КОНСОРЦИУМ В ЗАКОНЕ

13 февраля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 6, 13 февраля-20 февраля 2004г.
Отправить
Отправить

Труба по-берлински 20 февраля в Берлине должны состояться украинско-немецкие консультации на высшем уровне — с участием Президента Украины Леонида Кучмы и канцлера ФРГ Герхарда Шредера...

Труба по-берлински

20 февраля в Берлине должны состояться украинско-немецкие консультации на высшем уровне — с участием Президента Украины Леонида Кучмы и канцлера ФРГ Герхарда Шредера. Вопросов будет достаточно много. Но, пожалуй, самый интересный из них — судьба международного газового консорциума.

Нынешние украинско-немецкие консультации — пятые по счету. Предыдущие состоялись в декабре 2001-го, и тогда основным вопросом были договоренности с Парижским клубом о реструктуризации газовых долгов Украины. Проекта консорциума тогда еще не было, так что нынешняя встреча на высшем уровне станет первой, где он может предметно обсуждаться.

Немцам есть что сказать. Через некоторое время после начала процесса стало очевидным желание Москвы максимально отстранить их от процесса. В результате, если не считать нескольких трехсторонних встреч невысокого уровня, участие Германии просматривалось чисто символически. Правда, к чести Украины — подыгрывать российскому партнеру она не стала, продолжая двусторонние контакты с Германией. Глава германского «Рургаз АГ» Буркхард Бергманн встречался как с руководством НАК «Нафтогаз України», так и Президентом.

Однако официально переговоры относительно газотранспортного консорциума (ГТК) свелись к диалогу Москва — Киев. Так что сейчас, в преддверии встречи, германскую сторону «ознакомили с переговорным процессом Киева и Москвы по этому вопросу».

Со своей стороны ФРГ заявила о готовности к политическим решениям по поводу создания газового консорциума, однако проектом должны заниматься сугубо «Нафтогаз України», РАО «Газпром» и немецкий «Рургаз». К началу марта должны быть готовы и два варианта технико-экономического обоснования строительства нового газопровода от Александрова Гая до Ужгорода.

Между тем в Москве открыто пишут о том, что во время январской встречи президенты Путин и Кучма «окончательно договорились создавать консорциум на базе всей украинской газотранспортной системы». Стало известно, что НАК «Нафтогаз України» подготовил пакет поправок в украинское законодательство. В принципе, об этом говорил еще в прошлом году вице-премьер по ТЭКу Андрей Клюев. Была создана рабочая группа, и в январе стали известны ее первые предложения.

Оказалась, что в законе «О трубопроводном транспорте» необходимо оговорить передачу газопроводной системы и хранилищ в концессию. Аналогичную поправку внесут и в закон «О концессиях». В него же добавят поправку о возможности передачи консорциуму газотранспортной системы в концессию без конкурса. Действительно, зачем нам конкурсы?

Очень трогательные поправки предполагаются в законе «О приватизации государственного имущества». То, что в новой редакции магистральные газопроводы и газохранилища будут исключены из перечня объектов, запрещенных к приватизации, это понятно. Как и статья, предоставляющая участникам концессии, которые «успешно управляли имуществом, преимущественное право на его приобретение».

Учитывая, что курирующий процесс с российской стороны вице-премьер и председатель наблюдательного совета консорциума Виктор Христенко снова заговорил о сроке концессии «не менее чем на 50 лет», приватизация после успешного управления имуществом — вопрос почти академический. За полвека много чего поменяется. Тот же «Газпром» либо исчезнет, либо здорово изменит свой облик. Вот, к примеру, и трех лет не прошло, а немецкий участник консорциума «Рургаз» уже поменял владельца — теперь это немецкий концерн ЭОН.

Впрочем, пока что в документах фигурирует цифра «30 лет». И украинские разработчики утверждают, что «магистральные газопроводы Украины передаются в концессию с учетом национальных интересов Украины». Наша страна должна иметь решающий голос в консорциуме, а прибыль ГТК эксперты «Нафтогаза» предлагают делить поровну: 50% — Украине, 50% — остальным участникам консорциума. Контрольный пакет Украины вряд ли вызовет в Белокаменной бурный восторг. Впрочем, саму готовность вносить изменения в законодательство россияне, несомненно, приветствуют.

Кстати, в закон «О нефти и газе» предполагается внести разрешение на подключение к консорциуму третьих стран. При этом украинцы считают, что происходить это будет именно за счет доли «Газпрома».

Что нам стоит…

Наметившиеся подвижки вызвали в Москве и Киеве определенный энтузиазм, хотя, похоже, по разному поводу. В России считают, что Украина рано или поздно пойдет на дальнейшие уступки. В Украине не без облегчения поняли, что вероятность консорциума «под выборы» резко упала. Изменение многих законов в любом случае потребует немало времени. Теоретически, конечно, можно представить продавливание изменений одним пакетом, но после этого сторона, добившаяся результата таким образом, на выборы может не идти — за бесперспективностью.

Так что консорциум-04 просматривается исключительно слабо. Да и Путин справедливо заметил, что «спешка в создании консорциума неуместна».

А вот над его же фразой, что «в двустороннем порядке вопросы отрегулированы, теперь подключаем и западноевропейских партнеров», есть смысл поразмыслить.

Не говоря уж о том, что до сих пор не определились, чем, собственно, управлять. Москвичи хотели бы, чтобы ГТК получил в концессию все магистральные газопроводы и газохранилища. Украинская сторона предпочла бы обойтись только ключевыми транзитными трубами и несколькими подземными газохранилищами на Западе страны.

Ну и самое главное — цена вопроса. В одном из рассматривающихся вариантов написали, что от участников консорциума потребуют по 500 млн. долл. инвестиционного взноса в объекты концессии.

Очень мягко выражаясь — а отчего так мало? Международная оценка трубопроводной системы Украины ниже отметки в 13 млрд. долл. не опускалась. И половина от этой суммы — это несколько больше, чем миллиард долларов...

Впрочем, оценка стоимости нашей системы может вылиться в увлекательное зрелище. К примеру, согласно бухгалтерскому балансу «Укртрансгаза», его основные средства составляют аж 8,22 млрд. грн. (1,54 млрд. долл.). Очевидно, что эта цифра в оценке стоимости Москве нравится куда больше…

Ну а методы убеждения в правильности оценки мы вполне наглядно можем наблюдать на примере Белоруссии. Соседей сейчас прессуют по полной программе.

Причем речь тоже идет о совместном управлении трубой — точнее, о создании СП на паритетной основе. Масштабы транзита российского газа на Запад через Белоруссию (25 млрд. кубометров) составляют примерно четверть от украинских.

В итоге Минск выполнил предварительную оценку, согласно которой «с учетом мировой практики оценки рыночной стоимости предприятий оценка стоимости АО «Белтрансгаз» произведена аналоговым методом в сопоставлении с газотранспортными компаниями Словакии, Чехии, Латвии, Литвы.

В частности, стоимость АО «Словацкая газовая компания», близкого по технико-экономическим характеристикам к АО «Белтрансгаз», определенная независимой оценочной компанией, составляет 4—5,1 млрд. долл. В соответствии с мировой практикой, участие внешних инвесторов в совместных акционерных обществах осуществляется путем приобретения ими пакетов акций не по балансовой, а по рыночной стоимости…»

Отсюда сделали вывод, что половина от 4 млрд. долл. — это два миллиарда. «Газпром» с оценкой не согласился и считает, что более 600 млн. долл. платить не будет, а систему оценивать надо именно по балансу...

В итоге в настоящий момент «газовая война» в самом разгаре. «Газпром» прекратил прямые поставки газа нашим соседям — его поставляют трейдеры.

В принципе, прессовать аналогичным способом Украину трудно — сказывается и наша доля в транзите, да и газ мы напрямую у «Газпрома» уже года четыре не покупаем. Но попытки максимально дисконтировать нашу долю еще впереди.

Причем проблема минимизации оценки состоит не только в здравом желании сэкономить, но и в отсутствии свободных денег. Недавно РАО проиграло конкурс в Германии за покупку 32% акций газосбытовой компании VNG. Причина — не нашлось суммы порядка 780 млн. долл. Еще 900 млн. за 16,7-процентный пакет словацкой газотранспортной компании SPP россияне не могут заплатить уже третий год. Вообще с деньгами у «Газпрома» сейчас напряженка. Хотя ситуация откровенно лучше, чем пару лет назад.

Но долго ждать русские не могут по простейшей причине: время работает против них. В Европе происходит либерализация рынка газа, и одним из его требований является обеспечение свободного доступа к трубе. Попытка поставить под контроль чешский и словацкий участок трубы не удалась (в Чехии не получили ничего, а в Словакии достался утешительный, хотя и очень дорогой пакет).

Между тем через несколько лет потихоньку истекают сроки долгосрочных контрактов на поставку газа в Западную Европу. И далеко не факт, что они будут переоформлены. Пока что россиянам приходится непрерывно уступать. С этой точки зрения «запрессовка» Киева и Минска в общую обойму является для «Газпрома» безусловным приоритетом.

При этом набор пряников для соседей у РАО достаточно ограничен — увеличение поставок газа. Лукашенко вообще потребовал гарантий, что через Белоруссию на Запад ежегодно будет транспортироваться 100 млрд. кубометров газа, что явно нереально. Нам обещают до 135 млрд. кубометров транзитного газа, что в общем-то выполнимо, но при условии, что львиную долю — до 70—80 млрд. куб. — составит среднеазиатский.

Собственно говоря, стратегия россиян в настоящий момент строится на максимально возможном включении среднеазиатского газа в свой экспортный канал. На фоне откровенного срыва планов по добыче ямальского газа (уже очевидно, что раньше, чем через десять лет, его не будет) это вполне логично. А вот на каких условиях в этой ситуации играть Украине — уже другой вопрос...

Сухой остаток

Создавшуюся ситуацию «Газпром» оценивает следующим образом: «Основные маршруты газопроводов от газовых месторождений в Западной Сибири к экспортным рынкам Западной Европы проходят через Украину… Стратегия ОАО «Газпром» заключается в диверсификации маршрутов экспорта, в настоящее время ОАО «Газпром» зависит от украинских трубопроводов, через которые осуществляется значительная часть продаж газа в Западную Европу. Одновременно Украина зависит от ОАО «Газпром» в плане удовлетворения своих внутренних потребностей в природном газе. Хотя такая взаимозависимость принимается во внимание в переговорах по большому числу вопросов, включая условия платежей за газ, поставляемый ОАО «Газпром», и транзитные сборы, ОАО «Газпром» не контролирует украинские трубопроводы и не может предотвратить существенных перебоев в прокачке принадлежащего ОАО «Газпром» газа через Украину». (За всю 30-летнюю историю прокачки газа перебоев не было, а с мая 2000 года отсутствовали и случаи несанкционированного отбора газа. — И.М.)

РАО «Газпром» расширяет свои экспортные мощности путем диверсификации экспортных маршрутов и капиталовложений в трубопроводные проекты «Ямал—Европа» и «Голубой поток», а также в другие ориентированные на экспорт проекты, такие, как Трансбалканский трубопроводный проект. Возможно, однако, что на этих планах скажутся, помимо прочего, снижение спроса на газ в Европе, трудности, связанные с локальным планированием и строительством, а также способность «Газпрома» привлекать внешнее финансирование на приемлемых условиях.

В принципе, все внятно: будут деньги и спрос — достроим новые мощности.

Кстати, кроме прокладки новых трубопроводов россиянам придется постоянно помнить и о своей Единой системе газоснабжения России.

А в ней «большая часть трубопроводов старше десяти лет, а некоторые части системы старше 30 лет. Значительная часть трубопроводов обладает химической защитой, которая имеет ограниченный срок действия и эффективность. Кроме того, многие сегменты этой сети находятся в зонах с суровым климатом, где очень трудно вести строительство, техническое обслуживание и модернизацию. Хотя в последнее время не было существенных задержек или сокращений поставок газа потребителям ОАО «Газпром», нельзя дать гарантии, что такие задержки и сокращения не будут иметь места в будущем в связи с коррозией трубопроводов, авариями на компрессорных станциях, проблемами сурового климата и недостаточным техническим обслуживанием и модернизацией сети».

Это — к вопросу о «проржавевших» украинских трубах. Хотя ремонтировать их придется и им, и нам. Причем привлекая на эти цели внешние источники…

«Газпром» уже разместил несколько облигационных займов. НАК «Нафтогаз» собирается в первой половине этого года разместить заем объемом до 600 млн. долл. Причем ранее сообщалось, что основная его часть, до 300 млн. долл., пойдет на повышение эффективности украинской газотранспортной системы.

Между прочим, от займа будет и еще одна польза — придется спешно выполнить публичную оценку текущего состояния системы. На фоне тотальной закрытости создания консорциума — мера далеко не лишняя.

Благодаря предыдущему выпуску трехлетних облигаций «Укртрансгаза» стала ясна официальная позиция НАКа по вопросу обходящих газопроводов. Оказалось, что сами транспортники особых поводов для истерики не видят.

Согласно инвестиционному меморандуму по состоянию на середину 2003 года, «пропускная способность газопроводов, построенных с участием РФ, способных транспортировать природный газ в обход ГТС Украины, составляет порядка 18 млрд. кубометров. Ожидается, что в период 2003—2006 гг. данный показатель увеличится до 38 млрд. кубометров за счет наращивания пропускной способности ГП «Голубой поток» и достройки первой ветки ГП «Ямал—Западная Европа».

При этом прогнозируемый объем поставок российского газа в европейские государства возрастет за тот же период до 158 млрд. кубометров вслед за растущим потреблением в этих странах. Так что в обозримой перспективе и как минимум до 2006 года риск постройки чего-то обходного равен нулю. Даже если такое строительство начнется уже завтра (что само по себе маловероятно, учитывая масштабность проекта и необходимость подготовки тщательной строительной документации), срок строительства обходного газопровода составит не менее пяти лет.

Даже если такой газопровод будет построен, то украинская газотранспортная система в течение как минимум до 2013 года будет задействована на полную мощность. Говорить об этом уверенно нам позволяет долгосрочный контракт, подписанный НАКом и «Газпромом», которым российская сторона гарантирует транзит по украинской территории газа в объеме не менее 110 млрд. куб. в год с соответствующей платой за транзит в виде газа в объеме 26 млрд. куб.

Причиной такого развития событий является постоянно растущая потребность Европы в поставке газа, в первую очередь российского.

Интересный вопрос о деньгах. В бюджете Украины на 2004 год предусматривается прокачка 124,5 млрд. кубометров российского газа. При тарифе 1,094 долл. за 100 км оплата за транзит составит 1,36 млрд. долл. Из них 414 млн. долл. сразу вычитаются как рентная плата (сравните это с инвестиционным взносом участника ГТК).

А кроме этого, есть еще и плата за хранение газа в хранилищах, транзит для украинских предприятий и проч.

После постройки новая труба даст еще 207—328 млн. долл. Это примерно четверть поступлений за транзит. В общем немало, но стоит ли ради этого отдавать 50% общей прибыли — вопрос риторический. Не лучше ли делить пополам именно доходы от новой трубы? Это, как нам кажется, было бы выгодно всем.

Увеличение мощностей транзита на 1 млрд. куб. по Украине обойдется в 85 млн. долл. Для сравнения: в столь любимом россиянами проекте Северо-Европейского газопровода через Балтику, с пропускной мощностью 19 млрд. кубометров газа и стоимостью до 5,7 млрд. долл., — уже 300 млн. С соответствующим увеличением сроков окупаемости.

Своих денег на достройку газопроводов (то ли по Украине, то ли на Балтике) у РАО нет, а тот же «Рургаз» по поводу балтийского газопровода высказался в том смысле, что проект, несомненно, интересный, но сначала неплохо бы изучить, нужен ли он рынку. Особого энтузиазма пока не выказывают и другие потенциальные инвесторы. И когда мы будем говорить с партнерами в Берлине или в той же Москве, это надо помнить…

Если же перейти от глобальных вопросов к конкретике, то пока определились лишь с одним участком. От Богродчан до Ужгорода построят новую трубу длиной около 200 км. Это позволит лучше использовать возможности имеющихся ПХГ и увеличить пропускную способность в западном направлении на 8 млрд. кубометров. В январе условились считать его первым участком трубопровода Новопсков —Ужгород.

Вообще-то данное определение притянуто за уши. Речь идет скорее о частичной реанимации магистральных газопроводов Иванцевичи—Долина и Торжок—Долина. Но надо же хоть что-то показать… Тем более что за эксплуатацию нового Украина действительно получит деньги, что само по себе неплохо. Нужно просто не забывать, что реальная цена вопроса на два порядка выше.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК