Архив найден, чтобы потерять?

9 июля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 9 июля-16 июля

Недавно жители одного из сел и некоторые партийные активисты области обрадовались как дети: большой архив ОУН-УПА — сокровище, которое они ищут еще с 1991 года, найден!..

Недавно жители одного из сел и некоторые партийные активисты области обрадовались как дети: большой архив ОУН-УПА — сокровище, которое они ищут еще с 1991 года, найден! В течение тринадцати лет украинской независимости архивы ОУН-УПА находились в разных уголках Тернопольщины. Общий результат поисков довольно убедителен — одиннадцать металлических бидонов с ценными историческими документами. Но повстанческий архив, найденный в мае в селе Озерная Зборовского района, пока что крупнейший и представляет собой богатый исторический материал.

За суровыми фактами видны побудительные причины национально-освободительной борьбы 1946—1951 годов. Перо летописцев зафиксировало разные методы большевистских репрессий — это и наложение непосильных поборов на индивидуальные хозяйства крестьян, и физические расправы с людьми, не хотевшими вступать в колхоз, и раскулачивание и депортации крестьян в Сибирь. Поражают скрупулезностью собранные данные о депортированных лицах во всех районах и селах края, о повстанцах, погибших в 1943—1947 годах. Оуновцы, как следует из документов, владели живой информацией о голодоморе 1947—1948 годов на большой Украине. Одно из коротких писем матери сыну, который служил у единоличника на Тернопольщине, поражает неподдельной правдой: «Дорогой сыночек, проси своих хозяев, чтобы мне выслали что-нибудь из продуктов, потому что гибнем с голоду...»

Архивные материалы свидетельствуют, что даже на последнем этапе, когда на борьбу с подпольем были брошены дивизии МГБ, повстанческое движение не теряло организованности. К тому патриотов побудили мировоззренческие основы, выписанные в отдельном документе: «Без идейно-политического единства своих членов, без их железной революционной дисциплины наша организация не смогла бы никак удержаться при жизни и вести активную борьбу против российско-большевистской империалистической машины» (1948 г.). Такой же железной дисциплины, но для других задач, требовала от своих членов и Коммунистическая партия. И, наверное, поэтому повстанцы, ознакомившись со стратегией и тактикой тогдашних коммунистов, положили в архив томик произведений... врага Сталина.

Методы компрометации УПА в глазах населения производят впечатление. Видим образцы листовок об убийствах сотрудников МГБ (как, например, капитана Рогатинского райотдела) их коллегами, переодетыми в форму воинов УПА. Повстанцы активно убеждают представителей сил безопасности бросать работу в органах, чтобы не совершать против своих коллег преступлений, разработанных «кремлевскими сценаристами».

Воины ОУН-УПА оставили для истории и ряд сатирических произведений, проникнутых неподдельным сарказмом в отношении колхозной жизни, новейших лордов-большевиков, которым не страшны даже ужасные испытания атомной бомбы, так как в них «силен партийный дух», и прочие литературные упражнения.

История создания этого важного архива была довольно сложной. Большинство документов написаны на папиросной бумаге. Нетрудно догадаться: подпольщики получали ее в условиях суровой конспирации, поскольку в магазинах советской кооперации в конце
40-х уже было немало агентов, сдававших органам тех, кто приходил за «бумажным сырьем». Но история архивной находки тоже претерпела немало испытаний.

— Мы жили на краю села, — рассказывает пенсионер Сафрон Кутный. — И потому «ребята из леса» часто наведывались к нам. Но однажды произошла опасная перестрелка между повстанцами и краснопогонниками. Повстанцы забежали к нам в садок, бросили в яму алюминиевый бидон из-под молока и попросили присыпать листьями. А если не вернемся, сказали, то спрячьте его, засыпьте землей. И покажите сельской власти только тогда, когда будет свободная Украина. Я сам удивился, откуда у них такая искренняя вера в независимость...

Прошли годы. Повстанцы за спрятанным не приходили. Очевидно, они погибли, и все забылось. Но волна национального подъема 1989—1991 годов напомнила, что история не терпит вычеркнутых страниц. Пан Сафрон упомянул о спрятанном и рассказал сыну и знакомым. Они стали искать металлическое сокровище. Вырыл экскаватор двухметровую яму, но бидон не нашли. Местные жители уже предполагали худшее — повстанцы тайно откопали оставленное, ничего не сказав хозяину. Однако сам хозяин надежды не терял. И подсказывал копать глубже. В мае нынешнего года раскопки возобновились, но несколько другим способом. Как только ковш экскаватора выбирал очередную порцию грунта, кладоискатели использовали большевистский метод «зачистки» продовольствия у крестьян — прокалывали землю шомполами. И вот на более чем двухметровой глубине заскрипел металл. Начали копать вручную — и неожиданно возникла крышка заветного бидона...

Но что делать с ценной находкой? На «озернянский архив» претендуют некоторые лица... На предыдущие претендовали тоже. Как результат, архивные материалы разошлись по разным организациям, частным жилищам, и сегодня местонахождение многих текстов неизвестно. А на государственное сохранение из «архивного» бидона передано, в лучшем случае, две-три тоненькие папки документов.

Один из инициаторов недавних раскопок — бывший народный депутат Андрей Зарудный — мотивированно утверждает, что найденные документы необходимо передать на сохранение в областной государственный архив, где для этого созданы надлежащие условия.

— Ни одна политическая партия, общественная организация или физическое лицо не могут быть владельцем сокровищ, исторических документов, найденных в земле на территории Украины, — предостерегает директор государственного архива Тернопольской области Богдан Хаваривский. — Они являются национальным достоянием государства, собственностью всего украинского народа. За утаивание или передачу исторических документов другим лицам предусмотрена уголовная ответственность. В Уголовном кодексе Украины (ст.193) четко записано, что «присвоение лицом найденного или случайно оказавшегося у него чужого имущества, имеющего особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, а также клада, карается штрафом до пятидесяти не облагаемых налогами минимумов доходов граждан, или исправительными работами на срок до двух лет, или заключением на срок до шести месяцев».

Перспектива быть наказанным, возможно, удержит претендентов на исторические документы от необдуманных действий. Ведь ценный повстанческий архив пролежал более полувека в земле не для того, чтобы быть распыленным и утраченным.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно