РОЖДЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЕЙ

26 сентября, 2003, 00:00 Распечатать

В последние месяцы перед отставкой министра внутренних дел Ю.Смирнова Президент регулярно и жестко отчитывал правоохранительные органы за неэффективность, разгул коррупции, полный развал работы...

Николай Билоконь
Николай Билоконь

В последние месяцы перед отставкой министра внутренних дел Ю.Смирнова Президент регулярно и жестко отчитывал правоохранительные органы за неэффективность, разгул коррупции, полный развал работы. Он совершенно справедливо констатировал, что в милицейском ведомстве дела обстоят из рук вон плохо, поскольку процветает то, что давно следовало искоренить, и хиреет все остальное, что в соответствии с законом нужно всячески холить и лелеять. В результате Ю.Смирнов был назначен советником Президента и пожалован высокой государственной наградой «за укрепление законности», вероятно, озадачившей его самого. Перед остальными встал другой вопрос — если руководство удовлетворено профессиональными достижениями Смирнова, не кроется ли причина его отставки в заведомой неспособности справиться с более важными задачами, чем укрепление правопорядка и законности?

Несмотря на выдающиеся с точки зрения руководства государства (хотя не известные широким массам) заслуги перед Родиной в части укрепления законности, уход Смирнова не вызвал в рядах его подчиненных той неопределенности и своего рода ностальгии, что была после ухода его предшественника Ю.Кравченко — сильной личности, руководителя, крепко державшего в руках бразды правления, может быть, по сей день самого информированного человека в стране. Со Смирновым простились без слез, а чувство растерянности наступило несколько позже, когда начались кадровые перестановки.

Впрочем, то, что перемены грядут нешуточные, понятно было сразу. Уже из первого выступления Президента стало ясно, что новый министр получил карт-бланш. Однако тогда мало кто мог предположить, насколько впечатляющими будут рокировки, поразившие даже старожилов системы, и сколь значительную степень независимости будет демонстрировать новый министр.

Милиция и политика

Н.Билоконя считают человеком В. Медведчука. Не мешает этой убежденности и тот факт, что в администрацию Президента Н. Белоконь попал благодаря содействию покойного ныне Ю. Дагаева (руководитель Госуправления делами), Ю. Кравченко и В.Литвина еще до появления там выдающегося отечественного кадровика. (Кстати, теперь на место Н.Билоконя в администрацию пришел близкий В.Медведчуку Валентин Коваленко, карьера которого отличается не просто впечатляющими, но просто-таки головокружительными скачками).

Люди, в разное время работавшие с Н.Билоконем, говорят, что он всегда оказывался на своем месте. Что очень трудолюбив, необычайно энергичен, напорист, даже настырен.

Н.Билоконь пришел в МВД с должности, которая позволила ему более глобально, со стороны взглянуть на роль и место милиции. И это, несомненно, плюс. Если, конечно, не окажется, что этот уникальный и, несомненно, очень ценный опыт отягощен там же приобретенным рефлексом рассматривать милицию исключительно в качестве подручного инструмента.

В этой связи нельзя обойти вниманием взбудоражившие общественность высказывания нового министра о том, что «милиция должна принимать участие в политической жизни страны», требующие, пожалуй, отдельного разъяснения самим оратором. Впрочем, не исключено, что он сказал именно то, что хотел сказать, и его поняли правильно. Правда, в таком случае эта откровенность никак не состыкуется с Законом «О милиции», где буквально черным по белому записано: «Работники милиции не могут быть членами политических партий, движений и других общественных объединений, которые имеют политическую цель», «при исполнении служебных обязанностей работники милиции независимы от влияния любых политических, общественных объединений». И потом, если уж, по мнению министра, милиционер просто обязан быть «политически грамотным», возникает вопрос, может ли он позволить себе демонстрировать приверженнность политической позиции, например, Юлии Тимошенко? И будут ли такие немаловажные нюансы оговорены, пусть не в законе даже — кто ж его читает, но хотя бы в уставе?

Мы живет в стране, где министр внутренних дел во властной иерархии находится выше министра финансов, чем, собственно, и отличаемся от нелюбимого Президентом ЕС. Да, министр внутренних дел — фигура политическая, и с этим вряд ли кто-то будет спорить. Но в мире, который принято называть цивилизованным, это означает, прежде всего, ответственность определенной политической силы за состояние правопорядка, а не обязанность всех полицейских стать членами любимой партии своего министра.

Насколько известно, милицейский люд без энтузиазма воспринял и совет министра, обращенный к сотрудникам, ласково названным «бычками», ограничиться четырьмя выходными в месяц вместо восьми с целью улучшения их финансового положения.

Впрочем, позволим себе предположение, что некоторые шокирующие публику заявления Н.Белоконя — лишь следствие того, что он еще просто не привык «фильтровать» свои слова так, как это имеет смысл делать министру, каждое высказывание которого будет изучено под микроскопом.

Приятно констатировать, что Н.Билоконь не лишен чувства юмора — качества довольно редкого среди высоких чинов милицейского ведомства. Однако теперь его подчиненным предстоит научиться угадывать, шутит ли министр, утверждая, что увольняет генерала, поскольку во время совместного пребывания на обучении за границей, он, Белоконь, прилежно посещал занятия, а генерал все больше по барам ходил, пивком балуясь (кстати, одно из первых кадровых решений).

Публичные выступления Н.Билоконя в качестве замглавы администрации всегда были живы, весьма образны, и аудитория воспринимала его, как правило, адекватно. Однако шутка в устах замглавы администрации, выступающего перед судьями Верховного суда, звучит иначе, чем в исполнении министра внутренних дел. В частности, потому, что милиционеры привыкли исполнять приказы, а чувством юмора, позволяющим отличить приказ от прикола, люди наделены в разной степени.

Так, например, рассказывают, что в одной из областей Украины в преддверии последних парламентских выборов губернаторы и прочие наделенные властными полномочиями лица горячо обсуждали вопросы, связанные с подготовкой к выборам. Размышляли, как бы ненавязчиво и, разумеется, совершенно законно добиться победы самых достойных. По свидетельству очевидцев, Н.Билоконь возьми вдруг да и скажи: мол, существует передовой опыт, которым поделился с ним один высокопоставленный судья. Заключался этот бесценный опыт в нижеследующем: после голосования грузовик с бюллетенями отправляется в путь, а за углом его ждет другой, такой же самый с виду автотранспорт. Дальше к намеченной цели едет уже этот, второй грузовичок… Ну, хотел человек разрядить обстановку, что из того? К счастью, аудитория в основном подобралась понимающая. Да и то, правда, некоторым наиболее впечатлительным его слова так запали в душу, что они до сих пор их вспоминают и делают круглые глаза. А поведи себя так министр со своими нынешними подчиненными — и кто поручится, что те, письменного указания не запросив и не заглянув второпях в Конституцию, не организуют грузовички за углом каждого избирательного участка?

Рокировки

Первые же шаги нового министра взбудоражили все ведомство. С одной стороны, можно констатировать, что ключевые посты в МВД покинули люди

Ю. Кравченко, вследствие особой договоренности с Президентом задержавшиеся там по отечественным меркам, противоестественно долго. Однако понятно, что поскольку Юрий Федорович работал в этой системе длительно и плодотворно, сегодня занимать определенное положение в милиции, при этом не имея вообще никакого отношения к Кравченко, крайне сложно. Самого Н.Билоконя Ю. Кравченко в свое время назначал в Кировоград, а эта, его родная область (как и Днепропетровская) традиционно и по понятным причинам укомплектовывалась особо доверенными лицами. Так что где бы Юрий Федорович ни находился в данный момент по долгу службы, нет никаких сомнений в том, что он держит руку на пульсе, будучи хоть и в резерве, но весьма активно действующем.

Итак, что касается перестановок, то кадровый почерк министра просматривается довольно четко, а о значительной степени независимости Н.Билоконя свидетельствуют даже те моменты, где ему пришлось уступить. Довольно долго пребывал в «подвешенном» состоянии М.Корниенко — фигура в ведомстве далеко не последняя. В свое время ходили упорные слухи о его назначении на должность министра, и многие полагали, что подобный шаг был бы вполне обоснованным. Н.Билоконь с М.Корниенко уже почти было распрощался. Однако Корниенко не зря говорил коллегам, чтобы не спешили его «хоронить». Его действительно отстояли — на самом высоком уровне. И назначение М.Корниенко — это с его-то послужным списком и опытом работы — замом по связям с Верховной Радой еще раз свидетельствует, что это — уступка.

Из числа тех, кто пользуется особым расположением министра, нельзя не назвать прежде всего первого заместителя — начальника ГУБОП Михаила Манина, ранее возглавлявшего УМВД в социал –демократической Черниговской области. Особо представляя его Президенту, Н.Билоконь отметил, что доверяет М.Манину на все сто процентов. Надо сказать, редкая радость по нынешним временам.

Кстати, о том, что этому назначению министр придает особое значение, свидетельствует и некоторая поспешность при подписании соответствующего указа. Закон требует, чтобы кандидатура на эту должность была согласована с профильным комитетом Верховной Рады, однако указ о назначении был подписан за четыре дня до заседания, на котором комитет собирался рассмотреть этот вопрос. Очевидно, министр был уверен, что профильный комитет проникнется к его ставленнику столь же безграничным доверием. Впрочем, он ошибся. До сих пор комитет согласия не дал. Следующее заседание, на котором собираются рассмотреть данный вопрос, назначено на ближайшую среду.

Нелегкая, но перспективная миссия выпала на долю Владимира Шаповала. Новый руководитель аппарата министра призван самым дотошным образом разобраться с милицейскими финансами, в частности, деньгами из благотворительных фондов, которые еще никто толком не считал и при расходовании которых традиционно наблюдаются несколько странные приоритеты. Сам Шаповал если и не является докой в этих вопросах, то сумел собрать компетентных людей, вполне способных справиться с поставленной задачей. Эта команда сформировалась в его бытность руководителем службы Государственной охраны при МВД — пожалуй, единственной службы, приносящей реальные деньги. Разумеется, речь идет о легальных поступлениях.

Представляя Александра Миленина (бывший начальник департамента Госавтоинспекции, породившей великое множество новых, пользующихся большим спросом «пород» номеров автомобилей) уже в качестве начальника ГУ МВД в Киеве, министр заявил (снова-таки поди пойми — шутит или нет), что отныне все кадровые назначения будут осуществляться по принципу профессионализма, а не так, как это было раньше…

Начальником стратегически важной Закарпатской областной милиции стал Василий Варцаба, до этого служивший в налоговой милиции области.

В зачищенной до стерильности Днепропетровской области милицию возглавил Алексей Крикун, пришедший туда из администрации Президента. Ранее А.Крикун довольно длительное время работал вместе с А.Деркачем, а его нынешним назначением занимался лично губернатор В Яцуба: не реши он этот вопрос с Президентом, УВД области возглавил бы иной человек..

Что касается назначения в иные структуры, то странно, что, говоря о милицейском образовании как о приоритетном направлении, Н.Билоконь назначает руководить тремя учебными заведениями людей, соответствующего опыта не имеющих. Это, в частности, Ануфриев и Черкассов, а также, по последней информации — Гапон.

Что касается самого Н.Билоконя, то его заявление о том, что руководитель милицейского подразделения впредь не будет работать более пяти лет на одном месте, очевидно, призвано засвидетельствовать: министр пришел всерьез и надолго. Что ж, пожалуй, если Н.Билоконь оправдает надежды оказавших ему столь высокое доверие, в смысле срока пребывания на должности он вполне сможет потягаться с украинским рекордсменом Ю.Кравченко.

Впрочем, невзирая на активные кадровые перестановки и вроде бы грядущие массовые чистки, слухами о которых полнится земля, уже очевидно, что существенного улучшения состава не будет. Выдвижения молодых сотрудников, незаангажированных политически и кланово, пока что не наблюдается, идет массированная перетасовка старых кадров. Затаив дыхание, наблюдают за ней руководители среднего звена. Низшее звено отголоски кадровых бурь коснутся, понятно, в наименьшей степени.

Приоритеты

Вряд ли кто-то склонен сегодня идеализировать цели и задачи, поставленные перед новым министром. И в то же время, кажется, власть начинает понимать, что милиция в ее нынешнем состоянии просто не способна быть ей надежной опорой. Занимаясь собственным бизнесом и сопровождением бизнеса начальства, она превращается в боевой кулак лишь в том случае, если после дружеского рукопожатия в ней не остались достойные купюры. Некогда сильная рука окончательно превращается в сотни, тысячи жадных и цепких кулачков, еще способных ударить больно и даже смертельно, но постепенно утративших возможность стать достаточно монолитной, несокрушимой силой, способной оказать надежную поддержку политическому режиму. Ни нынешнему, ни будущему.

Речь уже давно не идет о повышении эффективности работы системы, а о ее спасении. Для изменения ситуации необходима не просто перестройка, а реанимация, потому что только она способна сегодня вернуть к жизни пораженные тяжкими недугами органы внутренних дел. Сам Н.Билоконь задачу формулирует так: «Наша цель — превращение милиции в структуру, способную обеспечить нормальную жизнь украинских граждан».И сегодня в значительной степени от личности самого Н.Билоконя зависит, станет его назначение просто-напросто сменой караула или нет.

Высказывания министра демонстрируют, что он свободно ориентируется в основных проблемах, которые стоят сегодня перед правоохранительными органами. Однако определиться с его приоритетами подчиненным пока что довольно сложно: в основном он констатировал то, о чем в последнее время бесконечно и безрезультатно говорилось на самых высоких уровнях. Из уст Н.Билоконя пока что, кроме заявления о нетрадиционной политической ориентации милиции, ничего принципиально нового не прозвучало. Впрочем, это не упрек. Поскольку для того, чтобы совершить революцию в украинских правоохранительных органах и нужно-то всего лишь предпринять реальные шаги для того, чтобы деятельность милиции, как гласит закон, стала, наконец, «основываться на принципах законности, гуманизма, уважения к личности, социальной справедливости…» Изобретать ничего особенного необходимости нет.

Из того, что декларируется Н.Билоконем,
нельзя не отметить его обещание

положить конец лживой и бессмысленной процентомании. После эпохи Смирнова, буквально замордовавшей милицейский люд, «вынуждая к показателям», это звучит обнадеживающе.

Совсем обойтись без статистики раскрываемости преступлений практически невозможно. Она существует даже в государствах, на положительный опыт которых в данной сфере мы ссылаемся, правда, не является там главным показателем и колеблется, по разным данным, в пределах 48—60%. Повсеместной 90-процентной раскрываемостью преступлений (а неоднократно не постеснялись зафиксировать даже 100% — бумага стерпит все) славятся только наши правоохранительные органы. Так что забрезжила робкая надежда, что милицейская статистика постепенно перестанет занимать главенствующую роль в оценке их работы и в большей степени будет использоваться для анализа реальной криминогенной ситуации и выработки стратегии.

Н.Билоконь пообещал жестко наказывать сотрудников ведомства за сокрытие и нерегистрацию преступлений.

Уже есть и ряд очень трогательных нововведений. Например, утвержден план проведения занятий с начальниками отделов по правилам приема граждан. В частности, сотрудникам, осуществляющим этот прием, рекомендовано улыбаться. Озаботился министр и лингвистическими проблемами — буквально на днях вышло распоряжение общаться исключительно на украинском языке. А вчера министр сообщил общественности, что выступает за переименование украинской милиции в полицию, так как милиция означает «вооруженный народ», в то время как полиция — это орган, защищающий граждан.

Успели «достать» личный состав то и дело объявляемые учебные тревоги. Насколько известно, на днях бодро носились с полностью укомплектованными «тревожными чемоданчиками» сотрудники столичного главка.

Надо сказать, не совсем понятна логика министра, пообещавшего избавить сотрудников от бумажного вала, а затем обязавшего их же корпеть над подробными обоснованиями своей нужности на собственном рабочем месте. Впрочем, не исключено, что рациональное зерно здесь все же присутствует.

Что делать с вооруженным народом?

Нынешним летом угораздило жителя столицы Юрия быть задержанным сотрудниками Шевченковского райотдела милиции. Пока решалась его судьба, вещи задержанного, как положено, тщательно изучили на предмет наличия чего-нибудь недозволенного. Нашли платежную карточку. На радостях доблестные сотрудники метнулись с этой карточкой в ближайший супермаркет и отоварились как следует. Покушали — отпустили. Уже после своего счастливого освобождения гражданин с удивлением узнал, что за свой счет накрыл поляну для милиционеров, о чем уведомил соответствующие инстанции.

Это самый безобидный из примеров, свидетельствующих об уровне значительной части тех, кто стоит сегодня на страже закона. А где взять других?

Массовый отток профессионалов, среди которых были и живые легенды розыска, наблюдался в 1993 — 1996 годах. Они уходили туда, где платили больше, некоторые оказались на службе у тех, кто еще вчера находился у них в разработке. Нынче менее десятой части сотрудников имеют опыт работы 20 лет. У кого перенимать опыт тем, кто пришел в органы сегодня? Можно быстро научиться бегать с автоматом, натянув на лицо маску, и применять непроцессуальные методы ведения следствия. Для того, чтобы постичь тонкости аналитической работы, нужны годы.

Престиж милиции не падает только потому, что опускаться ему уже некуда. Последние как минимум восемь лет у органов внутренних дел устойчивая репутация организации, занимающейся установкой крыш, в которой при смешных зарплатах должности покупаются и окупаются. Кто пойдет работать туда, слыша об этом каждый день? Те, кто все-таки приходит, часто повергают в непреходящий шок экзаменаторов глубиной своего внутреннего мира и познаний.

А затем констатируем, что огромное количество преступлений совершается «бывшими». При этом, похоже, генеральная линия борьбы за очищение рядов — увольнение их задним числом. А ведь латентность такого рода преступлений наверняка гораздо выше среднестатистической — сказывается спецподготовка.

В деле возвращения к жизни дееспособной системы МВД главенствующую роль должна сыграть прежде всего служба внутренней безопасности. Если же этой службе известна хотя бы треть того, во что посвящена общественность, работы ей — не разгрести. И если именно это имел в виду министр внутренних дел, заявляя, что смена одной четверти личного состава — это нормально, что ж, с ним нельзя не согласиться.

Да, в числе уже принятых кадровых решений есть «прямые попадания», когда уходили те, чья репутация среди коллег совершенно однозначна. С другой стороны, взять хотя бы недавнее нашумевшее дело о задержании и освобождении из Иванковского ИВС «молдавского убийцы» Г. Карамалака. История всплыла наружу, были приняты меры. Виновные вроде бы наказаны. Вопреки устойчивому впечатлению, что затеять столь наглое «условно-досрочное» освобождение по собственной инициативе им просто не по чину. Это лишь один эпизод из будней отечественной милиции, демонстрирующий проблему, которая чрезмерно «и опасна, и трудна» даже для службы внутренней безопасности, которой впору обзаводиться одноименной службой уже для собственных нужд.

Кстати, наблюдается любопытная тенденция. Тотальную склонность к эпистолярному жанру стали проявлять сотрудники органов, повсеместно и со знанием дела закладывающие родное начальство с надеждой достучаться до вышестоящего руководства. Некоторые из этих писем опубликованы на сайтах, некоторые — еще нет. Общественность читает с интересом, министр же — если судить по назначениям, писем этих то ли не читал, то ли не верит им. Пока что нам это доподлинно неизвестно.

***

Широко распространено мнение, что на самом деле в распоряжении правоохранительных органов находится достаточно реальной, достоверной информации на всех и вся. Это подтверждает и откровение, прозвучавшее сравнительно недавно из уст одного из областных руководителей силовой структуры на одной научно-практической (!) конференции: «Если дадут команду из Киева, разорвем, кого хочешь». Хотелось бы верить, что высказывание это означает: «Будь на то политическая воля, порядок в стране можно навести»…

Наиболее информированные из бывших подследственных с горьким удивлением узнают сегодня о том, что возбужденные в их отношении, а затем закрытые уголовные дела недавно получили вторую жизнь, покинув архивы. Но ведь это не обязательно должно означать новый виток гонений на неугодных. Бывают же действительно вновь открывшиеся обстоятельства — без всяких там подвохов, не правда ли?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно