Свой-чужой «Маслосоюз»

22 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 43, 22 октября-29 октября 2004г.
Отправить
Отправить

Кричащая нищета галицкого села на рубеже XIX—XX веков беспокоила прежде всего украинскую интеллигенцию края...

Кричащая нищета галицкого села на рубеже XIX—XX веков беспокоила прежде всего украинскую интеллигенцию края. Такова уж миссия интеллигенции каждого народа: в периоды упадка искать что-то светлое и помочь обществу выйти на широкую дорогу прогресса. И столетие тому назад передовые люди из филиала общества «Просвіта» в Стрые, возглавляемом известным общественно-политическим деятелем, юристом и экономистом Евгением Олесницким, решили: западноукраинским крестьянам, находившимся тогда под властью Австро-Венгрии, нужна более прочная экономическая почва. А такой основой может стать вовлечение крестьян в производство молочных продуктов. Только тогда они смогут жить лучше! Созвали конференцию, на которой разработали программу практических действий.

И уже в начале октября 1904 года в селе Завадово Стрыйского уезда при клубе «Просвіти» начал действовать первый украинский союз молочников. Возглавил его приходской священник местной греко-католической церкви, композитор и дирижер Остап Ныжанкивский. Этот союз стал моделью для подобных организаций в других селах Галичины. Не минуло и года, как в Стрые возник «Союз руських молочарських спілок». А благодаря усилиям священников О.Ныжанкивского, С.Бюрчака и Л.Горалевича, занимавшихся организацией молочного производства в селах Галичины, в 1907 году уже действовало 20 таких союзов. И перерабатывали они тогда 2 млн. литров молока, производя свыше 70 тонн масла. Развивая молочно-производственную кооперацию, украинцы таким образом создавали государство в государстве и улучшали свое благосостояние.

К началу Первой мировой войны Краевой союз молочников объединял почти сто небольших союзов, куда крестьяне сдавали свыше 7 млн. литров молока в год.

Начиналась кооперация с отделов при сельских закупочно-сбытовых кооперативах. Эти небольшие структуры принимали не более 200—400 литров молока ежедневно. А что из него можно было произвести? Максимум 20 килограммов масла. Молочное производство требовало новых идей. И вот в начале 20-х годов, уже при власти Второй Речи Посполитой, к руководству кооперацией приходят молодые люди, бывшие старшины Украинской Галицкой армии, некоторое время находившиеся в эмиграции и набравшиеся опыта в школах молочного производства и агрономических, прежде всего в Чехо-Словакии: Андрей Мудрык, Андрей Палий, Андрей Мыдляк, Алексей Лыс, Михаил Хроновьят и другие. Они изучили опыт молочно-производственных кооперативов Чехии и Дании и начали реформировать производство молока. Молочные отделы превратились в отдельные кооперативы, охватывающие 10—20 сел; они имели свои пункты приема молока и сметаны, куда ежедневно сливали до 5 тысяч литров. Эти энтузиасты, а также их соратница Ольга Бачинская, ходили от села к селу и учили людей современным на то время методам ведения молочного хозяйства. В 1926 году в городке Войнилове был учрежден первый самостоятельный районный союз молочников, за ним быстро начали возникать другие. Результат — убедительный. Поскольку в том же году некоторые районные союзы молочников производили уже по 200—500 кг масла в день. Но как же развивать дело без квалифицированных кадров?! Поэтому в Стрые начинают действовать постоянные курсы, со временем превратившиеся в постоянную одногодичную школу. И она ежегодно выпускала несколько десятков специалистов этой отрасли.

Молочно-производственная кооперация в Галичине получила новую жизнь. Ей стало уже тесновато работать на внутреннем рынке. В 1926 году обновленный «Маслосоюз» (бывший Краевой союз молочников), почувствовав благоприятную ценовую конъюнктуру на молочные продукты в мире, начинает экспортировать молочные продукты. В Чехо-Словакию и Австрию поставлены первые 48 тонн масла. Украинскую молоководческую кооперацию не сломала жестокая пацификация 1930 года, вследствие которой были разгромлены десятки магазинов «Маслосоюза»; не испугало и ограничение польским правительством экспорта молочных продуктов в 1932 году, продиктованное стремлением преодолеть экономический кризис и насытить внутренний рынок. Весьма красноречивый факт: после нескольких лет сокращения экспорт масла от «Маслосоюза» снова растет и в 1938 году достигает почти 112 тысяч тонн.

И на внутреннем рынке украинская молочно-производственная кооперация уверенно наращивала мощь. Вот несколько цифр, подтверждающих стойкую динамику роста. Если, например, в 1931 году в структуру «Маслосоюза» входили 99 союзов, то в 1938-м уже — 136, объединявших почти две тысячи пунктов приема молока. Общее количество членов районных союзов в конце 30-х годов достигало 200 тыс. В 1936 году торговый оборот украинских союзов молочников почти вдвое превышал выручку такого же количества польских кооперативов и составлял 8,36 млн. польских злотых.

Прибыль активно вкладывали в расширение производства. Оно становилось современным, использовались новейшие достижения тогдашней науки. И потому в конце 1938 года все молочно-производственные кооперативы имели хорошее техническое оснащение: 3—5 комнат, холодильники, тепломеры, качественные сепараторы, крытую канализацию, наконец, качественную воду, проверенную государственным бактериологическим институтом. Галицкие крестьяне, а в особенности жители отдаленных деревень, которым трудно было добираться с молоком на ярмарки, с готовностью вступали в структуры «Маслосоюза», поскольку именно он гарантировал сбыт продукции их домашнего хозяйства. В 1932 году вся выплата членам районных союзов молочников за доставленное молоко превысила 4,3 млн. злотых, а через семь лет эта сумма выросла вдвое. «Маслосоюз» приобрел славу не только среди украинцев. Например, известный польский диссидент, политик и общественный деятель Яцек Куронь вспоминал, что в его родном Львове семья через несколько улиц в охотку шла в магазины «Маслосоюза» (в самом Львове их было 27, были они и в Станиславе, Луцке, Тернополе, Черткове и иных городах). А покупали Курони молочные продукты именно там, поскольку убедились в их высоком качестве и доступной цене!

Илья Вытанович в солидном очерке «История украинского кооперативного движения» (Нью-Йорк, 1964) небезосновательно отмечает, что именно молочно-производственная кооперация в междувоенный период демонстрировала другим кооперативам пример планирования труда и развития организации. Так что западно-украинским крестьянам действительно удалось создать свое государство в другом — польском. Нарушенная большевистским режимом, традиция украинской кооперации возобновилась в годы Второй мировой войны. Она снова спасла украинцев, поскольку взяла на себя обязанность осуществлять заготовку возложенных на крестьянские хозяйства так называемых контингентов. В другом случае немецкая оккупационная власть передала бы эту работу в чужие руки. Кооперативы охватили и Галичину, и Волынь, и Лемковщину, и Холмщину, и Подляшье. Уже в 1943 году они произвели свыше 7 млн. кг масла, 300 тонн сыров, а в 1941-м — всего лишь чуть больше 500 кг масла.

В 1944 году большевики окончательно разрушили молочно-производственную кооперацию. Большинство ее деятелей оказались в эмиграции. Нельзя сказать, что кооперация возродилась уже в независимой Украине. Например, на Тернопольщине, как, в конце концов, и в соседних регионах, почти 90% коров крестьяне содержат в домашних хозяйствах. Они сдают такое же количество молока. Но кто же его заготовляет? В большинстве своем сельские советы, которые на телегах перевозят его на пункты приема молокозаводов. Предприятия потребительской кооперации региона в последние годы заготовляют весьма незначительное количество молока — 800—900 тонн в год из более чем 100 тысяч тонн произведенного. И пока эта тенденция не меняется.

Равнодушие властных органов к возрождению молочно-производственной кооперации можно назвать комплексным. Сегодня имена Андрея Мудрыка, Андрея Палия, Ольги Бачинской и других известны разве что историкам и узкому кругу экономистов. И нечему удивляться, ведь в минувшем году, когда исполнилось 110 лет со дня рождения одного из руководителей «Маслосоюза» Андрея Палия, все органы власти открестились от празднования этой даты. Историк Роман Матейко, автор серии очерков и воспоминаний «Андрій Палій — будівничий та керманич «Маслосоюзу», в какие только инстанции не обращался — и в президентскую администрацию, и во Львовский областной и городской советы. И получал схожие по смыслу ответы: кооперация не входит в их компетенцию. Память потомков участников молочно-производственного движения 20—30-х годов действительно коротка. Свой «Маслосоюз» стал и впрямь чужим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК