За год до извержения Эльбруса

19 октября, 2007, 12:48 Распечатать
Выпуск № 39, 19 октября-26 октября 2007г.
Отправить
Отправить

Искатель фумарол — Ежедневно сейсмостанции регистрируют в Приэльбрусье толчки до трех баллов, а ...

Искатель фумарол

— Ежедневно сейсмостанции регистрируют в Приэльбрусье толчки до трех баллов, а иной раз трясет и по нескольку раз на день, — говорит Иван Сердюков, отхлебывая чай из чашки с силуэтом двуглавого Эльбруса. — Уже обнаружены четыре локальные точки повышенной температуры. Все четыре температурных пятна расположены на разломах земной коры. Это подтверждают снимки из космоса.

Ветераны альпинизма, приехав­шие на 60-летний юбилей украинского лагеря «Эльбрус», находят тревожные точки на самодельной кар­те. Карта скопирована с немецкой, провисевшей на «Приюте одиннадцати» чуть ли не до семидесятых.

— Наблюдаются не только температурные скачки, но и подвижки земной коры.— Сердюков поигрывает расклепанным крюком с германским клеймом, правда, без свастики. — Над проблемой работают четыре института Российской академии наук: геологии, географии, физики Земли и геофизики.

Для патриархов одесского альпинизма вражеский крюк не диковинка. Они не только крюки находили, но и немецкие консервы. Первые сборы украинских альпинистов стартовали в 1946-м из руин дома отдыха работников культуры БАКСАН-РОТФРОНТ — своей базы у УССР тогда еще не было.

— Вот здесь, под языком Боль­шого Азау, я обнаружил фумаролу, вытаину. Образовалось целое озерцо талой экологически чистой воды, — Сердюков показывает точку на карте. Пакует в рюкзак американские датчики, провода, самописцы. Завтра он потащит 15 килограммов этого добра на Эльбрус к Скалам Пастухова и выше.

Иван Иванович Сердюков — доцент единственной в РФ кафедры чрезвычайных ситуаций Кабардино-Балкарского университета. Ветераны уважают Ивана Ивановича за то, что он человек не только науки, но и гор. С 1991 по 1992 гг., когда лагерь утратил статус украинского, отставной ракетчик Сердюков был директором лагеря «Эльбрус». Соседние базы пустовали или вовсе пребывали в запустении, а «Эльбрус» цвел палатками. Пере­кладными добирались сюда энтузиасты из Киева, Одессы, Харькова, чьими руками этот лагерь благоустраивался, обихаживался и развивался с памятного 1947 года.

— Когда же прогнозируется извержение Эльбруса? — спрашиваю напрямую.

— Цикличность вулканической активности в районе — примерно 100—101 год, — отвечает спокойно. — Период определен по отложениям пепла с Эльбруса в Волгоградской области. Поэтому извержение или локальный выброс ожидается примерно через год. Даже если произойдет таяние ледников, сметет многие поселки, изменится климат в регионе.

Напяливает рюкзак и шлепает в сторону Эльбруса.

Давка на Эльбрусе

На конечной станции третьей ветки эльбрусской канатки «Мир» столпотворение. Группы пробираются вереницей к фундаменту «Приюта одиннадцати». Одни скользят в кроссовках, другие скачут с горы на титановых «кошках». По леднику, выедая промоины и обнажая трещины по флангам, несутся потоки талой воды, но народ не сдается, прет с напором.

— Кур-р-рва-а-а! — кричит обессиливший паренек из Кракова. Автор ему «сел на хвост», легче подниматься след в след. «Ратраки», похожие на тракторы тяжелые гусеничные снегоходы, носятся взад-вперед, размалывая натоптанные в снегу цепочки следов. За 450 долларов «ратрак» доставляет интуристов, минуя похожий на ярмарку «Приют одиннадцати», чуть ли не до седловины, где они теряют сознание, так как в спешке и нетерпении не прошли ступенчатой акклиматизации. Поверженных эмчаэсовцы стропят, как на лесоповале, и волокут сначала ниже, потом грузят в «акью», пластмассовое корыто, — оживление поставлено на поток.

Наши не смирившиеся со старостью «снежные барсы» экономными шажками топают к Скалам Пастухова. А им в лицо выхлопы «ратраков» — дым в чистом да еще разряженном воздухе особенно вреден. Имущественное расслоение достигло вершины Эльбруса.

Богатых иностранцев смущают вздутые банки, и они их выбрасывают. А наши подбирают и пользуют, пенсильванская тушенка сытная, сам отведал. Банки же вздуваются от разряжения.

Тем не менее, несмотря на выхлопы и суету, дуэт отважных одесских барышень в составе Валентины Семенюк и Веры Митюхиной благополучно достиг Западной, подконтрольной МЧС вершины Эльбруса. Валентина Семенюк покорила Эльбрус дуплетом, то есть дважды за сезон, причем с интервалом в неделю. Последнее восхождение было шестнадцатым.

Одесский след на Шхельде

/img/st_img/2007/668/668-13-2-.jpg
/img/st_img/2007/668/668-13-2-.jpg
Ветераны на фоне гор
Кто-то из одесских ветеранов не ступал на ледяной купол Эльбруса лет двадцать, другие и того больше. Огорчались, что 16 августа 1998 года сгорел «Приют одиннадцати».

Они тоже были студентами, когда в 1947-м ехали столбить свою территорию. Из Киева добирались товарняком недели две, на открытой платформе разбили палатки, там же стояла полуторка. Везли абсолютно все: лопаты, топоры, стройматериалы. Когда радиатор полуторки перегревался, воду доливали из Баксана. Вода, кстати, в этих краях мягкая, ее, родниковую, и сейчас заливают в аккумуляторы.

Жили на морене, постелив под палатки лапник. Раньше здесь было отстоявшееся озерцо, и потому донимали комары. Курс в единственном стационарном строении, имевшемся в наличии, читал преподаватель киевского института физкультуры Михаил Тимофеевич Погребец­кий, глубоко интеллигентный человек, член географического общества СССР. Зачастую подготовку аль­пинистов поручали людям науки. Погребецкий первым поднялся в начале 30-х годов на Хан-Тенгри. Спускались через сопредельную китайскую территорию: экспедиция еще и уточняла в труднодоступном районе госграницу. В войну Погребецкий носил военную форму и обучал навыкам альпинизма бойцов в Алма-Ате. Среди наставников на Адыл-Су был боец подразделения, снимавшего с вершины Эльбруса немецкий флаг со свастикой, водруженный командиром роты егерей дивизии «Эдельвейс» капитаном Гроссом. Делилась мастерством с новичками и одесситка Хана Сауловна Лернер, она в 30-е участвовала в памирских экспедициях легендарного Алексея Блещунова. Лернер была в составе бюро секции альпинизма при одесском спорткомитете.

После занятий осушали болотце, корчевали пни, скатывали валуны, освобождая горизонтальную площадку для будущего лагеря. Среди пионеров украинского лагеря целая колония одесситов: Виктор Лифшиц, Илья Люцин, Валентин Циркович, Олег Санин, Борис Британов.

— Кормили прилично, — вспоминает Борис Архипович Британов. — В основном варили каши, но лакомились и лендлизовскими консервами, беконом, югославским морковным джемом. В качестве добавки на ужин выставлялась кастрюля манной каши, залитой киселем. А ведь только в 1948-м отменили карточки.

Вместо спальных мешков на пер­вых порах использовали конверты для раненых. К концу курса небо обложило, дождило, и Погребец­кий предложил Британову остаться на второй цикл, еще на 20 дней, где отрабатывалась методика преподавания. После окончания цикла Борис Архипович «сделал два перевала за двое суток», получил звание инструктора и надолго связал свои отпус­ка с лагерем «Эльбрус». С 1947-го по 1963-й регулярно выбирался сюда на два-три месяца. По профессии он станкостроитель, однако тогда строго выполнялось постановление, подписанное Иосифом Виссарионовичем, согласно которому инструкторам альпинизма произ­водство было обязано предоставлять двухмесячный отпуск без содер­жания. Как беременным женщинам.

Крючья бы делать из этих людей

В 1961-м Британов выполнил норму мастера спорта. Почему вождь народов, большой друг моряков, авиаторов, а теперь еще и альпинистов пестовал восходителей?

— Чтобы с помощью высокогорной селекции воспроизвести генерацию людей, которым органически необходимо преодоление на грани возможностей, — рассуждал инструктор с соседней турбазы «Шхельда». — Таким аполитичным дурные мысли в голову не лезут.

По разумению инструктора, получается, льготы жаловали, чтоб из этих отчаянных людей делать крючья с проушиной, которые скалолазы вбивают для страховки в трещины.

Думается, все же наставник из «Шхельды» погорячился. Минувшая война показала, что подготовка советских горных отрядов оставляла желать лучшего, не говоря уже об экипировке, пеньковых веревках на десять душ и так далее. На ногах вмерзших в лед Марухского ледника трупов были обмотки, у многих переломаны лодыжки, раненые просто коченели, не дождавшись помощи. «Лучший друг альпинистов» учел протяженность горных границ шестой части суши и принял меры для массового развития военно-прикладного вида спорта.

В трудные годы региональным профсоюзам на развитие альпинизма отпускались средства, и немалые, использовались они по назначению — времена были строгие. Восходители же в свою очередь благодарно нарекали безымянные вершины в честь обществ и организаций. С тех пор есть в Приэльбрусье пик Профсоюзов, «Локомо­тив», перевал ВЦСПС и гора Физкультурник.

Обитатели лагерей доплачивали всего по 17 рублей за путевку, остальные расходы брали на себя отраслевые профсоюзы и спортивные общества. В нынешнем году на сборах в лагере «Уллу-Тау» каждый из сорока одесситов раскошелился по 350 долларов. Оно и понятно, за регистрацию надо уплатить 25 долларов в эквиваленте и за каждое восхождение — двадцать инструктору. С инструкторами списываются заранее. Участникам повезло, потому что в этом лагере курс обучения бесплатен, иначе расходы бы зашкалили за 500 «зеленых».

За полвека украинская школа инструкторов взрастила целую плеяду инструкторов и мастеров. В 1953-м в первый раз и навсегда был очарован тамошними красотами одессит Эдуард Вайсберг. С тех пор уже более сорока лет мастер спорта Эдуард Миронович Вайсберг приезжает ежегодно на сборы, где всерьез, а не формально благословляет на восхождения группы. Индивидуализма не признает принципиально: неучтенные маршрутно-квалификационными комиссиями гордые одиночки так же неучтенно и пропадают.

Говорят, «черные альпинисты» потом бродят по ущельям без страховки, мертвым страховаться поздно. Только по официальным данным, в прошлом году на Эльбрусе погибло 28 человек, так что спасателям работы невпроворот. Для сравнения: на всех горных системах СССР ежегодно погибало в среднем 18 спортсменов.

Золотой песок советского альпинизма

Если Гималаи называют самым высокогорным стадионом, то Приэльбрусье в Великую эпоху обозначали полигоном восходителей, пройдя который, можно было замахнуть­ся на семитысячники Памира и Тянь-Шаня. После покорения пяти советских семитысячников присваи­валось звание «Снежный барс». Барс получал право мечтать о Гима­лаях. Вероятность зачисления в загранэкспедицию была меньшей, чем, скажем, выигрыш электробритвы «Харьков-2» по всесоюзной лотерее.

Но все-таки путевку в большой спорт украинским альпинистам давало Приэльбрусье с конкретной географической привязкой к учебно-методическому центру «Эльбрус», который расположен на слиянии коротких горных речек ледникового происхождения Адыл-Су и Шхельда.

— Украинские медали начинались отсюда с 1983 года, — говорит Мстислав Горбенко, одессит, старший тренер национальной сборной Украины.

Подготовленная им команда украинских альпинистов весной этого года, подтвердив свой высокий класс, поднялась без кислородных аппаратов на вершину Гимал-Чули, восьмитысячника в Гималаях, пройдя впервые в истории мирового альпинизма проблемную северо-восточную стену.

Все участники последней гималайской экспедиции тоже начинали с лагеря «Эльбрус».

— Он был и остался на 95% украинским лагерем, — подчеркивает Валентин Симоненко, председатель счетной палаты Украины, президент альпклуба «Одесса». — Поток спортсменов из Украины, не избалованный снежными пиками, не уменьшился.

— Эти перевалы и ледники политы кровью и потом украинских альпинистов, — напоминает Владимир Моногаров, профессор, доктор наук, многие годы возглавлявший Федерацию альпинизма Украины.

В последних июльских учебно-тренировочных сборах в Уллу-Тау участвовало 40 одесситов. Пробным заоблачным камнем, как и раньше, осталась вершина Гумачи — «Хоть плачь, хоть кричи, отведут на Гумачи».

Ориентир — рукомойник

В 1952-м украинский УТЦ «Эльбрус» сменил хозяев и был преобразован в лагерь «Шахтер». Передача его состоятельному профсоюзу работников угольной промышленности (министерство тогда находилось в Донецке) сказалась благотворно, значительно увеличилась территория. В 1958-м в связи с реорганизацией ВЦСПС лагерь снова переименовали в «Эльбрус».

Нынче на воротах лагеря написано: «ООО «Учебно-методический центр «Эльбрус» ОАО «Кабарбалальпинист». По слухам, 15% акций принадлежат профсоюзу Ка­бар­дино-Балкарии, 10% — профсоюзам центрального аппарата, остальное — Фонду госимущества РФ. По другим слухам, зем­лей уже владеет директор лагеря.

— Почему бы украинским профсоюзам посильно не поучаствовать в хозяйствовании, приобретя часть акций? — заикнулся один из местных хозяйственных руководителей. — Ведь была бы взаимная польза.

Старожилы сетуют, что база не развивается, только поддерживается по мере сил. Сгорела столовая, построенная альпинистами, где питался Британов, исчезли еще несколько построек. Трапезничают же сейчас в помещении учебных классов, там начинающим восходителям читали обязательный 20-дневный курс теоретической подготовки. Спасибо новым властям, что территорию не разбазарили, что на месте бывшей морены не столбятся ударно элитные термитники.

Но умывальник за крытым спорт­залом раскурочен, не работает. Тем не менее ориентируются почему-то именно на этот неработающий источник. Когда объяснить, как пройти, непременно привязываются к водопроводу:

— Вы знаете, где кран?

Так обычно в Одессе объясняют.

— Вы знаете, где оперный театр?

Шизофрения в барокамере

Прецеденты подписания межгосударственных соглашений «О признания права собственности одного государства на территории другого» имели место в новейшей истории. В восьми километрах от УТЦ «Эльбрус» находится Международный центр астрономических и медико-биологических исследований при президиуме Академии наук Украины. Украинский центр столбил в 30-е киевский академик Николай Николаевич Сиротин. Тогда же присмотрели и площадку для астрономов на высоте 3150 метров, где сейчас находится украинский телескоп с двухметровым зерка­лом, один из самых высокогорных в Европе. В обсерваторию нынче настоящее астрономическое паломничество.

/img/st_img/2007/668/668-13-4-.jpg
/img/st_img/2007/668/668-13-4-.jpg
Коллектив стации у барокамеры
Украинские ученые наблюдают изменения на клеточном уровне, которые происходят в условиях высокогорья, и исследования их выглядят вообще революционно. Например, на высоте более двух тысяч метров прорастают… кровеносные сосуды-капилляры. Обще­известно, что среди горцев больше долгожителей, но вместе с тем у них развивается иммунодефицит, дольше заживают раны. Еще при Сиротине на станции успешно лечили сахарный диабет, астму, шизофрению.

— Благодаря настойчивым действиям двух Академий — РФ и Украины — удалось продвинуть идею создания международного центра, — говорит заместитель директора по научной работе Владимир Портниченко.

Борьба за два заоблачных гектара обсерватории, два прибрежных, самых лакомых гектара с барокамерой и 16 соток долгостроя в поселке Эльбрус длилась без малого три года. Несмотря на то что российские коллеги были кровно заинтересованы во взаимовыгодном научном тандеме, местные судебные инстанции упорно не хотели признавать право собственности одного братского государства на территории другого. Выдержали 16 судебных разбирательств, они проходили на фоне участившихся нападений на российские маяки в Крыму. И только в июне 2006-го было принято решение апелляционного суда РФ в пользу Украины. Если бы этого не произошло, то при демонтаже от украинского телескопа стоимостью в 18 миллионов гривен остались бы «дрова».

— Центр выдержал 16 проверок контролирующими органами, начиная от «Котлонадзора» до ФСБ, и, надо полагать, шестнадцатая не последняя, — говорит директор Украинского центра Владимир Тарадий.

Среди добровольцев, которых заточали в барокамере центра, были две команды, нацелившиеся в Гима­лаи: Украины, во главе со старшим тренером национальной сборной Украины Мстиславом Горбенко, и Краснодарского края. Ребята вместе и на памятной фотографии, висящей в лаборатории. Чем не пример разумного сотрудничества?

...Разумеется, увлеченных людей в Отечестве всегда хватало, но следует принимать во внимание и международное признание достижений. Причем не позавчерашние, сдобренные причитаниями о потерянном, а свежие сводки.

Чуть ли не стратегическим туристским ресурсом являются белые пятна на карте государства Не­пал, их осталось мало, и многие экспедиции облизываются, глядя на эти девственные пики. В Ко­ролевст­ве нетоптанные «кошками» возвышенности берегут, как говорится, на черный день. Еще в 2000-м Мстислав Горбенко и Валентин Симоненко присмотрели с вертолета непокоренную классическую вершину с неприступной стеной. В 2006-м, наконец, было получено «добро» от его величества короля Непала династии Бхавандра: украинцам таки жаловали «белую» вершину. А ведь для высокогорного Непала это все равно что растамповать нефтяную скважину. Чем не признание?

Конституция и национальное достояние

Нынче в мировом альпинизме наметился явный уклон в сторону индивидуализма, скалолазания в галошах по красноярским столбам, а пляжный коллективный волейбол не в почете. Потому и сетует старший тренер национальной сборной Украины Мстислав Горбенко, что «укоротилась скамейка запасных». А, с другой стороны, одолевает технический альпинизм. Например, во Франции крюки в скальные стены вбиты с расчетам трех типоразмеров: «Икс— эль» и так далее, как шмотки. Только примерься, и вперед!

Что будет дальше? Будем приглашать китайских инструкторов, не подверженных вирусу индивидуализма? Но наши доморощенные пока произрастают по неистребимому закону генетики, они поджарые, за свой счет мотаются в Форос на тренировки, пока Америка борется с ожирением. И спасибо за этот генетический эксперимент товарищу Сталину.

Эти люди — национальное достояние, как телескоп вблизи Чегета, и потому в соответствии со статьей Конституции Украины «О национальном достоянии» это исключительное обстоятельство надо учитывать. И финансировать целенаправленно. Для очевидной пользы государства.

Навряд ли стоит оспаривать принадлежность морены, ссылаться на ветхие формуляры профсоюза работников угольной промышленности, что в Донецке — претензии только нарушат хрупкий баланс отношений. Но дружить, искренне, конструктивно, щедро, последовательно с дирекцией нынешнего ООО «Эльбрус» крайне необходимо. В одной проверенной десятилетиями связке продолжать первопрохождение, ведь по «белому пятну» пробираемся, потому что даже когда есть страховка, «порхать» крайне неприятно, это вам подтвердит любой срывавшийся альпинист.

Когда автобус «неоплан» снимался обратным курсом на Одессу, киевляне, прижившиеся по бедности рядом в палаточном лагере, вытирали слезы.

Хозяин сезонной харчевни Эльбрус Муратович помахал вслед из сарая-кухни. На фронтоне было написано: «Лучше гор могут быть только горцы». Еще, пожалуй, покорители гор, головы которых обсыпаны сединой, как гордые пики долины Шхельды.

В разряженном воздухе, помимо прорастания сосудов, происходит неизученная пока доктором Портниченко кристаллизация души, очищение. Кристаллы совсем по-другому искрятся в разряженном сияющем воздухе. Лагерный пес Джек, расталкивая грудью юниоров, втискивается в шеренгу на построении, а потом провожает группы на маршруты.

Перед Пятигорском мелькнула крикливая реклама и рядом слоган: «Красота гор спасет мир». От абсурда.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК