«Снежный барс» Александр Зайдлер

5 августа, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 5 августа-12 августа

Первую высоту он взял еще в школе, окончив ее с золотой медалью. Затем был металлургический институт и диплом с отличием...

На вершине пика Шевченко. Второй слева — руководитель восхождения Александр Зайдлер. 1989 г.
На вершине пика Шевченко. Второй слева — руководитель восхождения Александр Зайдлер. 1989 г.

Первую высоту он взял еще в школе, окончив ее с золотой медалью. Затем был металлургический институт и диплом с отличием. Все складывалось на редкость удачно, одно беспокоило — здоровье: рос слабым, часто болел, страдал близорукостью. В студенческие годы случайно попал в альплагерь. На первом восхождении обморозил руки и ноги, но, взойдя на Эльбрус — свою первую вершину, основательно заболел горами. Болезнь оказалась неизлечимой: в горы ходит уже пятьдесят пять лет(!). Для него горы — второй дом, источник энергии и вдохновения, храм Мудрости.

Александру Зайдлеру почти семьдесят пять, но выглядит он значительно моложе: довольно крепок, по утрам бегает, никакой одышки, всегда бодр и приветлив. В суете городов появляется лишь для того, чтобы встретиться с друзьями, учениками, решить неотложные дела…

В родной Днепропетровск приехал из Мюнхена, где проходил восьмой чемпионат мира по скалолазанию, а через три дня уехал на Кавказ. Такая мобильность не исключение, а стиль жизни. Александр Зайдлер — член комиссии Всемирного союза альпинистов (UIAA). У него особая миссия: развитие молодежного альпинизма, совместные восхождения на заоблачные вершины в различных уголках планеты.

Любопытно: во многих странах альпинизм не является видом спорта. Там действуют альпийские, а не альпинистские клубы, объединяющие всех, кто любит горы, в том числе и спортсменов. Особое внимание уделяется детям: их воспитывают красотой гор, учат ходить горными тропинками, беречь лес, горные луга, травы и цветы. Дети постарше осваивают скалолазание, технику восхождения, их знакомят с основами безопасности, выживания. Многие давно поняли: альпинизм — лучшее средство воспитания детей и юношества, тем, кто прошел эту школу, уже не грозит наркомания, пьянство, хулиганство.

На Кавказе молодые альпинисты Германии, Италии, Чехии, Болгарии, Украины несколько дней проведут в живописном ущелье Адыр-Су (альплагерь «Улутау»), затем — акклиматизация в базовом лагере и восхождение на высшую точку Европы — пик Эльбрус (5642 м) — с этой вершины началась и горная одиссея Александра Зайдлера.

Послужной список его альпинистских достижений не был столь стремительным, как у свана Миши Хергиани, с которым он начал работать инструктором в альплагере «Металлург». Зайдлер набирал высоту по классической схеме альпинистского роста: от простых вершин к сложным, и к началу шестидесятых совершил ряд восхождений высшей категории сложности. В его активе уже был технически трудный траверс легендарной Ушбы. Александр Михайлович уточняет: «На Ушбе каждый из нас потерял от десяти до четырнадцати килограммов». Кавказская вершина снискала себе международную известность. В Англии был образован специальный «Клуб ушбистов», членами которого являлись лишь те, кому удалось покорить вершину. Ушба до сих пор считается мерилом спортивного мастерства: покорил вершину — значит, сдал экзамен на спортивную зрелость, значит, ты — альпинист!

В начале шестидесятых под руководством мастера спорта по альпинизму Александра Зайдлера сборная команда области начала штурм самых сложных маршрутов Центрального Кавказа. Северные стены Тютю-баши и Центральной Шхельды, пик Щуровского «по бастиону», траверс обеих вершин Ушбы принесли команде и ее руководителю признание и медали чемпионов.

Заметным явлением в жизни днепровских альпинистов стало восхождение на пик Шевченко в честь 150-летия со дня рождения поэта. Тогда на вершине установили бюст Великого Кобзаря. Именем Шевченко днепровские альпинисты назвали эту вершину еще в 1939 году. С тех пор пик Шевченко, как магнит, притягивает украинских альпинистов.

В 1965 году Зайдлер возглавил областную федерацию альпинизма и через год повел сборную области на штурм высочайших вершин Памира и Тянь-Шаня. За четыре года днепровцы совершили штурм всех четырех семитысячников страны. Последним перед восходителями предстал пик Победы (Тянь-Шань, 7439 м).

Этот пик впервые был покорен только в 1956 году. Он имел самую мрачную репутацию: шансы взойти либо навсегда остаться на его склонах были практически равны.

— Природа устроила нам жестокий экзамен на прочность и выживаемость, — рассказывает его руководитель Александр Зайдлер. — Сценарий, по которому вершина расправлялась со своими жертвами, был трагически однообразен. Восходителям предоставлялась возможность подняться достаточно высоко. Настолько высоко, что путь вниз оказывался даже более сложным и опасным, чем к вершине. И когда до цели оставался один шаг, с небес обваливалась бешеная снежная буря. Нечто подобное случилось и во время нашего восхождения. Казалось, дело уже сделано, до вершины оставалось всего несколько сот метров — последний рывок мы запланировали сделать утром следующего дня. На ночь расположились на предвершинном гребне, недалеко от нас — челябинцы. С вечера началась метель, усилился ветер, а ночью разразилась буря. И все это — в кромешной тьме при морозе за сорок. Положение стало критическим. В памяти всплыла трагедия казахской экспедиции: несколько лет назад на пике Победы точно в такой же ситуации под натиском высоты и непогоды поплатились жизнью 11 человек. Спасся только один… С каждым мгновением буря усиливалась. Наши палатки оказались в плену снежных заносов. Их быстро затягивало слоем плотного, как бетон, снега. Пришлось ножом вспарывать крышу и выбираться наружу, чтобы не задохнуться. В вихре урагана осталась целой только одна палатка, стоявшая за перегибом гребня. В ней и собрались все 11 восходителей. Не успели мы прийти в себя, как услышали крики о помощи — бедствие терпела группа челябинских альпинистов. Наши ребята бросились в ревущую мглу. Борьба со стихией продолжалась почти до рассвета. Мы все остались живы — это было настоящее чудо! Дрогни в такие минуты, поддайся панике — катастрофы не избежать. Восхождение на вершину мы отложили на сутки: наши палатки были впаяны в сплошной лед — пришлось рубить траншеи, освобождать палатки и снаряжение. Через день мы все взошли на пик Победы.

После сезона семидесятого года у нас были еще десятки восхождений: легендарная Хан-Тенгри (6995 м), первовосхождения на безымянные вершины в могучем Памирском хребте Академии наук, траверсы других мощных вершин. Но восхождение на пик Победы стало нашим звездным часом. Нашими Гималаями!

…В 1970 году покорители всех четырех семитысячников страны Александр Зайдлер, Анатолий Витько и Виктор Шабохин одними из первых украинских альпинистов были удостоены высшего титула восходителей-высотников — «снежный барс». В Украине таких спортсменов единицы.

Руководителя областной федерации альпинизма ожидал еще один приятный сюрприз: его удостоили почетного звания, которое до него не присваивали ни одному спортсмену-любителю — в 1972 году Александр Зайдлер стал заслуженным тренером Украины. Так отметили его успешное руководство технически сложными высотными восхождениями на Кавказе, Памире, Тянь-Шане, подготовку не одной сотни горовосходителей, многие из которых добились выдающихся результатов на чемпионатах страны и республики, стали покорителями величайших вершин нашей планеты.

В жизни Александра Зайдлера альпинизм — что-то вроде хобби, любимое занятие на досуге. После окончания института он работал мастером, инженером, начальником отдела и главным инженером проекта института «Електроважхімпроект», участвовал в проектировании цехов Новомосковского трубного завода, Нижнеднепровского трубопрокатного завода. По его проектам смонтировано электрооборудование на многих прокатных станах металлургических заводов и на объектах химической промышленности.

Нелегко совмещать производство с увлечением альпинизмом. В то время, когда Зайдлер еще работал мастером электросталеплавильного цеха «Днепроспецстали», его начальник категорически отказал ему в летнем отпуске: «Горела бы путевка к морю — понятно, а то — горы…». Зайдлер уволился с завода, но лето провел в горах!

Лучше всех понимала мужа Галина. Бывшая альпинистка познакомилась с Сашей в горах. Впоследствии они вместе вывозили в горы дочерей — «там всегда хорошо, там чисто». Квартира Зайдлера — это «базовый лагерь» семьи альпиниста среди каменного нагромождения города, в ней все напоминает о горах: сувениры, значки, фотоснимки.

На пожелтевшей фотографии — молодые инструкторы альплагеря «Металлург» Миша Хергиани и Саша Зайдлер на практических занятиях по тактике прохождения снежных склонов и ледников. На других снимках — горные пейзажи, восходители и покоренные вершины. За каждым снимком — своя история. Донецкие альпинисты в Ташкенте разыскали Евгению Корженевскую, именем которой названа одна из величайших вершин Памира (пик Корженевской, 7100 м). «Мы думали, что Корженевская из плеяды соратников Ленина, как Дзержинский, Кржижановский, — говорит Зайдлер. — Оказалось, ее имя — символ любви и супружеской верности. Евгения была дочерью очень состоятельных родителей, жила в столице, но ради любимого бросила все и приехала на Памир, к месту службы мужа. В ее честь он и назвал эту изумительную по красоте вершину».

В архиве Зайдлера несколько снимков альпиниста №1, заслуженного мастера спорта Виталия Абалакова. Он приезжал в Днепропетровск познакомиться с областной федерацией альпинизма и скалолазания, которую сорок лет (!) возглавлял Александр Зайдлер. Абалаков — человек-легенда. Он начал заниматься альпинизмом еще до войны. В его группе топографом был немец — этого оказалось достаточно, чтобы обвинить Абалакова в шпионаже. Несколько лет он отсидел в лагерях. После войны Абалаков совершил ряд восхождений, каждое из которых было триумфом. После Хан-Тенгри ему ампутировали пальцы на левой ноге и первые фаланги пальцев обеих рук, вместо них он использовал перчатки с крючками и даже в шестьдесят держал «крест» на кольцах. Альпинисты до сих пор пользуются ледорубами, карабинами, рюкзаками разработки Абалакова — вот таким был этот уникальный человек. Откуда в нем, при совсем не богатырской внешности, была такая сила и мощь?!

В коллекции Зайдлера особенно много снимков горных районов Австрии, Италии, Франции, Словении, Турции, Индии, Америки, в которых он побывал, работая в составе комиссии Всемирного союза альпинистов. Он давно понял: все горы одинаково прекрасны: на Кавказе и Памире, в Европе и Америке, но нет в мире ничего более грандиозного, чем Гималаи — это мечта всех альпинистов. Удастся покорить эти гиганты или вершины поскромнее — это уже философия жизни и гор. Главное — они есть, и есть люди, мечтающие о вершинах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно