В БОЙ ИДУТ «СТАРИКИ»

15 ноября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 15 ноября-22 ноября 1996г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

К юбилею основания Украинской хельсинкской группы На предыдущей неделе отмечали 20-летие со дня ос...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

К юбилею основания Украинской хельсинкской группы

На предыдущей неделе отмечали 20-летие со дня основания Украинской группы содействия исполнению хельсинкских договоренностей, или как ее называли еще Украинской хельсинкской группы (УХГ). Оргкомитет провел научную конференцию в стенах Национального университета «Києво-Могилянська академія», собрание общественности в Доме кино с показом документальных фильмов. Первый председатель УХГ Мыкола Руденко и другие украинские диссиденты устроили пресс-конференцию, а также побывали на могилах Святейшего патриарха Владимира на Софийской площади и Оксаны Мешко, Олексы Тихого, Юрия Литвина, Василия Стуса на Байковом кладбище. Кстати, патриарх стал членом УХГ в феврале 1979 года.

УХГ была создана 9 ноября 1976 года. Декларацию о ее создании подписали О.Берднык, П.Григоренко, И.Кандыба, Л.Лукьяненко, О.Мешко, М.Матусевич, М.Маринович, М.Руденко, О. Тихий и Н.Стократа.

УХГ была первой после московской легальной правозащитной организацией в СССР. После ее создания были основаны Литовская ХГ (конец ноября 1976 года), Грузинская ХГ (середина января) и Армянская ХГ (1 апреля 1977 года). В то же время правозащитное движение возникло и в странах-сателлитах СССР. К примеру, в Польше Комитет защиты рабочих (позже Комитет общественной защиты) создали в сентябре 1976 года, чехословацкую группу «Хартия-77» - в январе 1977 года. За время существования УХГ через нее прошли 43 члена. Принцип был предельно ясен: на смену арестованным вступали новые члены.

Начав с борьбы за права человека, УХГ сыграла решающую роль на последнем отрезке украинской советской истории в борьбе за право украинской нации располагать собой по собственному усмотрению.

На вопросы Тараса Марусыка отвечает первый председатель УХГ, украинский писатель Мыкола РУДЕНКО.

- Напомнить о началах Украинской хельсинкской группы небезынтересно. Вдвойне интересно услышать это от одного из главных ее инициаторов и организаторов.

- Вот видите, мы дожили до 20-летия Украинской хельсинкской группы, а точнее, Украинской группы содействия исполнению хельсинкских договоренностей. Это было удивительное время - из недр советского общества возникла пусть небольшая, но отважная группа интеллигенции, вставшая на борьбу против гигантской советской империи. Интеллигенция была будто бы безоружная. На самом деле она была вооружена высоким духом и высоким словом. В центре событий стоял Андрей Сахаров и его соратники Юрий Орлов, Петро Григоренко и другие. С ними я уже был хорошо знаком, когда решили создать Московскую хельсинкскую группу.

К тому времени появились определенные условия - в Хельсинки состоялось совещание европейских стран, где были подписаны соглашения о том, что вся внутренняя жизнь государств - участниц совещания будет основана на Всеобщей декларации прав человека. Советский расчет был прост: мол, подписывали много, подпишем и это, а исполнять, разумеется, не будем. Мы решили не позволить обмануть народ. То, что является истиной для мира, должно стать истиной и для народов Советского Союза.

После создания Московской хельсинкской группы в мае 1976 года через полгода мы создали нашу группу. Сначала на Западе ее объявили филиалом московской. Нас это оскорбило. Видите ли, в мире даже не воображали себе, что возможна отдельная украинская акция. Обсудив подобную информацию, мы тут же обнародовали поправку - мы не филиал, а украинская независимая правовая организация.

- Где именно произошло основание Украинской хельсинкской группы?

- В Киеве, на Ветряных горах, в квартире Оксаны Яковлевны Мешко, долголетнего узника сталинских лагерей. Все совершалось конспиративно. Мы не хотели, чтобы нас раскрыли раньше, чем мы объявим себя для мира. В противном случае нас бы уничтожили. Мы хотели появиться раньше, чем о нас узнает КГБ.

Вначале нас было трое: я, О.Мешко, О.Берднык. После этого мы решили поехать к Левку Луьяненко, возвратившемуся после пятнадцатилетнего заключения. Он также присоединился к нам.

Есть такой фильм «В бой идут одни «старики». Это название как нельзя лучше характеризует ту ситуацию, ибо интеллектуальная и патриотическая молодежь была арестована в Украине в январе 1972 года. Мы же, организаторы группы, все были немолодые: Оксане Мешко - за семьдесят, генерал-майору Петру Григоренко - семьдесят, мне - пятьдесят шесть. Не слишком молодыми были и Олесь Берднык, и левко Лукьяненко. Но совесть нам диктовала - нужно поддержать молодежь. Мы, собственно, и поднялись на защиту молодых политзаключенных, которые мучились в тюрьмах и психушках.

Верили ли мы, что победим? В победу мы верили, но в очень отдаленном времени. Мы были уверены, что когда-то будет независимая Украина, будет когда-то и свобода слова, но где-то в третьем тысячелетии. Ведь никакая империя не бывает вечной. Она когда-то падает.

- Сохранила ли ваша память атмосферу двадцатилетней давности? Что вы чувствовали, решаясь на этот шаг, после которого ваша личная судьба была предрешена, по существу, автоматически в тогдашней системе общественных координат?

- Мы знали, на что идем. знали, что будем арестованы, но сразу отказались от подпольных форм борьбы. Поскольку в Киеве корреспондентских пунктов не было, группа уполномочила Петра Григоренко быть нашим представителем в Москве и передавать информацию на весь мир. Существовало два самых распространенных канала информирования западной общественности - через американское посольство и при помощи корреспондентов. Подобная легальность, как вы понимаете, была весьма относительна. КГБ всячески препятствовал встречам. Нам удалось также выйти на мировое радио. 9 ноября, когда мы объявили о создании Украинской хельсинкской группы, ведущие радиостанции мира сообщили об этом.

В то время я был в Москве. Дома осталась жена. К ней приехала ночевать Оксана Мешко, дабы она не была одна. Около часу ночи с 9 на 10 ноября разгромили мою квартиру. Мы жили тогда в Конче-Заспе. Из лесу вырвалась некая ватага в человеческом подобии. В течение нескольких минут они забросали комнаты кирпичами. Воз кирпича был истрачен с этой целью. Один кирпич попал в Оксану Мешко. Слава Богу, никого не убило, хотя от смерти их отделяло не так уж много. Вот такой своеобразный салют сопроводил создание Украинской хельсинкской группы. Я, разумеется, сразу передал о том, что случилось в моем доме, и мировые масс-медиа заговорили об этом терроре.

- Много представителей национально-демократических кругов констатируют ныне усталость украинского общества и охлаждение к тем идеалам, которые еще пять лет назад, казалось, обеспечат Украине в ближайшем будущем процветание во всех сферах общественно-государственной жизни. Действительность оказалась не просто другой, но кардинально другой. не закрадывается ли в вашу душу сомнение в том, что борьба была напрасной?

- вы же понимаете, что не может закрадываться. Я прожил такую жизнь... с крутыми виражами, с участием во второй мировой войне, с концлагерями, с глубоким изучением марксизма, а потом и его ужасных ошибок, о чем написал немало произведений... Я прекрасно знаю, что без великого кризиса невозможно перейти от одной формы общественной жизни и экономических отношений к целиком противоположной. Такого не бывает. Большевики, ликвидируя капитализм в России, стреляли десятилетиями, истребив миллионы людей, ведь они хотели повернуть совсем в иное русло экономическую жизнь. Ныне наше общество должно перейти эту полосу, и не без трудностей. Важно, чтобы это было без крови. Это тяжелый брод. мы бы ничего не выиграли, если бы пошли не мирным путем, а революционным. Слава Богу, что у нас - общественная стабильность и не льется кровь, как в России.

От сталинской командной экономики невозможно прийти легко к свободной экономике, к свободному обращению стоимости. народ психологически не готов. Все же мы должны прийти от коллективизма к индивидуализму, к мышлению рыночного общества. Каждый человек должен работать на себя, бороться за самовыживание. мы еще не готовы. Готова будет молодежь. Она уже сейчас лучше находит себя в этом времени по сравнению с поколением их родителей. И это должно радовать.

- Но уже сегодня кое-кто считает, что политика именно этого президента и последних правительств может привести к ирландизации Украины. Я имею в виду и языковой аспект, и официализацию украинской культуры, которая все более превращается в культуру для зарабатывания денег.

- Я не вижу этой опасности. да, намек был, когда Л.Кучма пришел к президентской власти. Вы, конечно же, вспоминаете, он провозгласил, что официальным языком должен стать русский при государственном украинском. Группа писателей, и я в том числе, сразу выступили против в довольно резкой форме. Хотя это было и неприятно новому президенту, но мы должны были сказать ему горькую правду...

Между прочим, ко мне позвонили из СБУ и прямо спросили: «А что вы будете делать, если президент не согласится?» Я им ответил, что мы будем бороться всячески, в меру наших моральных и физических сил. Я понимал, что они записывают... нужно отдать должное Л.Кучме. Он среагировал на критику нормально. Ныне это украинский патриот. Бывают, разумеется, у него проколы, например история с Лаврой. Каким-то образом подсунули ему указ о передаче Лавры в собственность так называемой Украинской православной церкви, подчиненной на самом деле Московскому патриархату. Так какая же она украинская, извините? Вновь Союз писателей выступил против. Президент позвонил и извинился, сказав при этом, что была допущена ошибка и указ отменен. на человека, который умеет так реагировать на критику, можно положиться. Вообще-то говоря, он довольно стойко держит курс на наше сближение с западной цивилизацией.

- над чем вы сейчас работаете? не над мемуарами ли?

- вы угадали. Но не только. Я также читаю, насколько мне позволяют силы. Недавно я прочел учебник по истории для 11 класса, в котором много страниц отведено нашей организации. Для меня это было огромной радостью. К сожалению, авторы учебника смешивают Украинскую хельсинкскую группу и Украинский хельсинкский союз. Союз появился тогда, когда мы вышли уже из тюрем и концлагерей. Его возглавил В.Чорновил, а почетным председателем стал Л.Лукьяненко. Я в то время жил в США и возглавлял представительство Украинской хельсинкской группы, а позже и союза.

Что касается мемуаров, то я закончил второй том. Но уж очень долго читает редактор. мы не общались уже почти семь месяцев. Это издательство Альбертского университета (США).

- Благодарю вас за интервью, желаю вам здоровья и дальнейшей работы. Думаю, что на втором томе ваши мемуары не оканчиваются.

- Спасибо. Я хотел бы, чтобы они окончились.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК