Зри в корень

31 января, 2014, 19:10 Распечатать Выпуск №3, 31 января-7 февраля

Опытная эксплуатация "Единой базы налоговых знаний" оказалась столь успешной и полезной, что с нового года Министерство доходов и сборов запускает на ее основе "Загальнодоступний інформаційно-довідковий ресурс — "ЗІР"

Опытная эксплуатация "Единой базы налоговых знаний" оказалась столь успешной и полезной, что с нового года Министерство доходов и сборов запускает на ее основе "Загальнодоступний інформаційно-довідковий ресурс — "ЗІР" (zir.minrd.gov.ua).

Оно и понятно. Можно себе представить, насколько сократилась работа у тех, кто делал бизнес на доведении "высочайшей" точки зрения до рядовых налогоплательщиков. Бизнес "при государственной власти" и на основе особого доступа к ней. А тут мир меняется, и распространение общедоступной нормативной информации перестает быть достоянием избранных.

Однако мы предлагаем пойти дальше и ввести на ресурсе "ЗІР" рубрику вопросов, на которые никогда не будет дан официальный ответ. Более того, официальные лица никогда их не зададут. И даже будут делать вид, что этих вопросов не существует. Ибо "так есть, а иначе быть не может".

Поэтому пусть такие вопросы зададут рядовые налогоплательщики. И они повисят дамокловым мечом над законотворцами, а также их аналитическими консультантами всех мастей. В подтверждение того, что не все еще готовы молиться на законодательную мудрость.

Начать предлагаем со следующих вопросов…

Трактовка хозяйственных операций с точки зрения "доктрины деловой цели".

Некоторое время назад именно такой инструмент предполагалось дать в руки налоговой службе с
целью наведения порядка. Однако по принятии Налогового кодекса соответствующей формулировки в нем не появилось. Все предпочли продолжить дискуссию с помощью положений Гражданского и Хозяйственного кодексов: "ничтожные" сделки, "фиктивные" сделки. Плюс "креативные" подзаконные формулировки — "фиктивная", "бестоварная" хозяйственная операция.

Поскольку к Гражданскому и Хозяйственному кодексам налоговая служба (без привлечения судебных инстанций) имеет весьма опосредованное отношение, появляются все новые и новые витиеватые юридические решения в духе "и вашим, и нашим". Например: "Позиция Высшего админсуда … состоит в том, что налоговая квалификация операций производится независимо от действительности либо недействительности сделки, т.е. плательщику может быть доначислено налоговое обязательство, если экономическая сущность операции не соответствовала выбранной сторонами форме сделки, без разрушения юридической формы сделки (без признания ее недействительной)". Понятно, что на такой подзаконной "юридической мудрости" множество должностных лиц получают заслуженные и почетные звания. Тем не менее, предлагаем поставить вопрос ребром: что же мы действительно думаем по поводу прямой и честной законодательной трактовки "доктрины деловой цели"? Так, чтобы каждому со своей стороны не играть в "праведника" и "идиота", а по существу…

В нынешних подзаконных нормативных актах многое говорится о порядке присвоения налогоплательщику особых статусов "плательщика НДС" или "плательщика единого налога". И лишения его этих статусов за последующие нарушения.

Хотелось бы все же услышать прямой и ясный ответ на вопрос: обретение соответствующих "налоговых статусов" — это "право" налогоплательщика или "дарственная" от надзирающей налоговой службы?

Если это "право", то обретение и выход из соответствующего статуса может быть лишь по собственной воле налогоплательщика. Со стороны налоговой службы — только штрафы за нарушения. Однако складывается такое впечатление, что в нынешнем нормативном изложении подобные статусы "жалуются" налогоплательщику за его примерное поведение. А при необходимости так же отбираются "волей свыше".

Если эти статусы, по мнению аналитиков налоговой службы, столь привлекательны, что являются "наградой", значит, попирается равенство всех перед "налоговой нагрузкой". А если все в норме, то почему предусмотрено административное вмешательство? Ответь нам, о "Единая база налоговых знаний"!

Не так давно многие говорили о том, что разделение учета на бухгалтерский и налоговый — это нехорошо. Двойная работа, бюрократия и т.п. Не будем вдаваться в суть самого спора. Вроде бы в порядке налогообложения прибыли этот недостаток преодолели (если не поминать тихим словом "налоговых разниц"). Однако мало кто вспоминает, что основную методологическую проблему составляло расхождение в порядке отражения операций: "по реализации" и "по первому событию". Между бухгалтерским учетом и налогом на добавленную стоимость все так и осталось. В чем принципиальное послабление?

Вопрос: все ли сегодня помнят, в какой период и ради какой светлой цели вводилось "правило первого события"?

Напомним: вводилось в 90-е в экономике массовых неплатежей и оборванных товарных цепочек. Когда отгружали — и не получали оплаты. Несознательно. Или отгружали — и получали оплату вне бухгалтерского учета. Сознательно. Или получали предоплату — и исчезали. "Правило первого события" на тот момент предполагало, чтобы какие бы "методы оптимизации" ни придумывал отечественный налогоплательщик, государство в части своих налогов не оставалось в накладе. На тот момент уследить за всеми государство не могло. По правилу "первого события" следило за некоторыми, оседлыми.

Теперь по текущему моменту. Не хочет ли увидеть уважаемая законодательная власть, что времена несколько изменились? По меньшей мере, централизованная система регистрации налоговых накладных позволяет уже следить за всеми. Какая ныне логическая нагрузка ложится на "правило первого события"?

Если мы продолжаем настаивать, что "налог на добавленную стоимость платит покупатель", причем "он не включается в цену продукции (товаров, работ, услуг)", то по какой логике продавец должен заранее перечислить его в бюджет, еще не получив оплату от покупателя? В качестве "предоплаты" бюджету, причем на свой страх и риск?

Возможно, группа аналитиков, рассуждающих в стиле "то ли еще будет", опасается массового (сознательного или несознательного) накопления дебиторской и кредиторской задолженности, что "навредит поступлениям в государственную казну". Для них ответим следующее: по истечении трех лет подобная задолженность становится сущим благом для государственного бюджета, поскольку попадает в полной своей сумме под налог на прибыль (смотри соответствующий раздел акта при каждой налоговой проверке). И если государство не может отследить экономическую судьбу предприятия в течение трех лет исковой давности, то вывод тут один — либо в нашей экономике предприятия столь долго не живут, либо что-то не так в самой системе налогового администрирования. Но стоит ли по этим причинам насиловать всех "правилом первого события"?

Предлагаем продолжить список вопросов, оставшихся без ответа в "Единой базе налоговых знаний". Если теперь это действительно "Загальнодоступний інформаційно-довідковий ресурс" ("ЗІР"). 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно