налогообложения обречена — вопрос только, когда это произойдет?

Если в стране в целом отсутствует четкая государственная политика, системный подход и соответствующая инфраструктура, обеспечивающая поддержку и развитие малого и среднего бизнеса, то вполне закономерно, что отечественному предпринимательству скорее суждено выживать не благодаря, а вопреки складывающимся обстоятельствам. Мало того, что процедуры получения различных разрешений, необходимых для ведения предпринимательской деятельности, чрезвычайно усложнены, так еще и требуют все больших и больших затрат. Фантазия чиновников поистине не знает пределов. Например, еще в 1995 году Запорожский горисполком обязал своим решением при подготовке проектно-сметной документации на строительство и реконструкцию объектов выделять три процента средств от стоимости строительства на паевое участие всех предприятий в развитии государственной пожарной охраны. И только в начале июня нынешнего года — семь лет спустя! — эту норму удалось упразднить.

Не отстают в изобретательности и представители других ведомств. Скажем, главный санитарный врач Запорожья обязал подчиненных принимать к рассмотрению проектные материалы от субъектов хозяйственной деятельности только при наличии письменного консультативного вывода от определенной коммерческой структуры.

Эти и многие другие искусственно созданные административные барьеры попросту не возникли бы, осуществляйся процесс регистрации предпринимательской деятельности по уведомительному, а не разрешительному принципу. Но, к сожалению, дело пока так и ограничивается одними разговорами. Не от того ли, что в глазах многочисленной чиновничьей братии предприниматель видится чем-то вроде дойной коровы, беспрекословно обязанной исполнять любую финансовую прихоть?

С точки зрения здравого смысла, такая позиция, казалось бы, мягко говоря, лишена логики. Зачем, спрашивается, создавать предпринимателям дополнительные трудности, если от их деятельности напрямую и подчас в значительной степени зависит наполнение местных бюджетов? Доказано ведь, что снижение налогового давления, упразднение надуманных административных барьеров не только не уменьшает, а наоборот — увеличивает поступления в бюджет. Но если логика на первый взгляд незаметна, это вовсе не свидетельствует об ее отсутствии. Просто ввиду своеобразия ее предпочитают скрывать от сторонних глаз.

— Мы постоянно говорим о необходимости создания так называемых банков данных об имеющихся помещениях, производственных площадях, оборудовании, земельных участках. Но до сих пор ни в одном районе или городе полной и доступной для предпринимателей информации об этом нет, — справедливо возмутился на одном из недавних совещаний председатель Запорожской обладминистрации Евгений Карташов. — Почему не проводятся открытые конкурсы по передаче в аренду помещений, земельных участков? Это что, сознательное нежелание органов власти или их организационное бессилие?

Из предложенных вариантов ответа, похоже, более реалистичным все же представляется первый. Хотя бы в связи с информацией, появившейся в местной прессе относительно деятельности бывшего городского головы Орехова. Он арестован по обвинению во взяточничестве в особо крупных размерах. А выразилось оно в получении дачного участка в районе Массандры от предпринимателя, которому чиновник оказал содействие в оформлении аренды коммунальной собственности с правом последующего выкупа на весьма льготных условиях.

Для самоуспокоения можно, конечно, считать этот случай досадным исключением и по-прежнему недоумевать, с какой это стати предприниматели отдают предпочтение теневой экономике. Той самой, борьба с которой ведется на всех уровнях столь же неустанно, сколь и безрезультатно...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК