ЗАБАСТОВКА ЗАКОНЧИЛАСЬ

19 июня, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 25, 19 июня-26 июня 1998г.
Отправить
Отправить

Забудьте Забастовка шахтеров продолжается уже больше полутора месяцев. Трудовой конфликт, которому горняки придают чисто экономический характер, все больше приобретает политическое значение...

Забудьте

Забастовка шахтеров продолжается уже больше полутора месяцев. Трудовой конфликт, которому горняки придают чисто экономический характер, все больше приобретает политическое значение. Происходит это даже без желания профсоюзных лидеров, которые привели рабочих в Днепропетровск и Киев. Дальнейшее отмежевание от политики ничего в этом не меняет. Требования шахтеров только на первый взгляд касаются судьбы угледобывающей отрасли. Здесь все - политика, от начала и до конца.

В пятницу 12 июня очередная сессия Днепропетровского областного Совета рассмотрела социально-экономическую ситуацию в Западном Донбассе и в своем решении поддержала все требования бастующих. Избранный на последнем заседании сессии предыдущего созыва почетным председателем лидер «Громады» Павел Лазаренко в обличительной речи подверг резкой критике исполнительную власть - как местную, так и центральную. Филиппики Павла Лазаренко новизной не отличались, все было уже сказано не раз и не два. Поддерживая без всяких оговорок требования шахтеров, бывший премьер-министр не мог не понимать, что в этом проявляется именно тот безудержный популизм, которым возглавляемая им партия страдает с самого своего основания. Ведь ему, как никому другому, прекрасно известно, что удовлетворение выдвинутых требований может самым серьезным образом дестабилизировать обстановку в государстве. Мы и так не можем похвастаться быстрым движением по пути реформ. Стоит ли ставить под угрозу то, что было достигнуто с таким трудом? Неужели теневое правительство «Громады» хочет выйти на свет в обстановке всеобщего хаоса и гиперинфляции? Вопросы скорее риторические. Шахтерскую карту с самого начала пытаются сделать козырной. Интересное совпадение. Начало забастовок и марша на Киев и Днепропетровск практически синхронизировано с началом сессии парламента нового созыва.

Первое требование - погашение задолженности по зарплате. Справедливость его не подвергается сомнению. За добытый уголь шахтеры должны получить сполна. Вызывает возражение не столько форма требований, сколько то - к кому они обращены. Почему государство должно рассчитываться за уголь, проданный коммерческим структурам? За государственный заказ наша держава должна расплатиться полностью, тут дискуссии неуместны. Но таковой составляет примерно 10-15 млн. тонн угля, а добывают в Украине примерно 70. Даже если предположить, что государственным предприятиям продана половина угля, то за остальной требовать оплаты от правительства - это уже не экономика, а политика. Чтобы рассчитаться за весь уголь, государство средств не имеет. Разговоры об использовании резервов Национального банка для этих целей либо носят дилетантский характер, либо преследуют далеко идущие цели. Трудно представить, что специалисты «Громады» не могли подсказать лидеру этой организации, что это путь к инфляции, которую подавили с таким трудом. Стабильность валюты, столь тяжело поддерживаемая, является необходимым условием промышленного подъема, и не стоило бы ответственным политикам ставить ее под угрозу. Резервы Национального банка создаются не за один день. Это потратить их легко, а получить - гораздо сложнее. Если же предложение об активах лишь - аргумент в политической игре, то отношение к нему должно быть соответствующее. А ведь легковерные могут и пойти на поводу популистских предложений.

В своем выступлении на сессии и на последующей пресс-конференции Павел Иванович обещал разобраться с импортом польского и российского угля. Одним из требований шахтеров также является запрет на импорт этого топлива. Протекционизм - любимый конек некоторых наших политиков. Это своего рода экономическая ксенофобия. За годы советской власти в наше сознание так глубоко въелась вина тех, кто находится по другую сторону границы, что мы даже не отдаем себе отчета в пагубности этой привычки, ставшей второй натурой. Конечно, отечественного производителя нужно защищать. Так делают во всем мире и мы не должны быть исключением. Но делать это нужно с умом, а не по-большевистски, размахивая шашкой запретов где надо, а где и не очень.

Не секрет, что качество донецкого угля не очень высокое и непрерывно ухудшается из-за высокой зольности и содержания серы, доходящего до 2,5%, в то время как приемлемым считается содержание не более 1,5%. Никто лучше электроэнергетиков не знает, сколько неприятностей доставляют им эти примеси в угле. К тому же сера представляет собой и экологическую опасность, так как выбросы ее соединений в атмосферу возвращаются на землю в виде кислотных дождей. Защита окружающей среды - вещь дорогостоящая и ложится на себестоимость. Конечно, шахтеры должны иметь работу, но не за счет металлургов или химиков. Высокие цены на уголь - это повышение стоимости электроэнергии, тепла и воды в наших домах, увеличение стоимости продукции промышленности и сельского хозяйства. Почему же потребители должны отказываться от импортного угля, который не только дешевле, но и лучшего качества? У нас 130 неперспективных шахт, уголь которых по стоимости намного превосходит уровень мировых цен. К тому же на себестоимость ложится социальная инфраструктура, которую до сих пор содержат шахты. Зачем же государству дотировать производство на заведомо убыточных шахтах, у которых нет никаких шансов стать на ноги? Высказывание на сессии областного Совета горного мастера шахты «Юбилейная» Виктора Швеца, которое весьма распространено среди шахтеров, о том, что цена угля ниже себестоимости «во всем мире и вовеки веков», является нонсенсом. Необходимость больших дотаций вынудила в свое время английское правительство Маргарет Тэтчер пойти на реструктуризацию отрасли и закрыть большинство шахт Соединенного Королевства. То же самое пришлось сделать в Германии, Франции, Бельгии. Оставшиеся шахты добывают вполне рентабельный уголь, иначе их закрыли бы также, как и предыдущие. Кроме Европы и России, добыча угля растет во многих странах и регионах: США, ЮАР, Южной Америке. Австралия увеличила производство угля в два раза, быстро растет добыча топлива в Китае. Предполагать, что везде она нерентабельна, нет никаких оснований. Цена на нефть непрерывно падает, уголь испытывает острую конкуренцию. Если бы его добыча требовала столь больших дотаций, то никто бы таким безнадежным делом, как его производство, не занимался. Тем более, что практически везде угольная отрасль денационализирована. И это является одним из главных условий ее выживания вообще.

Угольная промышленность Украины нуждается не в подаяниях, а в реструктуризации, чтобы она не висела тяжелой гирей на шее государства. Защитой отечественного производителя угля будут грамотно введенные квоты на импортный уголь и объявление тендера на них. Возможна и гибкая тарифная политика, да и налогами было бы весьма неплохо поощрять наших производителей. Но ни в коем случае не заниматься запретительством. Более 70 лет такого занятия ничего хорошего не дали, только отучили бороться с конкурентами.

И уж совсем непонятным выглядит требование бастующих национализировать отрасль. Зачем это делать, если 100% акций принадлежит государству? Скорее всего за этим стоит требование полного госзаказа на продукцию шахт. Но почему государство должно выкупать не нужный ему уголь, без всяких перспектив его продажи? А если его реализовать можно, то пусть этим занимается либо производитель, либо соответствующие коммерческие структуры. Не следует плодить посредников, чтобы цена на уголь для потребителя не превышала в несколько раз мировую. Количество их должно быть оптимальным в каждом случае. Причем государство не должно нести ответственность за их деятельность и своевременность возврата денег за уголь.

Иллюстрируя на примере шахтеров неспособность правительства решить экономические проблемы страны, лидер «Громады» заявил, что если правые и центристы не сформируют парламентское большинство, то это сделают левые. Надо понимать, при поддержке возглавляемой им партии. «Условия для этого есть», - заявил Павел Иванович. Если имелись в виду чисто арифметические показатели, то маловероятно, что они существенно изменятся. Даже если фракция «Громады» и усилилась за счет Дмитрия Дворкиса и Александра Настенко. В таком случае, почему мы не видим парламентского большинства при выборах председателя такого представительного собрания? Левым и примкнувшей к ним «Громаде» не под силу поставить своего представителя во главе парламента, а они уже замахнулись на правительство. На наш вопрос о возможности российского варианта разрешения вопроса о доверии правительству Павел Лазаренко ответил, что такого не будет. Надо полагать, не позволит возможное левое большинство.

Видимо, разуверившись в поддержке политиков, которые что-то обещали, но, как всегда, не выполнили, шахтерские лидеры подписали с правительством согласительный протокол. Документ компромиссный. Что-то шахтеры получили, чего-то добиться не удалось. Это означает, что пока карта шахтерских забастовок оказалась невыигрышной, политические планы ее использования остались невыполненными. Отправить правительство в отставку будут пытаться каким-то другим способом.

Теперь шахтеры никому не нужны. Забастовка закончилась. Можно забыть, по крайней мере, до осени.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК