СТЕНА, НА КОТОРОЙ ПОКА НЕ ВИСИТ РУЖЬЕ

1 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 1 марта-8 марта

На 7 марта в Верховной Раде назначено рассмотрение законопроекта «Об оружии». Что удивительно, в правоохранительных органах — во всяком случае, на местах — его никто, как тут говорят, в глаза не видел...

На 7 марта в Верховной Раде назначено рассмотрение законопроекта «Об оружии». Что удивительно, в правоохранительных органах — во всяком случае, на местах — его никто, как тут говорят, в глаза не видел. При этом в милицейских кругах существует подозрение, что закон «Об оружии» хотят протолкнуть депутаты, контролируемые или контролирующие организованную преступность, т.е. заинтересованные в перспективном бизнесе. Подозрение, может, и безосновательное. Но силовики, обеспокоенные скрытностью законотворцев, предполагают, что закон разрешит свободный оборот огнестрельного боевого оружия.

У американцев есть пословица: «Господь Бог создал людей разными, а полковник Кольт сделал их равными». В поддержку американской пословицы у нас есть своя: «На Бога надейся, а сам не плошай». Гордыни и лукавства в ней, к слову сказать, не меньше, чем в американской. Чтобы не «оплошать», я как-то в сезон горбачевской перестройки, когда уже наметился разгул бандитизма, как бы в шутку попросил знакомого американца (сидели на кухне, сосредоточенно налаживая за штофом межгосударственные связи) привезти из Калифорнии газовый пистолет. Он пришел в мистический ужас: «Оружие нельзя в руки брать! Это провоцирует окружающий мир! Если ты купил оружие, значит, сам разрешаешь, чтобы в тебя стреляли!»

Как бы то ни было, во многих странах Запада разрешена продажа гражданам боевого огнестрельного оружия, в том числе и скорострельного. Поэтому и у нас некоторые умы склонны считать, что если мы примем аналогичный, скажем американскому, закон, то резво войдем в стандартные рамки западного мира. Аргумент в пользу свободной продажи оружия, приводимый в качестве якобы неоспоримого, собственно, один: у бандитов оружие есть, у них свои законы, а добропорядочным гражданам такой закон будет защитой.

Официальных данных о том, сколько в настоящее время на руках у граждан Украины находится оружия, обнаружить не удалось. Однако эту цифру несложно и самим вычислить: на Черкасщине зарегистрировано 26980 ружей, 1296 карабинов, 5991 единицу газового оружия. По Украине, значит, такого добра на руках более миллиона единиц. Получается, у нас вооружен каждый 50-й человек. То есть 2% населения. Это, естественно, без учета оружия, находящегося в незаконном обороте, и оружия силовиков.

Я задался вопросом, что думают наши граждане по поводу закона, который бы разрешил свободное приобретение нарезного короткоствольного огнестрельного оружия, то бишь боевых пистолетов и револьверов? Эти разговоры иногда выходили за рамки поставленного вопроса.

Архиепископ Черкасский и Каневский владыка Софроний:

— Самое лучшее оружие — вера в Бога. А милиция должна хорошо работать и быть вооруженной.

Николай Щербатюк, заместитель начальника Управления административной службы милиции УМВД по Черкасской области:

— Мы выступаем против разрешения на свободную продажу оружия. Наше общество к этому не готово. И так идет стрельба… А если разрешить покупать оружие, то будет месиво. Нарезное короткоствольное оружие должно быть только у спецслужб.

Анатолий Ильченко, заместитель председателя апелляционного суда, председатель судебной палаты по уголовным делам Черкасской области:

— Говорить о законе рано, поскольку мы его не видели. Но сам по себе закон «Об оружии» нужен. В сельской местности люди оказались незащищенными. Прежде всего, пенсионеры. Там массово воруют скот, совершаются другие преступления. Один участковый не в состоянии обеспечить безопасность граждан. В селе не многие могут себе позволить купить охотничье ружье, а потом еще и выплачивать необходимые взносы. Кроме этого, очень сложна система получения разрешения на покупку оружия. Разрешительная система, по крайней мере для жителей сельской местности, должна быть упрощена. Для преступности это будет сдерживающим фактором.

Иван Ф., 64 года, заместитель директора оборонного завода:

— Я абсолютно отрицательно отношусь к идее свободной продажи оружия. Общество не доросло до уровня, чтобы применять оружие только по назначению — в целях самообороны. И не надо думать, что у всех бандитов есть пистолеты. Далеко не у всех. А будут — у всех. Не исключено, что за взятки кто угодно будет получать разрешение. В городе — в питейных и прочих заведениях начнется такая стрельба!…

Валерий, 35 лет, бизнесмен:

— У меня есть газовый пистолет. Но я хочу сказать, что наличие оружия — самообман, ложное ощущение безопасности. Если у тебя есть газовый пистолет или даже боевой, но ты регулярно не тренируешься в обращении с ним, то 100% гарантии, что в критической ситуации не сможешь им воспользоваться. Нужно быть прежде всего психологически готовым к его применению. Когда человек достает газовый пистолет, рискует, что противник применит, причем умело, настоящее оружие.

Оля Н., 22 года, бухгалтер-аудитор:

— И так страшно по улицам ходить, особенно вечером домой возвращаться. А будет еще страшней. По крайней мере, мне. Но я бы никогда не купила себе пистолет, боюсь кого-нибудь убить. А если и куплю, какая вероятность, что я успею его достать из сумочки? Какая вероятность, что у человека, напавшего на меня, не будет оружия и, увидев мое, он в меня раньше не бабахнет? Я оружие очень не люблю. Отец военный, с детства брал меня на стрельбище. Я этого грохота не переношу. А некоторые думают по-другому. Мой дядя, ему 45 лет, купил ружье, он в частном доме живет. К нему во двор все время кто-то лазил. Весь металл со двора вынесли, даже кастрюли, провода срезали и рельсу утащили. Однажды чуть не украли борт от тракторного прицепа. Он очень тяжелый. Мы его как-то переставляли — еле вчетвером справились. А мужчина ночью через забор его один перетащил. Теперь дядя говорит, что как к нему полезут, он в первую очередь будет стрелять. А потом уж выяснять, кто лез и зачем.

Николай, 47 лет, спортивного вида, инженер:

— Я никогда не куплю пистолет и не хочу, чтобы какой-нибудь сопляк приобрел пистолет или украл его, чтобы кого-то пугать, на кого-то нападать. Пистолет придумал трус. Первоначально оружие было создано для охоты. Потом все это стало направлено на человека. Я против этого.

Марина, 25 лет, на рынке торгует игрушечным оружием (игрушечное-то оно игрушечное, но я как-то стрельнул из такого «калашникова» с четырех метров — картонка насквозь. — О.С.):

— Если бы чисто для самообороны… Но для этого достаточно газового оружия. У моего отца есть. А я вообще против оружия. У меня прямо руки затрусились, когда я его как-то взяла. Не каждый сможет им воспользоваться… Женщины редко у меня покупают, наверное, боятся, что ребенок глаз кому-нибудь выбьет. А мужчины своим детям покупают.

Александр, 24 года, охранник банка:

— Если разрешить свободную продажу, у многих возникнет соблазн любую свою проблему решать с помощью оружия, нисколько не думая о последствиях. Оружие отучает думать.

***

Может, случайность, но ни один человек открыто не высказался в пользу свободного и доступного приобретения оружия. Впрочем, ряд должностных лиц в беседах «не для прессы» проговаривались в том смысле, что «нужно сделать, как на Западе, чтобы у меня дома законно лежал пистолет, и как кто-то полезет, так в голову ему!»

Считается, что зарегистрированное оружие не стреляет. В криминальном, конечно, смысле. Так говорят в милиции. Но уточняют: иногда бывают случаи... Мельком пролистнув милицейскую и судебную отчетность, увидим: бывают. Вот в Шполе отец-охотник застрелил сына; вот в с. Ирдынь, оставив записку, застрелился человек из-за того, что его бросила женщина; а вот около кафе «Монро» пьяный милиционер, «наделенный правом постоянного ношения огнестрельного оружия», застрелил мужчину «из хулиганских побуждений, на почве явного неуважения к обществу…» Однако эти сведения разрознены, статистических данных о незаконном применении узаконенного оружия нет. Но что касается подмоченных кровью «западных стандартов», мы и без всякой статистики, из сообщений СМИ, знаем, что редкий месяц в США обходится без стрельбы в школах, открытой каким-нибудь обиженным, фанатиком или попросту недоумком, жаждущим геростратовой славы.

На Божьих скрижалях начертано: «Не убий». Этот закон, который на протяжении тысячелетий людьми неугомонно уточняется и все время как-то расширенно понимается, однозначен. Похоже, сейчас в Украине мы можем безболезненно проскочить ту стадию становления демократии, которая ассоциируется с именем Самюэля Кольта. А если «равенство» Кольта будет навязано и ружье (условно говоря) повешено на стену, то оно выстрелит и для многих это произойдет в непредвиденном последнем акте.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно