«СЛЕДСТВИЕ ОКОНЧЕНО, ЗАБУДЬТЕ…»

14 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Не претендуем на оригинальность заглавия: так назывался старый итальянский фильм о сращивании мафии с властью...

 

Не претендуем на оригинальность заглавия: так назывался старый итальянский фильм о сращивании мафии с властью. Если бы кто-нибудь сказал нам, когда эта картина собирала полные залы, что доведется самим писать статью с таким же названием, — попросту бы не поверили…

…В селе Киенка находят труп женщины. Бухгалтера черниговской горбольницы № 2, обвинённой в подделке документов и систематическом присвоении государственных средств. Прокуратура квалифицирует смерть как самоубийство и прекращает расследование. Специалисты, к которым мы обращались за консультацией по этому поводу, утверждают: красть по такой схеме в одиночку — невозможно. Необходима либо заинтересованность, либо преступная халатность руководства… Примерно в то же время, когда на шее бухгалтера затягивалась петля, главный врач второй городской перешёл из больничных коридоров в коридоры власти. Стал заместителем главы облгосадминистрации по гуманитарным вопросам.

…Не следует думать, будто выявленная недавно Генпрокуратурой так называемая «крымская схема» манипулирования земельными угодьями действительно родилась далеко от столицы, в Крыму или на Западной Украине. Первой была Черниговщина. Процесс превращения пионерлагерей, школьных садов и зеленых зон в новоукраинские особняки у нас продолжается. Работы ведутся с неисчислимыми нарушениями законов и строительных нормативов. По крайней мере, в одном случае мы можем документально доказать невероятный факт: существование «незаконнорожденной» суперэлитной новостройки, ведущейся вообще без проекта. Впрочем, куда интереснее самого строительства, выросшего под школьными окнами и поставившего под угрозу безопасность учащихся, отношение к нему правоохранительных органов и местных властей.

…Простая подчистка позволила руководителю не самого высокого уровня обратить государственный многоэтажный жилой дом в ведомственное общежитие, а затем — приватизировать его. Да какая подчистка! Возившийся с бумагами до того обнаглел, что просто закрасил часть текста, невооруженным глазом видно. Всем. Кроме органов юстиции и охраны правопорядка. Жители «мутировавшего» дома — в отчаянии: при очевидной правоте им грозит выселение. И некуда жаловаться.

…Наш край тяжело болен. Сперва казалось, что лечение требует информационно-просветительских мер (например, обнародования фактов коррупции и экономической преступности). Много лет мы старались делать это. Но сейчас — опускаются руки… Симптомы. Во время работы над статьёй потребовалось уточнить некоторые сведения в областной налоговой администрации. Увидеться с её руководителем Валентином Осипенко не удалось. Взамен нас переадресовали «в пресс-службу к Сергею Никитовичу». Им оказался «герой» нашей статьи «May day» С. Гайдук, экс-руководитель местного радио. Расследованием деятельности Гайдука мы занимались по жалобе его же бывших коллег. В статье были приведены многочисленные неопровержимые факты должностных злоупотреблений руководства черниговской радиокомпании. Читать или не читать газеты — вопрос личного выбора сотрудников фискального ведомства. Но такая кадровая политика говорит либо об отсутствии в их структуре службы оперативного прикрытия, блюдущей чистоту рядов, либо о том, что подобные кадры — их вполне устраивают…

…Недавно Черниговский апелляционный суд утвердил приговор преступной группировке местных хакеров. В числе прочего компьютерные взломщики сняли «...184750 гривень з рахунку Батуринської допоміжної школи-інтернату» («Деснянська правда», 06. 11. 03). Руководил группой майор налоговой милиции. Инженеров-программистов вовлёк «в дело» против их воли угрозами. (Впрочем, сроки все получили примерно одинаковые, семь с половиной-восемь лет лишения свободы.)

Петля. Последний раз Лариса Валерьевна Щ. возвратилась в своё село — Киенку Черниговского района — поздней весной. На излёте апреля, когда всё цветёт, сёла Полесья — даже самые нищие и заброшенные — очень красивы. Жить и надеяться хочется как никогда.

Тело Ларисы Валерьевны вынули из петли в праздник. Первого мая. Правоохранительные органы признаков убийства не обнаружили. Родственники потом подтвердили, что о смерти она говорила несколько раз.

Самоубийством через повешение на Полесье трудно кого-нибудь удивить. Областная газета регулярно называет число тех, кто добровольно предпочёл нынешнему существованию потустороннюю неизвестность. (Даже такое было: не в силах переносить страдания пациентов, лишенных самого необходимого, врач одной из районных больниц облил себя горючей жидкостью и поджег. Предварительно уведомил окружающих о причине своего безнадёжного протеста. Кто помнит сегодня о его поступке?)

Но гибель бухгалтера второй горбольницы Щ. не прошла незамеченной. (Хотя, в отличие от вышеупомянутого акта самосожжения, пресса об этом промолчала.) В связи с её кончиной по прокурорскому представлению местным судом Деснянского района г. Чернигова было прекращено странное уголовное дело.

Странным в нём было всё: и характер преступления, и выявленные суммы хищений, и место, где всё произошло. Но наиболее загадочной для любого человека, незнакомого с черниговскими реалиями, оказалась бы атмосфера, неожиданно окутавшая связанное и с прокурорским расследованием, и с самоубийством.

Вдруг как отрезало все, даже самые надёжные источники информации в правоохранительных органах. Намёки. Лживые обещания «всё разузнать и самому позвонить»... (Так повели себя люди, прежде ничего не боявшиеся. Ни начальства, ни увольнения.)

Внезапно в необъяснимые и глупые прятки с нами начало играть прокурорское руководство. Областной прокурор уклонился от встречи, обьяснив через третьих лиц, что три месяца с прессой вообще встречаться не собирается (!). (Оно-то и век бы прокурора не видеть, но дело ведь серьёзное!) В канцелярии городской прокуратуры отказались принять письменный запрос, сославшись на запрет начальства («примем, только если виза будет...»). Разговаривали по-хамски: «а у вас на лбу не написано, что вы журналисты...».

Ошалев от такой любезности, поднялись к начальству за визой. Начальство переговаривалось между собой (как нам сказали в приемной, зам. городского прокурора общался с начальником следственного отдела) и нас принять не соизволило. Хотя потом по телефону и ушло в отрицаловку: «быть такого не может, чтобы ваш запрос не зарегистрировали, это ведь незаконно!»

Не знаем, что там происходило на самом деле, за закрытыми прокурорскими дверями. Можем лишь констатировать, что родившаяся за ними трактовка происшедшего действительно мало годилась для того, чтобы обсуждать её с посторонними. К официальной версии жизни и смерти Ларисы Щ. мы ещё вернёмся. А пока поговорим о другом. Что на Черниговщине может ввести в воровской соблазн? Такое, из-за чего стоит идти на беспредел. Действительно, из чего можно сегодня извлечь сверхприбыли в нищей, добитой, уже обращенной в неправедные деньги и растянутой по банкам оффшоров да сопредельных государств области? Хлеб? (Первое «хлебное дело» ведь у нас произошло; никто на наши статьи по этому поводу не отреагировал, и лишь когда грянул всеукраинский «зерновой гром», сняли одного из персонажей этих публикаций, заместителя губернатора по сельскому хозяйству Панченко. А второй вдохновитель хлебной истории — ничего, так и продолжает трудиться во власти.) Энергоносители? Цветные металлы?

«Золотых жил» не так уж и много. Но среди них, бесспорно, то, что непосредственно связано с выживанием человека, со средой его обитания и охраной здоровья. Эти составляющие активно эксплуатируются определёнными лицами с целью обогащения. Но как следствие — наш регион постепенно становится непригодным для жизни. Сказать же, что местные правоохранительные органы способны и желают противостоять такому недугу, значит, незаслуженно им польстить.

Симптомы. На днях местное телевидение обнародовало данные о состоянии здравоохранения на Черниговщине. Впервые на телеканале, избегающем обычно резких оценок, прозвучали слова: «ситуация критическая». Ещё более мрачно были представлены в том же сюжете демографические перспективы края. Прозвучала мысль, что пройдёт совсем немного лет — и лечить у нас будет уже некого...

Громкие разоблачения, сделанные Генеральной прокуратурой в Крыму, вызвали на Полесье изумление особого рода. Ведь то, что стало на юге Украины криминальной сенсацией, для севера является скучной обыденностью. Мы уже писали об уничтожении значительной части уникального дендропарка Еловщина и находившегося на его территории детского лагеря отдыха под элитные особняки. Земельные манипуляции, приведшие к этому, в точности напоминают «крымскую схему». Однако ни огласка, ни расследование аналогичных деяний в других регионах никого у нас не испугали. Даже специалистам Государственного управления экологии и природных ресурсов по сей день не известно в точности, какие территории на Еловщине приватизированы и будет ли продолжаться уничтожение зелёного массива. В принципе, дальше развиваться строительству некуда — через дорогу охранная зона городского водозабора. Но мы не верим, что подобная мелочь может оказаться для «новых черниговчан» серьёзным препятствием: на Черниговщине — возможно всё.

Не является преувеличением, что Чернигов сейчас ведёт настоящую необъявленную войну против собственного будущего. Слова «демографическая ситуация» и «катастрофа» стали синонимами в наших краях не вчера. Но представим на миг — произошло чудо. Маятник бытия качнулся от вымирания к выживанию. Подобная фантазия сразу разобьётся о вопрос: а где и каким образом выживать-то подрастающему поколению? Чернигов — больше на детей не рассчитан. Он развивается сейчас подобно городу из немецкой легенды, откуда увёл детей крысолов и куда они больше не вернутся.

Может, у детей просто отбирать проще? И паразитировать на них сподручнее. Мы уже писали о строительстве элитных особняков на месте сада, выращенного когда-то учениками школы-лицея № 16 в зоне приоритетного развития Черниговского государственного технологического университета (составляющего со школой-лицеем единый архитектурный комплекс). Новые подробности, которые удалось выяснить, представляются совсем фантастическими.

Попробуем изложить факты телеграфной строкой.

Оказывается, решением горсовета земля под приватную застройку была отчуждена у учебного заведения ещё в 2001 году «с согласия пользователя» (а директор школы узнал об этом лишь пару месяцев назад — от строителей). То, что администрация лицея считает недопустимым существование под школьными окнами неогороженной стройплощадки, где уже произошёл в нерабочее время несчастный случай со смертельным исходом, подтверждается её отчаянными письмами во все инстанции.

Оказывается, вести строительство с применением тяжелой техники в этом месте вообще никак невозможно: нет подъездных путей. Либо мощные грузовики уничтожат зелёную зону университета (что они отчасти и сделали), либо развалят дамбу, отделяющую улицу Федоровского от канализационного отстойника, разрушат дорожное покрытие (по которому движение грузовиков запрещено) и, возможно, провалят трубу коллектора, что приведёт к локальной экологической катастрофе. Собственно, дамба уже развалена, что засвидетельствовано коллективной жалобой местных жителей (51 подпись), а также официальным заключением областного управления экологии и природных ресурсов. Строительные работы с экологами не согласованы, материалы об экологическом преступлении переданы в прокуратуру.

Оказывается, работы ведутся с нарушением всех существующих строительных нормативов (и потому на данный момент запрещены предписаниями прокуратуры и госкомохраны труда).

Да что там! Оказывается, никакой стройки в этом месте нет вовсе. Она, судя по официальному письму облпрокуратуры (исходящий № 07/3—2149—03), — виртуальна. Хотя земля, изначально предназначавшаяся в перспективе технологическому университету (который слился со школой-лицеем № 16 в общий, объединённый эркером архитектурный комплекс), и оказалась каким-то немыслимым образом втихаря приватизированной, согласованного и утверждённого проекта строительства на этом месте нет.

Естественно, несмотря на все грозные запреты и предписания, работы продолжаются. Днём и ночью, при электрическом свете. Около тридцати процентов необходимых по нормативам университету площадей загублены необратимо. Тот, кто стоит за стройкой, чихать на законы хотел. А служители их оказались в дурном положении. Нарушения таковы, что проглядеть их нельзя. Но и ссориться с застройщиками неохота.

Начинается чисто черниговская мистика. Коллективная жалоба десятков жителей улицы Федоровского (мало того, что их обрекли в дерьме плавать, так ещё деревья поломали и радиосеть порвали подъёмным краном) попадает из канцелярии губернатора к его заместителю Литвинову, а затем в горсовет. Туда, где эта скандальная история и началась. Оттуда пересылается в Деснянский райсовет (вообще к делу отношения не имеющий). Глава райсовета Сенькович шлёт жалобщикам отписку, мягко говоря, не отвечающую действительности. А на словах — всецело застройщиков поддерживает. Да ещё в полемическом задоре называет имя «конкретного» человека, за строительством стоящего. Дескать, всё в порядке, прокуратура за незаслуженную обиду перед ним уже извинилась. (Хоть ни в каких бумагах «обиженный» крутой не фигурирует.) Прокурор Ходыко, подписавший письмо о запрещении работ, слова Сеньковича категорически отрицает. Ну да пусть между собой разбираются — кто правду говорит, а кто нет. Неопровержимый факт: фундаменты особняков уже возвели. Привыкшие играть в саду школьники (которые ухаживали за ним до этой весны, не подозревая, что теперь — это частные владения) с не меньшим энтузиазмом играют среди котлованов и каменных плит. И обстоятельствами, при которых подобное стало возможным, заниматься никто не собирается.

Симптомы ...Местными средствами массовой информации был обнародован невероятный факт: гибель четырнадцатилетней девочки от цирроза печени. Причиной неизлечимой болезни стало систематическое употребление турецкой жевательной резинки. При этом ничего не сообщалось о действиях правоохранительных органов, направленных против лиц, продававших опасный продукт и разрешивших его распространение. Можем поручиться, что никакого расследования не было.

...К нам как сотрудникам столичной газеты обратился архитектор Иван Иванович Казибрид. Он сообщил, что новая детско-юношеская библиотека, которую собирались построить рядом с Черниговским дворцом пионеров и школьников, никогда в этом месте стоять не будет. Городским архитектором в документах произвольно изменено предназначение воздвигаемого здания (было — дом с объектами социально-культурного назначения, а потом слово «культурного» вдруг исчезло). Фактически же на этой площадке — с грубейшими нарушениями строительного законодательства и строительных норм — сооружается суперэлитная жилая многоэтажка. Всего на сорок квартир (размещаемых в двух ярусах). С постом охранника, башней и подземными гаражами. При этом точное число гаражей тщательно скрывается (потому как ни одному гаражу там, рядом с детским учреждением, не место).

Избирательная слепота. Когда-то на Черниговщине потребовалось сжить со свету упрямого руководителя аграрного хозяйства. Сложность была в том, что этот человек (фамилию его у нас многие помнят — Дорошенко) не крал. Поступили просто. Перемеряли площадь его бог знает когда построенного дома. Отыскали лишний метр отапливаемой площади. (Мы видели этот «метр»: глухой закоулок чулана, совершенно очевидно — не утаённый, а забытый когда-то при сдаче строения. В те времена, когда дом строился — тепло почти ничего не стоило, и мухлевать таким образом руководителю смысла не было.) Умножили количество денег, не оплаченных за отопление, на число прожитых в доме лет. (При этом все знали, что Дорошенко построил в своём селе детский сад, которому и город позавидовать может, проложил асфальт, создал по западному образцу, опережая время, агропромышленный производственный комплекс. А суть происходящего — в его конфликте с черниговским чиновником, который умудрился украсть и продать всё на свете. Даже не принадлежащие ему земли аэродрома.) После умножения набежала сумма, тянущая на уголовную статью. Занималась этим стыдобищем прокуратура. Дело судебной перспективы не имело. Но Дорошенко всё понял и уехал. Хозяйство развалилось. Так работает черниговская Фемида, когда получает команду «фас». Но вот какое бельмо сужает вдруг поле зрения правоохранительных органов, когда у них есть причина не реагировать на очевидное?

Перед нами на столе — ксерокопии двух документов. Это решения исполкома об утверждении проектно-сметной документации многоквартирного жилого дома на улице Свердлова (ныне гетмана Полуботко), 120 в Чернигове. Собственно, документ один. Просто он грубо подделан. Копии сняты до и после этой манипуляции.

Изменена (не подчищена даже, а чем-то наспех закрашена) одна строка. Утвердить документацию на «... будівництво 108-квартирного будинку для малосімейних...» Так было изначально. А вот как стало: «...на будівництво (грубо замалёванный пробел. — Авт.) гуртожитку».

Цена этой филькиной грамоте (ведь построенный дом с квартирами улучшенной планировки даже отдалённо общежитие не напоминает) — сломанные судьбы сотен людей.

Фальсификация дала возможность руководителю черниговского ремонтно-строительного арендного предприятия «ЗАО Черниговоблстрой» Виктору Демшевскому (он же глава комиссии по вопросам архитектуры и строительства, жилищно-коммунального хозяйства горсовета) приватизировать многоэтажку. Жильцов же — «попросить» на улицу.

Оговоримся. На улицу сейчас обитателей этого дома (и ещё одного, на улице Рокоссовского, 6 А, также немыслимым образом приватизированного «Черниговоблстроем») не вышвыривают. Так поступали раньше, в конце девяностых, теперь — нет. Им предоставляют общежитие взамен. Правда, для жилья это наследие царизма (построенное до 1917 года) непригодно. Впрочем, цель стоящего за акцией не в том, чтобы обобранных людей куда-то переселить, нет. В том, чтобы продать принадлежащие им квартиры.

А вот в какую переписку вступает с ними городская прокуратура.

«Належних підстав і достатніх приводів для порушення кримінальної справи проти керуючого ЗАТ «Облдержбуд» Демшевського В. Ф. та інших посадових осіб не встановлено...».

«Оригіналу акту державної приймальної комісії... про прийняття в експлуатацію закінченого будівництвом об’єкту — гуртожитку (курсив наш. — Авт.) на 108 квартир для малосімейних... в міському державному архіві не виявлено, а з копій його... видно, що він підписаний не всіма членами приймальної комісії, не засвідчений печатками будь-якого компетентного органу і не затверджений в встановленому порядку міськвиконкомом, а тому не може бути офіційним документом для визначення статусу будинку...»

(Исходящий номер письма — 316 ( 1 — Гр — 99 от 17. 04. 2000 г.)

Что это за детский сад?! Если оригинала документа не оказалось там, где он должен быть, разве это не повод для самостоятельного расследования? (В нашей практике были случаи, когда по горячим следам исчезнувших документов составлялись протоколы о коррупции.) Если статус дома не определён (хоть, кроме упомянутого акта, существует ряд других официальных бумаг, определяющих его именно как жилой), зачем прокурору называть его общежитием, то есть повторять слова из подделанного исполкомовского решения? Да так ли уж сложно установить истину? Просто пригласить в прокуратуру лиц, чьи подписи фигурируют в этой истории, и спросить, а что же собственно они подписывали? Насколько нам известно, такая работа была проделана. Пожилой и очень порядочный сотрудник прокуратуры (ныне, к сожалению, бывший) добросовестно разобрался в этой грязной истории. Даже письменные объяснения у её участников взял. Но обобранным людям ушел процитированный выше ответ. И не знать, как всё было на самом деле, отправивший его не мог.

Говорить с потерпевшими от подобного беспредела физически тяжело. Нервы у людей вымотаны годами тяжбы и полной неопределённости, у некоторых распались семьи, а материальное положение у многих таково, что напоминает о военном лихолетье.

Сейчас, например, Виктор Фёдорович Демшевский занят тем, что пытается выселить через суд из квартиры в одном из домов «неопределённого статуса» Викторию Кольченко. Виктория работает медсестрой в местном онкоцентре. Денег у неё не хватает даже на транспорт: на работу она добирается пешком — через весь город. Её дочь — инвалид с детства — вынуждена была покинуть нашу страну навсегда: переехать к родне в Казахстан. Уезжать не хотела. Но принудительное выселение могло обернуться для неё последствиями необратимыми. Суд первой инстанции аргументам Демшевского не внял — и он, усомнившись в беспристрастности Фемиды, добился слушания дела в другом районе. Виктория сказала нам, что её положение — отчаянное... И мы можем понять доведённую до крайности беззащитную медсестру. Потому что Виктор Фёдорович ведёт себя так, словно от правоохранительных органов и правосудия в Чернигове его укрывает невидимая броня. (На что и впрямь очень похоже.)

Не постеснялся дать интервью местному телевидению по поводу происходящего. (Даже ведущий удивлённо заметил: «...фактично, керівництво не приховує, що знайшло лазівку в законодавстві»; мы сохранили запись этой программы.)

Допустил публичные оскорбительные высказывания в адрес кандидата архитектуры, автора ряда книг по истории Чернигова и последовательного защитника памятников старины Андрея Антоновича Карнабеда (добавив к своим судебным тяжбам ещё одну).

Обычно публичности и огласки не опасаются две категории людей. Те, у кого чистые руки. И те, у кого есть твердые основания полагать, что при любом повороте дел осложнений со служителями закона у него не возникнет... (Кстати, рассуждения о некой законодательной лазейке — фигура речи, не более. Специальная контрольная комиссия по вопросам приватизации Верховной рады ещё два года назад определила ситуацию однозначно: «нарушение закона». И у нас есть все основания утверждать: беспристрастная проверка обстоятельств, при которых приватизация произошла, вообще от этой истории камня на камне не оставит.)

Не стоит обольщаться надеждой, будто вышеописанный конфликт (конфликт человека, которому всё в этой жизни можно, с людьми, которым, оказывается, нельзя ничего, даже нищенски обитать в собственных жилищах) касается только его участников и никого больше. То, что он хоронит репутацию не просто отдельных чиновников, но власти, правоохранительных органов как таковых, нивелирует само понятие правосудия, — само собой разумеется. (К слову: в ситуацию когда-то, ещё в первый свой губернаторский срок, вмешивался глава облгосадминистрации Валентин Мельничук. Сохранилось его распряжение в пользу выселяемых земляков. Естественно, Демшевского эта бумага не впечатлила.) Но есть у произошедшего и другая, неявная сторона. Мы ведь не для красного словца написали о распавшихся вследствие конфликта семьях.

Каждый случай несправедливости такого рода (а они не уникальны) делает существование в этой области и в этой стране ещё невыносимее. Там, где вся система охраны правопорядка, игнорируя очевидные факты, вдруг начинает отстаивать право одного ради наживы превратить в бомжей несколько сотен законопослушных граждан, выжить просто нельзя. Экономическая преступность как социальный недуг неизлечима, если её течение осложняется тяжелыми формами коррупции.

Симптомы. Недавно ушел из жизни доктор медицинских наук Анатолий Никитович Груша, много лет возглавлявший черниговскую областную больницу. При нём это лечебное учреждение оставалось одним из последних в стране мощных медицинских комплексов, где больного не обирали до нитки, а единственно возможной благодарностью врачу считались цветы и конфеты. В силу подобных обстоятельств черниговская областная была естественным конкурентом (если не костью в горле) клиникам, где культивировались другие порядки. Незадолго до смерти (последовавшей после отставки) Груша сказал нам: «Если сейчас начать воровать — больницы лет на пять хватит, большой запас прочности». Не прошло и полугода с этого дня, а средства массовой информации уже сообщили о критическом положении черниговской областной, а также о том, что функции свои исполнять более она не может.

В конце восьмидесятых годов были приостановлены градостроительные работы на юго-западной окраине областного центра (район Лесковицы). Произошло это под влиянием общественности (которая в те годы действительно могла на что-то влиять). Среди выступавших против застройки были такие видные учёные, как академик Дмитрий Лихачев. Аргументом «против» был наносимый сложившейся культурно-исторической среде ущерб. Не берёмся быть арбитрами в том давнем научном споре. Но получилось всё — хуже некуда! Ни о каком планомерном и контролируемом освоении этой территории не может теперь быть речи. Район частично и хаотически застроен особняками «новых украинцев».

Там, где не решались в старые времена лишнюю горсть песка высыпать, стоят четырёхэтажные особняки с лифтами. И тем, кто в них поселился, никакие академики уже не указ.

Петля (продолжение). Спасибо пресс-службе областной прокуратуры — запрос по делу ушедшей из жизни бухгалтера второй горбольницы у нас таки приняли. И мы получили ответ. Он заслуживает того, чтобы его процитировать.

«08.04.03 року прокурором м.Чернігова була порушена кримінальна справа за ст.ст. 165 ч.2, 172 ч.2, 84 ч.2 КК України (в редакції 1960 року) стосовно бухгалтера Чернігівської міської лікарні № 2 Щ... Лариси Валеріївни.

В ході дослідчої перевірки було встановлено, що Щ... Л.В., обіймаючи посаду бухгалтера ЧМЛ № 2, виконуючи адміністративно-господарські обов’язки і являючись посадовою особою, використовуючи своє службове становище, скоїла привласнення державних коштів у великих розмірах.

Так, в період з 05.03.00 року по 26.12.00 року Щ... Л.В., зловживаючи службовим становищем, шляхом підробки платіжних відомостей на виплату заробітної плати працівникам лікарні отримала в касі грошові кошти, які витратила на власні потреби.

Всього за вказаний період вона таким чином привласнила та витратила на власні потреби державні кошти в сумі 6994 грн. 84 коп.

В ході розслідування вказаної кримінальної справи було встановлено також, що Щ... Л.В. в період з 01.01.01 року по 01.03.03 року, зловживаючи службовим становищем, шляхом підробки відомостей на заробітну плату, отримала грошові кошти в сумі 71 77 грн. 22 коп., які привласнила та витратила на власні потреби.

В зв’язку з цим стосовно неї в ході досудового слідства порушено також кримінальну справу за ст.ст. 191 ч.5, 364 ч.2, 366 ч.2 КК України.

01.05.03 року в с.Києнка Чернігівського району за місцем мешкання було виявлено труп Щ... Л.В.

Згідно висновків судово-медичної експертизи смерть Щ... Л.В. настала внаслідок механічної асфіксії через повішання. Оглядом місця події ознак насильницької смерті не виявлено.

За наслідками проведеної прокуратурою Чернігівського району перевірки в порушенні кримінальної справи за фактом смерті Щ... Л.В. відмовлено на підставі п.1 ст.6 КПК України, в зв’язку з відсутністю події злочину.

Встановлено, що смерть Щ... Л.В настала внаслідок акту самогубства. Опитані під час перевірки родичі померлої також засвідчили, що Щ... Л.В. неодноразово висловлювала бажання покінчити життя самогубством.

05.06.03 року кримінальна справа стосовно розкрадання грошових коштів шляхом зловживання службовим становищем та підробки документів Щ... Л.В., а також матеріали перевірки за фактом її смерті прокуратурою м.Чернігова були направлені з поданням про закриття кримінальної справи до місцевого суду Деснянського району м.Чернігова.

Постановою вказаного суду кримінальна справа стосовно Щ... Л.В. закрита на підставі п.8 ст. 6 КПК України, в зв’язку з її смертю.

Інші кримінальні справи стосовно службових осіб Чернігівської міської лікарні № 2 органами прокуратури Чернігівської області протягом поточного року не розслідувалися».

Запрос адресован был областному прокурору. Под ответом стоит подпись его заместителя (как нам известно, обязанности прокурора области на момент подписания ответа не исполнявшего).

Не называем имени этого человека лишь по одной причине: не уверены, что «подставлен» был нам он в качестве отвечающего по доброй воле.

Мы консультировались с лучшими специалистами по уголовным делам: прокурорское послание представляет юридический нонсенс.

Оставим за рамками статьи конфиденциально сообщённую нам информацию о совсем других суммах и преступных схемах: не в наших силах доказать или опровергнуть её. Не будем настаивать на правоте людей, говоривших нам о финансовом беспределе во второй городской задолго до очерченных прокуратурой временных рамок события преступления: проверить сигнал не удалось, жаловавшиеся могли и ошибиться.

Исследуем лишь факты, изложенные в официальном ответе.

Из него вытекает, что бухгалтер расхищала деньги, подделывая ведомости, в течение многих лет. Но платёжная ведомость — документ строгой отчётности, подписываемый также главным бухгалтером и руководителем учреждения. Предположить, что подписи эти лица ставили под фальшивкой не глядя, никак нельзя. Значит, речь может идти о соучастии. А раз так, обвинять во всём одну лишь Ларису Валерьевну несправедливо. В деле должны были фигурировать и другие фамилии. Конечно, смерть одного из подозреваемых осложнила бы следствие. Но не привела бы к полному его развалу. (А может, и смерти тогда бы не было? Может, и умирать-то Ларисе Валерьевне, не обрывай её уход из жизни череду следственных действий, не довелось бы? В конце концов, 14 тысяч «деревянных» — если речь идет только о них — человеческой жизни не стоят, и чтобы в петлю из-за таких капиталов лезть... Ведь Щ. опасной преступницей не считали, коли не взяли под стражу.)

Но поверим, будто Щ. годами манипулировала финансовой документацией в одиночку, а начальники платёжные ведомости просто подмахивали. Даже такое невероятное допущение требует привлечения их к ответу по обвинению в служебной халатности. (Может, крутым казнокрадам названные в ответе суммы покажутся несерьёзными, но обвинение-то выдвинули по очень серьёзным статьям!)

Между тем в ответе не говорится, будто эти обстоятельства были прокуратурой изучены. Одна обвиняемая. (Человек, как следует из ответа, беззащитный, даже не городской житель). И — одна смерть. Очень вовремя наступившая для того, чтобы окончить расследование и забыть обо всём...

А ведь этот случай Чернигов просто взорвал! Сказать, что в официальную версию не поверили, не можем, потому как никто до сих пор её не обнародовал. Наше издание — первое. Но факт гибели Ларисы Щ. и прекращения следственных действий намертво склеился в общественном сознании с другим фактом. Главврач второй горбольницы Владимир Петрович Ф. под следствие не отправился и в петлю не полез. А пошёл на головокружительное повышение. Был назначен заместителем главы облгосадминистрации по гуманитарным вопросам.

Он теперь часто выступает по телевидению. Сфера его деятельности расширилась необычайно. Теперь в неё входит практически всё — от здравоохранения до культуры.

Его репутации нисколько не повредила ни смерть бухгалтера, ни жутковатая слава второй горбольницы. О том, как лечат в ней пациентов, у которых недостаточно средств, и в каких криминальных историях это медучреждение фигурировало, мы писали несколько раз (статьи «Патология», «Правда судьи Уоргрейва» и др). То, что Владимир Ф... (по прежнему социальному статусу, всего лишь главврач провинциальной государственной лечебницы) — конкретный представитель «новой украинской элиты», свидетельствует его образ жизни. Одна свадьба дочери с участием знаменитых артистов стоит колонки в светской хронике.

Впрочем, очень хорошо зная об этом, правоохранительные органы никогда не проявляли к нему интереса. А вот дело бухгалтера, чья жизнь оборвалась в праздничный день, — закончено и обречено на забвение.

Симптомы. Когда смотришь местные телепрограммы, возникает непреодолимое ощущение театра абсурда. Черниговские руководители очень любят покрасоваться в кадре. Это понятно. Непонятно, как можно до такой степени недооценивать здравый смысл тех, кто является аудиторией упомянутых передач.

«Зеркало недели» подробно писало о шизофренической реконструкции центрального черниговского сквера. Знаками её стали массовая порубка уникальных деревьев и уничтожение любимого черниговцами фонтана. Вдохновителем акции была городской архитектор Т.Мазур. Исполнителями — её соратники Гагарин и Дедов (оба — непрофессиональные архитекторы, получившие неограниченные полномочия уродовать древний город). В статье «Жабки и бабки» была названа и единственная логически обоснованная причина нелепых действий. Финансовая. Деньги ведь всё равно под что отмывать — под строительство фонтанов или под их разрушение...

Недавно — после всего написанного (!) — по городскому ТВ показали выступление мэра Александра Соколова. С милой улыбкой он дал наказ архитектору Мазур... построить фонтан на прежнем месте.

При этом в Чернигове фонтанировала совсем другая субстанция: состоялся второй за последнее время грандиозный прорыв канализационного коллектора. Денег на замену изношенных коммуникаций в городе нет. Ясное дело — на ремонте канализации ничего не украдёшь и не отмоешь...

Надо сказать, что поведение местного руководства, при всей «засвеченности» продолжающего жировать, как ни в чём не бывало, психологически вполне объяснимо. Во-первых, то, что правоохранительные органы не раскрыли у нас ни одного серьёзного дела о коррупции, вселяет уверенность во всех, делающих дела. А во-вторых, вкусившие вседозволенности остановиться уже не могут. Синдром фаланги. Есть такое животное, способное жрать, пока не лопнет, — и погибая, всё равно жрать.

Вспоминается одна история. Местный чиновник много лет не мог смириться с зарплатой госслужащего как единственным источником дохода. А «раскрутиться» не получалось. В девяностые, когда российская «братва» поделила между собой ВАЗ и «левые» «Жигули» стали продаваться дешевле себестоимости, стал гонять из России в Украину машины. Когда «толкал» «Оку» народному художнику, пару раз набавлял цену. Художник потом брезгливо рассказывал: «Взял S… купюры, две тысячи долларов — и руки задрожали...» Сегодня же S… — один из «отцов города». У него в руках — всё.

На Черниговщине сменилась власть — но не поменялось на самом деле ничего. Чем больше знаешь о делах, творящихся на «малой родине» Президента, — тем страшнее там жить. Ушло в телеэфир обещание нового губернатора «повернути за півроку довіру до влади» — и возвратилось эхом новых криминальных скандалов. «Следствие окончено, забудьте, мы разобрались, состава преступления нет!» — радостно рапортуют блюстители закона. Окончено?! Да никто никакого следствия по поводу творящегося у нас беспредела и не начинал.

P.S.

«Газета «Дзеркало тижня»... звинувачує головного архітектора та міського голову у створенні «кріпкої корупційної спайки»... Відверто говорять автори статті і про хабарництво, яке процвітає в архітектурному управлінні. До речі, забули автори ще написати, як міське управління архітектури зайняло двоповерховий дитячий садок з підлогою, що має підігрів. Ноги — в теплі, вуха — в золоті, руки — в багні... повний комфорт і ніякої відповідальності».

«Сіверщина», 03.10.03.

«Розглянувши клопотання Ніжинської районної ради, підтримане державною адміністрацією, та висновок обласної державної адміністрації.., обласна рада вирішила: ...зняти з обліку село Мединщина Талалаївської сільскої ради Ніжинського району, як таке, де ніхто не проживає».

«Деснянська правда», 06.09.03.

«З початку року кількість жителів Чернігова зменшилася майже на півтори тисячі чоловік. За даними управління статистики, основною причиною цього є переважання смертності над народжуваністю. Більше людей виїхало з Чернігова в інші області або навіть інші держави».

Обласне телебачення, 08. 11. 03.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно