МЯСНАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ

20 июня, 2003, 00:00 Распечатать

«Если вы не употребляете мясо и колбасы Тернопольского мясокомбината, то зря живете на свете» — э...

«Если вы не употребляете мясо и колбасы Тернопольского мясокомбината, то зря живете на свете» — эта присказка, граничащая с рекламой, в советские времена распространялась на многих материковых и островных пространствах Союза. Мясокомбинат, находящийся в селе Большая Березовица неподалеку от Тернополя, был и остается одним из мощнейших в Украине. В первые годы независимости предприятие пережило кризис сбыта, но из состояния комы вышло без значительных финансовых и человеческих потерь. И уже к 1998 году вернуло себе потерянные рынки и освоило новые. Были подписаны стабильные экспортные контракты с разными регионами России, расширилась внутренняя торговая сеть. Мясокомбинат постепенно становился лакомым кусочком для инвесторов. Особый интерес к нему проявляли именно те покупатели, которые более всего желали получить предприятие как можно дешевле. Ведь зачем платить за весь имущественный комплекс мясокомбината как минимум 16 млн. гривен, если можно получить его в руки за два-три «лимона». И они придумали схему отчуждения имущества — не слишком оригинальную, но слишком циничную и противоправную.

А большой обман в лагере своих, который с молниеносной скоростью всплыл около месяца назад и завершился попыткой силового переворота на предприятии в двадцатых числах мая, выглядит лишь бледным ответвлением сценария «большой прихватизации». Коммерческий директор мясокомбината Олег Миронов и группа поддержки, силой захватившие предприятие и не пропускавшие на его территорию ни генерального директора, ни главного бухгалтера, ни акционеров, просто привыкли, что одному беззаконию можно противопоставить беззаконие другое. Но они немного ошиблись, т.к. Украине в третьем тысячелетии трудно изобретать велосипед и повторять опыт Африки 60-х годов прошлого века, где перевороты в компаниях стали обычным явлением и органы прокуратуры даже уголовных дел не возбуждали...

Раз залог, два залог

В ноябре 1999 года руководство ОАО «Тернопольский мясокомбинат» заключает с Тернопольским филиалом Западно-украинского коммерческого банка кредитное соглашение на два миллиона гривен. В то время банки уже не давали кредиты, не обеспеченные залогом. Было заключено два договора. В соответствии с первым, под залог шла готовая продукция и оборудование для изготовления колбасных изделий на общую сумму 1 миллион 381 тисяча гривен. Во втором в качестве залогового имущества фигурировали помещения холодильного цеха с компрессорной установкой и мясожирового цеха, оцененные в 1 миллион 676 тысяч гривен. Читатель сделает для себя вывод — для гарантирования возвращения кредита залог вполне достаточен.

Проходит время, срок возвращения кредита — 10 февраля 1999 года. Но мясокомбинат и кредит не возвращает, и проценты за его использование не платит. Долг по процентам достигает 240 тысяч гривен.

И вот 22 декабря 1998 ОАО «Тернопольский мясокомбинат» заключает с ЗУКБ договоры о внесении изменений и дополнений в оба предыдущие договора залога. В «изменениях» готовой продукции уже нет, а вместо нее появляется целый перечень основных средств — помещения с оборудованием, грузовые автомобили, очистные сооружения. Фактически в залог был отдан весь целостный имущественный комплекс, оцененный в 4,7 млн. гривен, что почти вчетверо дешевле его остаточной балансовой стоимости.

Но какой из руководящих органов ОАО принял настолько рискованное решение? Сделал это наблюдательный совет общества задним числом — на своем заседании 23 декабря. Председатель наблюдательного совета Александр Недужко необходимость перезалога обосновал финансовым истощением мясокомбината: «...денег для расчетов с банком нет, и поэтому ничего не остается, кроме удовлетворения требования банка о замене отсутствующего залогового имущества другим, принадлежащим комбинату». И решение есть, за него проголосовали 4 из 5 «наблюдателей».

А что нам скажет закон, которым тогда грубо пренебрегли. В законе «О залоге» записано, что решение о залоге (перезалоге) имущества может быть принято только с согласия всех совладельцев. Кроме того, с момента принятия решения о приватизации имущества государственного предприятия или ОАО, созданного в процессе корпоратизации, залог их имущества осуществляется при наличии разрешения соответствующего органа приватизации. Другой закон — «О Государственной программе приватизации на 1998 год» — утверждает, что «закрепление в государственной собственности пакета акций, превышающего 25 процентов уставного фонда, должно обеспечить выполнение государством контрольных функций по отношению к объектам, имеющим стратегически важное значение для экономики государства, по вопросам передачи в залог, аренду, продажи и отчуждения имущества иным способом, балансовая стоимость которого превышает 25 процентов уставного фонда». Противоречили подобные действия и уставу общества, по которому вопрос о залоге (перезалоге) имущества отнесен к исключительной компетенции общего собрания акционеров. Но перезалог состоялся! Председатель правления ОАО «Тернопольский мясокомбинат» Леонид Нюня решил, что было бы дерзким поступком не постучаться в дверь регионального отделения Фонда госимущества, который представляет интересы государства в ОАО. И посылает письмо, в котором просит разрешение на замену отсутствующего залогового имущества. Но руководитель мясокомбината догадался сделать это... через два дня после заключения договоров о перезалоге имущества. Региональное отделение ФГИУ разрешения не дает, рекомендует заменить готовую продукцию равноценной ей и просит обосновать причины невыполнения условий предыдущих договоров залога. Но поезд ушел, поэтому отказ государственного органа уже никакой силы не имел.

Имущество продано!

Развитие отношений между мясокомбинатом и ЗУКБ наталкивает на мысль, что возвращать кредит заемщик не собирался. Следствие предсказуемо — ЗУКБ овладевает почти всем имущественным комплексом мясокомбината. Логично было бы его реализовать, чтобы вернуть себе деньги. И вот в апреле 1999 года на Западно-Украинской товарной бирже в Тернополе проходят публичные торги по продаже имущества мясокомбината. Но очень подозрительно, что заявки на участие в торгах подали всего две фирмы — ООО «ННК», зарегистрированное в Киеве, и общество «ТМК», прописанное в Тернопольском районе по местонахождению комбината незадолго перед этой операцией.

Победителем торгов становится ООО «ТМК». А его директором был господин Александр Недужко, тот самый председатель наблюдательного совета, который на его заседании инициировал внесение изменений в договоры залога. При начальной цене выставленного имущества в 4,7 млн. гривен (вспоминаете такую же общую оценку в договорах перезалога?) фирма приобрела его за 2 млн. 530 тыс. гривен. Подозрений нет: мало участников — ниже цена!

Как же отреагировали на перекачивание имущества в одни руки совладельцы мясокомбината? Через два месяца после торгов созывается собрание акционеров общества. И они — что вы думаете? — утверждают знаменитое решение наблюдательного совета! А решение было принято большинством голосов лишь благодаря тому, что представитель Национального агентства по управлению корпоративными правами в области Вячеслав Степанов голосовал 30 процентами государственных акций в обществе за утверждение договоров перезалога. Вышла, как говорят россияне, «маленькая ошибочка», поскольку по своим должностным обязанностям он должен был защищать интересы государства.

Должностных лиц посадят?

Но победа для ООО «ТМК», которое перерегистрировалось в ЗАО, приближалась к победе пирровой. Его учредителем была компания с довольно помпезным названием «Big enterprises Group» — вашингтонская оффшорная дочь московского концерна «Нефтяной». До последнего времени ей принадлежали почти все 100 процентов акций ООО «ТМК», перерегистрированного в ЗАО. Собственность «американки» оценивалась в 5 млн. 584 тыс. гривен. Но в апреле текущего года произошли события, которые москвичи-«нефтяники» поневоле сами называют большим киданием своих. Доверенное лицо этой компании — уже упомянутый Александр Недужко — заключает договор, по которому акции безвозмездно отчуждаются в пользу еще одной, лондонской, оффшорки «Cooper Tailor Investments». Как выяснили сотрудники областной прокуратуры в ходе доследственной проверки, договор появился на свет с поддельными подписями. Через неполную неделю на собрании участников американская «дочь» полностью входит своими акциями в лондонскую.

Но не прошло и пяти дней, как киевское лицо — доверенный компании «Cooper...» и тернополянка — генеральный директор ЗАО «ТМК» проводят собрание участников новообразованного общества «Доброслав-ТМК», на котором принимают решение о выведении из состава участников компании «Cooper ...» и ЗАО «Тернопольский мясокомбинат» и передаче их долей в свою пользу. Вот так! Фактически две женщины — физические лица — становятся владельцами крупного мясокомбината!

Ситуация приобретала непредсказуемый характер, и несколько дней назад Хозяйственный суд Тернопольской области принял решение восстановить в правах прежнего владельца — оффшорную компанию «Big Enterprices». А по факту незаконного овладения акциями ЗАО «ТМК» прокуратура области возбудила уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.5 ст.191 («присвоение, растрата или овладение имуществом путем злоупотребления служебным положением») и ч.2 ст. 366 («служебный подлог, если он повлек тяжелые последствия»).

Инвесторы, как оказалось, начали делить шкуру еще не убитого медведя. И пусть инициаторов перераспределения акций внутри ЗАО «ТМК» накажут, выкуп этим обществом имущества мясокомбината законным не назовешь.

Сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью УМВД в области, проведя оперативную проверку финансово-хозяйственной деятельности ОАО «Тернопольский мясокомбинат», так сказать, по горячим следам, усмотрели в действиях должностных лиц предприятия превышение служебных полномочий. Акционерам ОАО был нанесен материальный ущерб на сумму почти 13 млн. гривен (из них на долю государства приходится более 3 млн. гривен). И в августе 2001 года УБОП прислал представление в прокуратуру Тернопольского района о возбуждении уголовного дела.

Но органы прокуратуры довольно долго давали понять, что дело глухое и ни к чему тратить на него силы. Очень странно выглядит тот факт, что буквально через несколько дней после представления в прокуратуру материалов объемом в три тома помощник прокурора Тернопольского района вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела — в связи с отсутствием признаков преступления...

Но в конце февраля 2002 года, когда кресло под тогдашним главой облгосадминистрации Василием Коломийчуком просто проваливалось, по материалам доследственной проверки УБОПа прокуратура области все же возбудила уголовное дело по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами ОАО «Тернопольский мясокомбинат» и усмотрела в их действиях признаки преступления, предусмотренного ч.3 ст.365 Уголовного кодекса («превышение власти или служебных полномочий, если они повлекли тяжелые последствия»). Расследование уже в стадии завершения.

Отчуждение имущества ОАО «Тернопольский мясокомбинат», как и семи сахарозаводов области, лишь подтверждает новейшую украинскую истину: если вы нашли себе высоких должностных лиц, то можете легко становиться владельцами имущества стратегически важных и прибыльных предприятий. Если крыша «едет», уголовное дело непременно возбудят. Но возвращать имущество законным владельцам и возмещать убытки государству и акционерам в Украине стало почти невозможно. Законным владельцам остается выбор без выбора — после признания судом соглашений недействительными выкупать имущество у незаконных «прихватизаторов».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно