Начались аресты по делу Гончарова

1 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 1 октября-8 октября

На этой неделе Генпрокуратура официально подтвердила информацию о задержании одного из инспекторов режима и охраны следственного изолятора 13 (Лукьяновского СИЗО) в Киеве...

На этой неделе Генпрокуратура официально подтвердила информацию о задержании одного из инспекторов режима и охраны следственного изолятора 13 (Лукьяновского СИЗО) в Киеве. Есть информация, что это — начальник конвоя. Он арестован по обвинению в совершении преступления в рамках уголовного дела по факту превышения служебных полномочий сотрудниками СИЗО и нанесении тяжких телесных повреждений бывшему сотруднику УБОП Игорю Гончарову, возглавлявшему так называемую банду оборотней.

Находившийся под арестом И.Гончаров умер 1 августа 2003 года. Уголовное дело было возбуждено почти год спустя — 21 июня 2004-го. Еще три месяца понадобилось, чтобы определиться, кому из сотрудников СИЗО предъявлять претензии.

Как помнят читатели «ЗН», результаты первой экспертизы, проводившейся в связи со смертью И.Гончарова, принципиально отличались от выводов, к которым пришли впоследствии. Некоторое время генпрокурор Г.Васильев, несмотря на существование результатов первой экспертизы, о которой пойдет речь ниже, пребывал в счастливой уверенности, что Гончаров умер ненасильственной смертью. Потом пришли к выводу, что насилие все-таки имело место. Сегодня официальная версия следствия — причиной смерти Гончарова, умершего в Больнице скорой медицинской помощи, является спинальная травма, полученная им еще во время пребывания в Лукьяновском СИЗО.

Позволим себе несколько выдержек из первоначального заключения экспертов, ставшего достоянием широкой общественности благодаря нашумевшей утечке материалов следствия по делу Гонгадзе, неотъемлемой частью которых стали протоколы допросов «оборотней».

Из вопросов, поставленных экспертам:

«2. В соответствии с показаниями потерпевшего от 27 июня 2003 года, телесные повреждения у него возникли вследствие падения с высоты собственного роста, в том числе при падении с нар в СИЗО, со ступенек. Возможно ли возникновение повреждений, выявленных при исследовании тела Гончарова И.И., при указанных ним обстоятельствах?

3. Какова причина смерти Гончарова И.И.?

5. Какими заболеваниями страдал Гончаров И.И.? Вследствие чего возникли данные заболевания потерпевшего Гончарова И.И.? Существует ли причинная связь между полученными телесными повреждениями, выявленными на трупе, и наступлением болезни потерпевшего Гончарова И.И.?..

Выводы экспертов:

2 (3 и 5). Смерть Гончарова И.И. наступила от сосудистого поражения спинного мозга… Указанное поражение является последствием перенесенной в 1995 году (когда Гончаров был еще действующим сотрудником органов внутренних дел. — «ЗН») черепно-мозговой травмы, что подтверждается клиническим течением посттравматического периода, а также результатом судебно-гистологического исследования.

Между выявленными повреждениями и смертью Гончарова И.И. прямая причинная связь не усматривается.

Следует полагать, что вышеописанные травматические воздействия на тело могли способствовать обострению предсуществовавших болезненных изменений спинного мозга. Длительность существования возникших вследствие данных воздействий повреждений обусловлена не их характером, а тяжестью состояния больного и имеют признаки ЛЕГКОГО ТЕЛЕСНОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ».

И далее в том же документе: «Проводимое в стационаре лечение по установленному диагнозу не было противопоказано больному Гончарову И.И. Однако выявленный в биологических объектах трупа Гончарова И.И. тиопентал натрия свидетельствует о том, что данный препарат вводился больному незадолго до момента наступления его смерти (факт введения тиопентала натрия не отображен в медицинской документации), принимая во внимание состояние больного и его гемодинамику — был ему противопоказан и, учитывая фармакологическое действие тиопентала натрия, через крадиотоксическое свое влияние мог способствовать быстрейшему наступлению смерти Гончарова И.И».

Конечно, спинальная травма звучит проще и понятнее, чем загадочный тиопентал натрия, о котором шла речь в выводах первой экспертизы. И применение которого ряд СМИ до сих пор, видимо по инерции, называют настоящей причиной смерти Гончарова.

Почему результаты этой экспертизы не понравились Генеральной прокуратуре? Очевидно, потому, что она неумолимо сужала круг подозреваемых по делу о смерти Гончарова. Причина смерти в виде спинальной травмы, полученной в СИЗО, — совсем другое дело. Она оставляет большой простор для маневра. Потому что тот, кто еще вчера конвоировал сограждан, сегодня невесело размышляет над превратностями судьбы в контексте того, что от тюрьмы зарекаться не стоит… И он как никто хорошо осведомлен относительно того, что бывает с гражданами, отказывающими в помощи следствию. Что ожидает ныне арестованного? Да все что угодно. Конечно, все мы знаем: назвать человека виновным может только суд. Но подозреваемому по такому непростому делу просто дожить до суда — уже счастье. (О том, к сколь нетривиальным, мягко говоря, ходам прибегают сотрудники компетентных органов, своеобразно заботясь о безопасности подозреваемых, предоставляющих интересующую следствие информацию, в частности по тому же делу оборотней, «ЗН» расскажет в одном из следующих номеров.) Так вот в нынешней напряженной политической обстановке указующий перст начальника конвоя Лукьяновского СИЗО может оказаться очень даже кстати.

Конечно, избиение подследственного в СИЗО — не какой-то там из ряда вон выходящий факт из обыденной жизни граждан нашего государства периода становления демократии. Поэтому звучит логично и даже обыденно. Если не учитывать один нюанс. Дело оборотней с самого начала имело исключительный характер. Первый из задержанных даже содержался в изоляторе СБУ. Высшее руководство МВД, к которому обращались за санкцией, сначала предоставляло возможность подозреваемым в причастности к деятельности банды уволиться из органов внутренних дел и сдать дела. Когда их потом отслеживали и вылавливали бойцы УБОП, они были уже «бывшими» сотрудниками, свежеиспеченными пенсионерами. Статус Гончарова с самого начала предусматривал допуск к нему исключительно с санкции Генпрокуратуры. Начальнику конвоя все это, разумеется, было хорошо известно. И просто так избивать не просто бывшего мента, а человека, проходящего по столь незаурядному делу, сотрудники СИЗО не стали бы. Делать это могли только по указанию свыше. Еще могли, разумеется, пропустить к Гончарову кого-то, чье имя рука не поднималась зарегистрировать надлежащим образом. Не исключено, что точно так же дрогнула рука самого И.Гончарова, обычно составлявшего заявления в прокуратуру о любых мало-мальских нарушениях режима.

Оказавшиеся сегодня крайними сотрудники СИЗО реально могут облегчить свою незавидную участь. Назвав поведших себя так неинтеллигентно посетителей Гончарова, которые не были зарегистрированы (например, потому что обладали силой убеждения, достаточной для того, чтобы заставить конвоиров пойти сначала на нарушение режима, а потом на сокрытие преступления). Разумеется, в этом контексте может быть названо любое имя. И в этом — несомненное преимущество спинальной травмы как причины смерти И. Гончарова.

А вот что случилось с Гончаровым на самом деле, скорее всего, станет еще одной вечной тайной следствия. В то время как приход каждого нового генпрокурора будет ознаменован уничижительной оценкой действий предшественника по расследованию дела Гонгадзе и проведением новой, «правильной» экспертизы причин смерти давно кремированного «главного оборотня» Гончарова.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно