МЫ БУДЕМ ЖИТЬ ТЕПЕРЬ ПО-НОВОМУ

13 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

Как ожидается, принятый Верховной Радой новый Уголовный кодекс должен вступить в права 1 сентября. Если, конечно, ничего плохого не случится...

Специалисты утверждают, что в результате принятия нового, гораздо более либерального УК на свободе окажется значительно больше бывших заключенных, чем возвращается по любой амнистии. Кроме целого ряда серьезных, хотя и прогнозируемых социально-медицинских последствий, это неминуемо приведет к увеличению количества безработных. В то же время известно, что 1% увеличения безработицы автоматически приводит к повышению уровня преступности на 6%. Если государство не будет готово к встрече и реабилитации тех, кого оно отправило с глаз долой за решетку, этот круг замкнется.
Специалисты утверждают, что в результате принятия нового, гораздо более либерального УК на свободе окажется значительно больше бывших заключенных, чем возвращается по любой амнистии. Кроме целого ряда серьезных, хотя и прогнозируемых социально-медицинских последствий, это неминуемо приведет к увеличению количества безработных. В то же время известно, что 1% увеличения безработицы автоматически приводит к повышению уровня преступности на 6%. Если государство не будет готово к встрече и реабилитации тех, кого оно отправило с глаз долой за решетку, этот круг замкнется.

Как ожидается, принятый Верховной Радой новый Уголовный кодекс должен вступить в права 1 сентября. Если, конечно, ничего плохого не случится. Хотя вроде бы не должно, потому что Президент имел возможность внести свои замечания еще после второго чтения и подавляющее большинство из них было учтено.

Опрошенные нами специалисты в области уголовного права называют новый Уголовный кодекс пусть не пределом совершенства, но весьма прогрессивным и уж, конечно, гораздо более либеральным по сравнению с ныне действующим.

Если говорить об общих тенденциях, то санкции в значительной степени снижены. Предусмотрены совершенно новые и отчасти напоминающие еще не совсем забытые старые меры наказания — в том числе несколько видоизмененная так называемая в народе «химия». Параллельно с лишением свободы будет применяться ее ограничение, что имеет целый ряд очевидных преимуществ. В результате всех этих новшеств даже появилась робкая надежда на то, что система исполнения наказания постепенно повернется к осужденному лицом.

В новом УК вы не найдете целого ряда давно ставших привычными статей. И если вредительство, наконец канувшее в Лету, скорее оставалось данью скорбному прошлому, чем применялась на практике, то статья 125 — клевета — давно стала страшным сном современного украинского журналиста. И вовсе не потому, что пишущая братия поголовно состоит из злостных клеветников. Просто угроза уголовной ответственности и совершенно реального лишения свободы за свою профессиональную деятельность — это на самом деле не сон, а суровая действительность украинской юридической практики.

Нужно сказать, что отмена уголовной ответственности за клевету — это далеко не единственный подарок, который законодатели преподнесли четвертой власти. Статья 171 предусматривает ответственность за препятствование законной профессиональной деятельности журналистов. Предусмотренные санкции нашему брату вообще невозможно читать без чувства глубокого удовлетворения: штраф до 50 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан или арест до 6 месяцев или ограничение свободы до трех лет. Преследование журналиста за выполнение профессиональных обязанностей, за критику, осуществленное служебным лицом или группой лиц по предварительному сговору, чревато штрафом до 200 необлагаемых налогом минимумов, или ограничением свободы сроком на пять лет, или лишением права занимать определенные должности сроком до трех лет. Ей-богу, впору переносить празднование Дня журналиста на день вступления в силу нового УК. Так что, уважаемые должностные лица, так полюбившие судиться с прессой, теперь, похоже, все будет наоборот.

Конечно, о себе тоже никто не забыл. Целый ряд статей УК направлен на защиту элиты, по долгу службы обреченной на принятие судьбоносных решений. За вмешательство в деятельность премьер-министра, члена Кабинета министров, народного депутата и т.д. вплоть до председателя Госкомитета телевидения и радиовещания «светит» до трех лет лишения свободы. Те же действия, совершенные должностным лицом с использованием своего служебного положения, — от трех до пяти. Понятно, что лиц, способных повлиять с высоты своего положения на столь значительных персон, в государстве раз-два и обчелся. Поэтому прецеденты такие вряд ли будут, но если это все же случится, они войдут в историю. Дожить бы.

Теперь несколько слов о том, как охраняет УК самое дорогое, что у нас есть, или, вернее, тех, кто обходится нам всего дороже. Статья 349 — захват представителя власти или правоохранительного органа в качестве заложника — предусматривает лишение свободы сроком от 8 до 15 лет. Что касается простых смертных, то их захват в заложники карается лишением свободы сроком от 5 до 8 лет. Трудно спорить с исключительными мерами, призванными защитить представителей правоохранительных органов, хотя разница в санкциях впечатляет. Но что касается люфта между санкцией, предусмотренной за захват обычного гражданина и представителя власти, то он весьма символичен. Там, где верхняя планка для первого, для второго — лишь первая ступенька.

Умышленное убийство карается лишением свободы сроком от 7 до 15 лет. А посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля — лишением свободы от 10 до 15 лет или пожизненно.

Угроза убийством карается арестом на срок до 6 месяцев или ограничением (не лишением!) свободы сроком до двух лет — в том случае, если были «реальные основания опасаться осуществления этой угрозы». Это статья, так сказать, для народа. А вот угроза убийством, насилием и т.д. в отношении представителей высших эшелонов власти, народных депутатов карается лишением свободы сроком до трех лет. И никто не заикается о том, что для применения данной санкции тоже надо бы иметь реальные основания опасаться осуществления этой угрозы. А то начитаешься такого и действительно уверуешь, что небожителей наших в самом деле чаще запугивают или убивают, чем покупают.

Спускаясь на грешную землю, отметим, что в УК вошла, наконец, статья, предусматривающая ответственность за терроризм. Давно пора, а то соответствующие подразделения существуют и, очевидно, борются неустанно. Люди посвященные даже утверждают, что бойцы этих подразделений уже дослужились от лейтенантов до полковников. Несмотря на то, что самого преступления вроде бы и не было никогда.

Немного наивной может показаться статья о незаконном отказе от принятия в вуз любой формы собственности. Потому что неизвестны случаи, чтобы, отказывая абитуриенту сегодня, ссылались, например, на пятую графу. Апеллируют исключительно к недостаточному уровню знаний. А доказать необоснованность такого утверждения практически невозможно. Впрочем, если предположить, что хотя бы однажды эта статья сработает, — что ж, может, оно того и стоило.

Подробнее поделиться своими впечатлениями о новом Уголовном кодексе «ЗН» попросило специалистов, способных оценить его по достоинству, поскольку за плечами у них опыт работы следователем, прокурором, судьей и адвокатом.

Юрий КАРМАЗИН, народный депутат, председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией, заслуженный юрист Украины:

 

— Какие основные задачи ставили перед собой создатели нового Уголовного кодекса и чего удалось достичь?

 

— Прежде всего наша цель заключалась в том, чтобы сделать его абсолютно понятным для рядового гражданина. Второй задачей было добиться, чтобы УК не требовал дополнительного толкования пленумом Верховного суда Украины и чтобы как можно реже туда вмешивался Конституционный суд. По той причине, что в последнее время его действия показывают, что на некоторые вещи он реагирует не совсем адекватно. Кроме того, мы стремились учесть все международные договоры и соглашения Украины и сделать так, чтобы нынешний кодекс был рассчитан на ближайшие 25, а то и 50 лет. Мы старались предусмотреть и те виды преступлений, которые могут возникнуть в будущем. Самым большим достижением кодекса я считаю то, что его статьями защищена каждая норма Конституции, гарантирующая права человека.

— Уголовный кодекс задевает не просто серьезные, а жизненно важные интересы людей, способных постоять за себя. Часто ли приходилось сталкиваться с открытым давлением в связи с принятием конкретных статей УК, с попытками добиться декриминализации определенных составов преступлений?

 

— Вообще при написании и принятии данного кодекса могло быть больше злоупотреблений, чем вы можете себе представить. Потому что определенные группы напористо и активно лоббировали те или иные предложения. Если бы мы согласились на них, это имело бы весьма серьезные последствия. Вы сами понимаете, какие возможности открывались перед теми, кто принимал кодекс, — это был реальный шанс решить все свои проблемы на всю жизнь. Тем не менее лоббисты не победили.

Прежде всего речь идет об ответственности за контрабанду. Эта статья стала причиной столкновения огромного количества экономических и политических интересов. При ее принятии возможность для злоупотреблений была просто колоссальной.

Это преступление сегодня настолько распространено, что если сегодня перекрыть контрабанду, к годовому бюджету могло бы быть добавлено 30—40% средств. Сегодня у нас вообще все идет контрабандой: сахар, спирт, сигареты, окорочка, одежда, обувь, бензин, дизель, мебель, автомобили. А как иначе могли бы появиться на площадках под открытым небом самые комфортабельные автомобили — «мерседесы», БМВ — по цене, значительно меньшей, чем в фирменных салонах? Возможны только два варианта: или это контрабанда, или доставка якобы поагрегатно, с последующей сборкой тут, то есть уклонение от уплаты пошлины на огромные суммы.

Кстати, в предложенном Президентом варианте речь шла о полной декриминализации контрабанды товаров. Это было 27 июля прошлого года. К сожалению, Верховная Рада проголосовала за этот проект. Впоследствии Л.Кучме были предоставлены материалы нашего комитета, свидетельствующие о размахе контрабанды в Украине, и он согласился с нашими аргументами, наложив вето на эту статью.

На нас по-разному выходили с тем, чтобы контрабанда была декриминализирована, то есть всего-навсего, чтобы была реализована предыдущая редакция Президента. И нам нужно было определенное мужество для того, чтобы отказывать этим людям.

Были также активные попытки отдельных олигархических групп уничтожить статью 207 — уклонение от возвращения выручки в иностранной валюте. Была предпринята попытка частично декриминализировать статью 208 (незаконное открытие и использование за пределами Украины валютных счетов). Стремились вывести из-под этой статьи физических лиц. Но в таком случае уголовные дела по Павлу Лазаренко и другим гражданам сразу нужно было бы прекращать. Могли ли мы пойти на это в условиях, когда из Украины было вывезено от 30 до 40 миллиардов долларов? Конечно, нет.

Много копий было сломано при обсуждении статьи 210 — о нарушении законодательства о бюджетной системе Украины, использовании бюджетных средств вопреки их целевому назначению.

Огромный резонанс вызвала статья об уклонении от уплаты налогов и других обязательных платежей. В Украине любой предприниматель не защищен от произвола налоговых органов, в той или иной мере он является зависимым от них. Сегодня 70% обжалованных решений государственных налоговых органов арбитражные суды признали незаконными. Это говорит об огромном браке в работе налоговиков.

Около 12 тысяч уголовных дел было возбуждено по статье за уклонение от уплаты налогов. Менее 900 из них были направлены в суд. Еще меньше количество дел, по которым судами были вынесены приговоры. В результате только 36 человек были приговорены к реальному лишению свободы. Словом, гора родила мышь. Анализ такого рода заставил нас задуматься о том, что важнее: посадить человека или все-таки наполнить бюджет? Мы пришли к выводу, что приоритетным должно быть второе. Третья часть статьи предусматривает колоссальный срок лишения свободы — от 5 до 10 лет, лишение права занимать определенные должности и конфискацию имущества. В то же время лицо, впервые совершившее деяние, предусмотренное частями 1 и 2 статьи, освобождается от уголовной ответственности, если до предъявления обвинения оно уплатило налоги, сборы, обязательные платежи, а также компенсировало ущерб, нанесенный государству их несвоевременной выплатой.

В этом кодексе применен абсолютно новый подход к помилованию. Что сегодня происходит в государстве? Отмерять, кому какое наказание следует отбыть, — прерогатива судебной ветви власти. Но на самом деле Президент чем дальше, тем больше пользуется своим правом помилования. Поступают также сведения о том, что люди из администрации Президента пользуются этим правом не всегда добросовестно. Так вот в новом УК предусмотрено, что помилование может осуществлять Президент только в отношении одной категории лиц. Речь идет о замене осужденному назначенного наказания в виде пожизненного лишения свободы сроком не менее чем 25 лет.

Кстати, после принятия УК во втором чтении мы направили его лично Л.Кучме с просьбой внести поправки в проект, воспользовавшись правом субъекта законодательного процесса, до принятия кодекса. Нами было получено 72 замечания. Около 60 учтено — частично или полностью. Но главное, что диалог с Президентом был начат на этапе второго чтения, чего раньше не было.

Президент был поставлен в известность относительно рассмотрения предоставленных им замечаний. Нас интересовало, являются ли принципиальными для него некоторые из них. В частности, относительно статьи об изнасиловании. Мы получили огромное количество обращений, писем по поводу того, что если мы декларируем равенство, то почему изнасилование мальчика квалифицируется как хулиганство или когда женщина-начальник злоупотребляла своим служебным положением в этом смысле, то ее действия не квалифицируются как изнасилование? В замечаниях Президента отмечалось, что эту статью следует сформулировать таким образом, что потерпевшим по ней может быть только лицо женского пола. Но впоследствии Л.Кучма сказал, что не считает этот момент принципиальным. И в кодексе говорится о потерпевшем лице, которым может быть и женщина, и мужчина.

— Приведу случай, известный мне по Одессе. На рынке парень украл у женщины из сумочки очки. Его тут же схватили за руку. Налицо преступление, за которое предусмотрена уголовная ответственность. Возбудили уголовное дело. Родственники выразили желание компенсировать потерпевшей нанесенный ущерб, сам он извинился. Возникает вопрос — а может, не нужно в подобном случае возбуждать уголовное дело? И в кодексе есть такой вариант. Мы предусматриваем возможность освобождения от уголовной ответственности лица, впервые совершившего уголовное преступление небольшой тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и компенсировало нанесенный ущерб.

Вообще к понятию наказания мы подошли совершенно по-другому. Есть два новых для нас вида, которые существенно уменьшат количество людей, находящихся в местах лишения свободы (их сегодня более 230 тысяч). Первый — это общественные работы. После окончания своего рабочего дня человек будет работать на город, село или поселок, делать то, что необходимо по решению местной власти: то ли грузить мусор, то ли убирать туалеты.

Второй вид наказания — ограничение свободы. В отличие от лишения свободы, ее ограничение предусматривает содержание лица в уголовно-исполнительных учреждениях открытого типа без изоляции от общества. С обязательным привлечением осужденного к труду. Причем человек получает возможность не расставаться с семьей. Когда-то такие места назывались колониями-поселениями, стройками народного хозяйства, «химией».

Таким образом мы получим возможность уменьшить количество людей, «висящих» на бюджете, деградирующих и, по сути, уничтожающихся в местах лишения свободы. Нельзя забывать об эпидемии туберкулеза, о страшных темпах распространения СПИДа, ведь для того, чтобы заразиться им, достаточно побриться в камере одним лезвием.

Введен новый вид наказания — арест (от одного до шести месяцев). Это словно холодный душ, который должен вылиться на человека, заставив его задуматься.

В этом кодексе нашли свое отражение совершенно иные подходы, основывающиеся на анализе состояния преступности, ее причин. Почти по половине преступлений у нас применялась конфискация имущества. К чему это приводило? Человек, который совершенно правомерно получил в свою собственность квартиру либо машину, совершает затем преступление. По решению суда он, кроме основного наказания, подвергается еще и конфискации. Кстати, вследствие злоупотреблений это имущество, проходя через исполнительные службы, все равно не шло государству в полном объеме, как на это надеялись. Вместо этого государство получало серьезнейшую социальную проблему — обозленного бомжа, настроенного отомстить государству и людям, которые имеют крышу над головой. Я видел таких осужденных: у меня на избирательном участке — три колонии и следственный изолятор.

Конфискация должна применяться в исключительных случаях, и это будет соответствовать положению Конституции о праве на собственность. Речь, конечно, не идет об имуществе, приобретенном вследствие преступных действий. Отныне конфискация предусмотрена только за тяжкие и особо тяжкие, причем исключительно корыстные виды преступлений.

Новым УК мы развязали руки сотрудникам подразделений по борьбе с организованной преступностью. Считаю, что такая статья была необходима давным-давно. Она предусматривает выполнение специального задания по предупреждению или раскрытию преступной деятельности организованной группы или организации. Не будет преступления в том случае, если определенный вред нанесен человеком, выполнявшим спецзадание, принимавшим участие в деятельности преступной группы с целью предупреждения или раскрытия преступления. Агент, внедренный в такую группу, отвечает только за умышленное особо тяжкое преступление, совершенное с применением насилия по отношению к потерпевшему.

Но даже в том случае, если агент совершает особо тяжкое преступление, находясь при исполнении спецзадания, он не может быть приговорен к пожизненному лишению свободы. Более того, в таком случае наказание в виде лишения свободы не может составлять более половины максимального срока, предусмотренного законом за такого рода преступление.

Новым УК предусмотрена уголовная ответственность за проведение опытов над человеком — медико-биологических, психологических и других, если это было сопряжено с опасностью для его жизни или здоровья. Сейчас рассекречиваются данные, свидетельствующие, что на территории нашего государства осуществлялись такие опыты, и я не исключаю, что проводились они и во времена независимой Украины.

Введена статья о нарушении установленного законом порядка трансплантации органов или тканей человека. Мы располагаем информацией о том, что происходит в этой области у нас в стране, и для того чтобы остановить этот процесс, введена такая статья.

Сегодня известны также случаи, когда у людей берут кровь в принудительном порядке. Поэтому в кодексе предусмотрено, что осуществление насильственным или обманным путем изъятия крови человека, донорство крови, является отдельным видом преступления.

Конституция гарантирует право на надлежащую и своевременную оплату нашего труда. Так вот, безосновательная невыплата зарплаты, стипендии, пенсии или других установленных законом выплат более чем за один месяц чревато неприятными последствиями. Известны далеко не единичные случаи, когда руководители предприятий — и государственных, и частных — утверждают, что денег на выплату зарплаты нет. А сами покупают билеты и едут целыми делегациями за границу якобы для обмена опытом, а в действительности — на отдых. И в таком случае, как и в других случаях безосновательной невыплаты, руководители вполне могут оказаться за решеткой.

Особое внимание уделено преступлениям, направленным против осуществления гражданами избирательного права. Это неправомерное использование избирательных бюллетеней, подлог избирательных документов или неправильный подсчет голосов, неправильное объявление результатов выборов, нарушение тайны голосования, законодательства о референдуме и т.д. Наблюдая, что происходило в нашем государстве во время референдума, мы уже совершенно по-иному отработали эти статьи, стараясь предусмотреть все возможные варианты нарушений.

Несоблюдение требований относительно дальнейшего использования приватизированного объекта и других обязательных условий приватизации чреваты штрафом от 100 до 400 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан или исправительными работами сроком до двух лет. До сих пор было так: украл тысячу — будет сидеть, а не выполнил приватизационные обязательства хоть на сто миллионов — никакой ответственности.

Предусматривается уголовная ответственность за проституцию. Я очень долго думал над этой проблемой — ведь больше, чем в Одессе, проституток у нас нет нигде. СПИД проявляется только через шесть месяцев, и никто не может гарантировать невозможность массового заражения людей этим вирусом. А позволять этого нельзя.

Важный и очень показательный момент. В действующем УК санкции перечислялись начиная с более суровых и заканчивая более мягкими. Теперь этот порядок изменен, и санкции идут в обратном порядке — от более мягких к более суровым. Это не мелочь, а очень важный, определяющий в психологическом плане аспект, характеризующий психологию нового УК.

Адвокат Николай ПОЛУДЕННЫЙ:

 

— Новый Уголовный кодекс — это, безусловно, шаг вперед. Прежде всего это касается декриминализации целого ряда составов преступлений. Взять хотя бы статью 125 о клевете. Второй очень важный положительный момент — существенно снижены уровни санкций и значительно расширены виды наказаний, не связанные с лишением свободы. Думаю, что постепенно мы перестанем быть государством, в котором в результате того, что множество оступившихся людей получают реальные сроки лишения свободы, продуцируется криминальное, криминогенное сознание населения. По статистике, более 60% осужденных к реальному лишению свободы были осуждены на срок до трех лет, то есть за совершение не тяжких преступлений. Условно говоря, это доярка, укравшая бидон молока, или электрик, похитивший десяток лампочек. Но попадают они в совершенно другую социальную среду, где у человека меняется сознание и он начинает мыслить криминальными категориями. Если вы проанализируете, то поймете, что многие слова, которые все мы употребляем, имеют криминальное происхождение — они происходят из фени.

— Уверены ли вы, что снижение санкций не приведет к повышению уровня преступности?

 

— Известно, что ужесточение наказания не влечет за собой искоренение преступности или ее уменьшение. Для этого необходимы два других фактора: повышение уровня жизни и неотвратимость наказания.

Думаю, что снижение санкций — это шаг к оздоровлению общества, изменению ментальности, к улучшению ситуации в правоохранительной сфере. Потому что изменение системы наказаний влечет за собой изменение в принципах поведения правоохранительных органов. Правоохранители без зазрения совести берут человека и бросают в камеру, если статьей предусмотрена санкция в виде лишения свободы. В противном случае заключение под стражу представляет для стражей правопорядка определенную опасность, потому что соизмеримость меры пресечения с предусмотренным за конкретное преступление наказанием всегда будет оценена, хотят они этого или нет. Таким образом, уже сегодня можно говорить, что количество арестов уменьшится.

Еще одним несомненно положительным моментом можно считать стирание грани между посягательством на частное имущество, общественное, государственное или иное. Потому что если право собственности у нас защищается одинаково, то почему за кражу личного имущества санкция должна быть меньше, чем за посягательство на общественное или государственное?

Есть большое количество очень интересных новелл, связанных с защитой возможности обеспечения правосудия, защитой участников процесса, в том числе адвоката, представителя.

С другой стороны, судя по всему, этот кодекс является плодом компромисса. На его принятие наложил отпечаток не только компромисс между различными группами, представителями различных течений, но и превалирование определенной правовой школы, старой, более консервативной, которая представлена у нас Харьковом, — в плане развития научной мысли, что касается уголовного права, уголовного процесса, он является у нас ведущим.

Вообще принятие именно такого кодекса — свидетельство того, что в целом общество еще не созрело для каких-то радикальных шагов. Примером тому может служить статья, предусматривающая уголовную ответственность за проституцию. Для реализации уголовного дела в суде этой статьи недостаточно, но она предоставит возможность правоохранительным органам устанавливать «крыши», собирать большие деньги с групп, занимающихся такого рода бизнесом. Ведь для того, чтобы доказать факт проституции, нужно найти клиентов этой проститутки, допросить их. У них есть свои причины не хотеть давать такие показания, прежде всего наличие семьи. Поэтому на практике доказать это невозможно. В связи с этим можно говорить, что состав этой статьи — мертворожденный.

— Вы считаете, что такой статьи в УК вообще не должно быть?

 

— Не должно. В большинстве стран уголовная ответственность за проституцию не предусмотрена.

В новом УК есть также совершенно потрясающие нормы, абсолютно непонятные ни в теоретическом плане, ни с точки зрения их реализации. Например, статья, предусматривающая уголовную ответственность за сбор и передачу иностранным организациям, гражданам конфиденциальной информации государства. Тут возникают вопросы, ведь законодательно термин «конфиденциальная информация» не установлен, не регламентирован и порядок, в соответствии с которым устанавливается такой гриф — кем и на каких документах. Например, что касается государственной тайны, есть соответствующий закон, конкретный перечень видов информации, которые к ней относятся. Что касается грифа «конфиденциально», то его может поставить, условно говоря, любой чиновник из министерства по вопросам сельского хозяйства на справке о размере удоев молока. Предположим, какой-то журналист, удивившись такой глупости, возьмет эту бумажку и передаст для публикации иностранному СМИ — например, радио «Свобода». Так этого журналиста можно будет привлечь к уголовной ответственности по данной статье.

Более того, статья еще и сформулирована как формальный состав — то есть ответственность наступает независимо от последствий. Итак, вроде бы хотели защитить законные интересы, а на самом деле получили статью, которая открывает безграничные возможности для произвола государства.

Статья 207 предусматривает уголовную ответственность за уклонение от возвращения выручки в иностранной валюте. Видимо, законодатели руководствовались двумя идеями — обеспечить невозможность уклонения таким путем от налогообложения и пополнение валютных резервов страны. Но ведь первое охвачено другой статьей УК. А второе — это уже проблема государства, но никак не хозяйствующего субъекта. Если есть проблемы с инвестициями, если люди не хотят ввозить сюда валюту, значит, что-то неправильно в экономической политике, не созданы условия для того, чтобы люди безбоязненно ввозили сюда эти капиталы. По существующему порядку получается, что необходимо выручку вернуть, продать, затем снова купить валюту и отправить ее за рубеж, потеряв на всех операциях. Это называется игрой в одни ворота, потому что государство фактически ставит в бесправное положение тех субъектов, которые его кормят.

Примерно то же можно сказать и о статье, предусматривающей ответственность за открытие счетов за границей без разрешения Нацбанка. (Статья 208. Незаконное открытие или использование за пределами Украины валютных счетов.) Это — ограничение свободы предпринимательской деятельности и свободы распоряжаться своей собственностью. По большому счету, оно противоречит конституционным нормам о свободном владении и распоряжении собственностью. Я хочу, мне выгодно свои законным путем полученные деньги, с которых я уплатил все причитающиеся по закону налоги, поместить в каком-то банке. Почему это право должно ограничиваться, еще и в уголовном порядке? В развитых странах такого запрета не существует.

Что касается ответственности за уклонение от призыва на воинскую службу, то это противоречит декларируемой концепции развития армии. Мы вроде бы движемся к созданию профессиональной армии, имеем закон «Об альтернативной службе» и в то же время оставляем такую статью в УК. Это, по крайней мере, странно.

Недостатком мне видится излишняя детализация по определенным видам преступлений. Например, почему-то выделяется хищение электросетей, кабельных линий связи и их оборудования, хотя эти действия охватываются таким понятием, как кража.

Есть в кодексе также разные несуразицы. Здесь, видимо, проблема заключается в том, что юридическая техника — это тайна за семью печатями для многих законодателей. И когда пишут об умышленном уничтожении или повреждении территории, устанавливая за это уголовную ответственность, возникает вопрос — что же это такое? Если речь идет о повреждении грунта, травяного покрова, лесов, это можно понять. Но территория — это географическое. Нельзя судить человека за умышленное повреждение географического понятия. Эту статью предлагалось исключить, потому что существует целый раздел — преступления против экологии.

Однако в целом новый кодекс, безусловно, улучшит ситуацию в обществе в целом, создаст условия для нормального осуществления правосудия, для нормального развития гражданского общества.

— Кодекс предусматривает значительно более низкие санкции. А это означает, что как только он вступит в силу, заключенные, отбывающие сроки по декриминализированным новым УК составам должны выйти на свободу, как и определенное количество отбывающих наказание по статьям, санкции по которым уменьшены. Можно ли уже сегодня предположить, насколько массовым будет этот исход из мест лишения свободы и чем это будет чревато для общества?

 

— Первая категория будет освобождена вчистую, люди выйдут на свободу как не имеющие судимости. Говорить о предполагаемом количестве пока что очень сложно. Но наверняка это количество будет очень значительным.

Наверное, в первое время это создаст определенное напряжение в обществе. Скорее всего, разгрузив одну сферу, государство получит проблемы в другой. Потому что, выйдя на свободу, эти люди все же останутся носителями той морали, они вернутся со своими установками, сформировавшимися или изменившимися под влиянием мест лишения свободы. Другой аспект, от которого никуда не деться: увеличится официальная безработица. Но государство должно заблаговременно подготовиться к такому развитию событий. Примеры последствий того, когда на свободу выходило значительное количество людей, известны. Это, в частности, знаменитая амнистия 53 года.

— То есть, можно прогнозировать, что количество людей, которые выйдут на свободу
1 сентября, будет значительно большим по сравнению с числом обычно освобождающихся по амнистии?

 

— Да, вне всякого сомнения.

 

P.S. Как стало известно «Зеркалу недели», несмотря на то, что принятый еще во втором чтении проект Уголовного кодекса был предоставлен Президенту с просьбой высказать свои замечания, и по преобладающему количеству пунктов консенсус вроде бы был достигнут, сегодня велика вероятность того, что на УК все же будет наложено «вето». Поговаривают, что камнем преткновения стало упразднение уголовной ответственности за клевету, недостаточная жесткость санкций за неуплату налогов и отсутствие уголовной ответственности за оскорбление Президента.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно