«Тюремный спецназ»: ни названия, ни имени…

15 октября, 2010, 16:06 Распечатать Выпуск №38, 15 октября-22 октября

Эти спецподразделения, осуществляющие мероприятия по предотвращению и прекращению преступлений ...

Эти спецподразделения, осуществляющие мероприятия по предотвращению и прекращению преступлений террористической направленности на объектах Государственной уголовно-исполнительной службы Украины (ГКИСУ), журналисты сравнивают с невидимым для жителей «материка» капитаном Немо. Почему? Все знают, что они есть и, тем не менее, о специфике их работы мало что известно. Все слышали о перечне возложенных на них задач, но вопрос о целесообразности существования данного подразделения все еще «бродит». И хотя общая численность личного состава этих подразделений составляет сегодня 165 человек, у них даже нет своего наименования. Возможно, именно поэтому организованный Государственным департаментом Украины по вопросам исполнения наказаний (ГДУВИН) пресс-тур в Днепродзержинское училище профессиональной подготовки персонала ГКИСУ, на базе которого проходил учебный сбор и учения «тюремного спецназа», вызвал у СМИ немалый интерес. Во-первых, потому что до недавнего времени познакомиться со спецификой его работы можно было лишь на зоне. Во-вторых, из-за того, что правозащитники и представители СМИ часто сообщают о его жестокости по отношению к осужденным.

Спецподразделения, о которых идет речь, дислоцируются в шести украинских городах, избранных с учетом количества исправительных учреждений на близлежащих территориях. Это Киев, Луганск, Днепропетровск, Донецк Житомир и Запорожье. По количеству бойцов наиболее многочисленное Днепропетровское подразделение, состоящее из 38 человек, а наименьший состав в Киеве — 21 спецназовец.

Среди основных задач «тюремного спецназа» — прекращение массовых беспорядков и проявлений группового неповиновения со стороны осужденных и лиц, взятых под стражу; участие в мероприятиях по предотвращению и прекращению преступлений террористической направленности, связанных с захватом заложников, совершением поджогов, убийств, запугиванием других заключенных и персонала. Кроме того, розыск и задержание совершивших побег, проведение осмотров и обысков осужденных и их вещей, изъятие запрещенных предметов и документов. Последние обязанности спецподразделений, пожалуй, стоит выделить особо. По словам первого заместителя председателя ГДУВИН Сергея Сидоренко, обыски в колониях не нравятся никому, тем не менее именно таким образом только за первое полугодие этого года в исправительных учреждениях было изъято 2,5 тыс. мобильных телефонов, 750 колюще-режущих предметов и большое количество наркотических веществ. А при попытке доставки в зону было «поймано» больше 87 тыс. гривен, 1442 мобильных телефона и более шести килограммов наркотиков.

Сотрудники Днепродзержинского училища продемонстрировали фотографии искусных тайников в болгарском перце, луке, средствах личной гигиены, консервированных и пакетированных продуктах, на теле осужденных. В верхнем слое кожи они умудряются делать так называемые кенгурятники. Представили также богатейшую коллекцию запрещенных предметов. Как оказалось, при определенных талантах и навыках
даже в тюрьме кустарным способом можно изготовить все, что угодно: от удивительных кипятильников («собак») и самодельных машинок для нанесения татуировок до бронежилетов и прототипов холодного/огнестрельного оружия.

Чаще всего зачинщиками бунта становятся приговоренные к пожизненному лишению свободы. Сейчас среди 152 тысяч заключенных Украины тех, кому «нечего терять» 1664 человека, из них — 18 женщин. Кроме того, в наших ИК содержится и 117 лидеров преступных группировок, 36 наркодельцов, 252 киллера и 37 «авторитетов».

«Поскольку колонии достались нам в наследство от Советского Союза, у нас нет тюрем камерного типа, как в Западной Европе, а есть лагеря, — рассказывает подполковник внутренней службы, начальник Департамента охраны надзора и безопасности ГДУВИН Александр Кислов. — Поэтому у нас вероятность консолидации находящихся постоянно вместе осужденных намного выше. Массовые беспорядки могут проявляться по-разному. В одном случае это могут быть массовые порезы и голодовка, а в другом более серьезно. Учитывая, что у нас шесть спецподразделений на всю Украину, а также то, что все они находятся в разных областях, очень важно достичь слаженности действий сводного отряда. Он оснащен бронетехникой и пожарным автомобилем. В состав отряда входит группа, производящая видеосъемку группы документирования, изъятия, оперативная группа и, конечно же, медперсонал.

Противостояние заключенных проходит жестче, чем у людей на свободе, поэтому все действия бойцов должны быть хорошо слаженными. Конечно, перед началом проведения операции личный состав обязательно предупреждается о правомерности применения силы и спецсредств. Когда идет противостояние, у бойцов выделяется адреналин. Они, как говорится, могут «войти в раж», поэтому здесь важно не перейти границу правомерности.

— В чем разница между «тюремным» и обычным спецназом? О какой специфике идет речь?

— Ни «Альфа», ни «Беркут» не знают наших помещений. Специфика учреждений исполнения наказаний требует от бойцов определенной подготовки и знаний. Они должны разбираться во всех тонкостях — от психологии контингента до сценариев развития событий. К примеру, у нас есть тюрьмы, которым по 400 лет и, если там произвести взрыв, они сложатся как карточный домик.

На территории складских помещений Днепродзержинского училища были проведены учения, в которых участвовали 90 бойцов и привлеченные для участия в массовке студенты. Согласно «легенде», на производственной зоне вспыхнул конфликт между осужденными разных группировок, вследствие чего около 70 человек попытались зайти в жилую зону, чтобы учинить расправу над «чужими». Во время первого этапа учений присутствующие наблюдали выдвижение сводного отряда на исходный рубеж, посмотрели на «демонстрацию силы», в которой наравне со стрельбой холостыми патронами, имитационными взрывами и ударами по щитам, участвовали и специально обученные собаки, призванные оказать не менее сильное психологическое воздействие. После того как спецназовцы создали «коридор», в который были посажены все осужденные, оперативные сотрудники произвели опознание и изъятие главарей. Когда среди заключенных и сотрудников подразделения была проведена полная проверка, выяснилось, что двое заключенных, захватив заложников, закрылись в кабинете у мастера цеха. По телефону они сообщили дежурному о том, что требуют предоставить машину и свободный выезд из колонии. Так начался второй этап, предусматривающий два варианта развития событий.

…Учения, стоимость которых, кстати, представители департамента затруднились назвать, благополучно завершились. Как отметил на состоявшемся сразу после них круглом столе Сергей Сидоренко, целью данного мероприятия была не только оценка профессионального состояния бойцов, но, что намного важнее, реальное подтверждение департаментом своего курса на открытость. Будем надеяться, что вопросы с масками, достойной зарплатой и созданием отдельной программы обучения для «тюремного спецназа», разработкой положения о постоянно действующих мобильных группах, к которым в любой момент могли бы присоединиться представители правозащитных организаций и СМИ (на них будет возложен мониторинг соблюдения прав осужденных), все-таки будут решены департаментом в самое ближайшее время.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно