МИЛИЦИЯ И СУДЬИ СОСТОЯТ В СГОВОРЕ?

5 мая, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 5 мая-12 мая

При подготовке материала мы обратились к нескольким адвокатам с просьбой поделиться своими соображениями по поводу того, насколько защищен сегодня гражданин от противозаконных действий власти...

При подготовке материала мы обратились к нескольким адвокатам с просьбой поделиться своими соображениями по поводу того, насколько защищен сегодня гражданин от противозаконных действий власти. Впоследствии двое из тех, кто решился обсудить этот вопрос, попросили не публиковать их выступления.

Заслуженный юрист Украины, адвокат Григорий Гинзбург:

«По любому делу, где нет достаточных или вообще никаких доказательств, органы правопорядка начинают с того, что создают административный арест. В этом им содействуют судьи. Самое ужасное заключается в том, что так поступают чуть ли не все судьи — и не только в Киеве, но и по всей Украине. Они находятся в сговоре с милицией. Когда милиция привозит человека, заявляя, что пойман преступник, с которым нужно работать, а им не хватает времени, судья дает им столько суток, сколько нужно. Лично у меня с моими подзащитными было очень много таких случаев. И я могу назвать множество конкретных фамилий.

Расскажу об одной из наиболее показательных историй. Молодой человек проживает на улице Олены Телиги, а по соседству расположен подотдел Шевченковского райотдела милиции. В прошлом конфликтов с законом он не имел. Несколько месяцев назад в восемь утра к нему домой пришли двое сотрудников милиции в гражданском. Когда они явились, он был еще в постели. Милиционеры представились и попросили предъявить паспорт, который сразу же оказался в кармане у одного из них. Ему и его приятельнице, находившейся в тот момент у него в доме, было предложено одеться и проследовать в отделение милиции в качестве свидетелей. Кстати, женщину продержали там в течение суток — допрашивали, пугали, угрожали.

Мужчине предложили припомнить, чем он занимался 28 марта, не ставя в известность относительно того, в чем его подозревают. Он рассказывает, что вечером того дня находился в гостях у соседей, где была еще одна пара и несколько детей, и пробыл там до позднего вечера. Он еще не знал, что это для него алиби, которое сотрудники милиции проверили и удостоверились, что на момент совершения инкриминируемого ему преступления он действительно находился там.

Позднее он узнал, что три дня назад в подъезде соседнего дома была изнасилована и ограблена 45-летняя женщина, и по описанию он якобы похож на подозреваемого. В этом преступлении ему и предлагали сознаться. Он отказался, и с ним обошлись следующим образом. Надели наручники на руки, продев их под коленями, затем подвесили его с помощью лома между двумя столами. Сказали, что бить его не будут, но для того, чтобы заставить говорить, у них есть еще 24 способа, оставшиеся со времен Берии. Его истязали примерно сутки, раскачивали на этом ломе, затем на несколько часов переводили в камеру, после чего все повторялось. При этом не оформлялся протокол задержания, никакой другой документ, что и говорить о привлечении адвоката. Человек находился в совершенно бесправном положении.

Сначала он надеялся, что разберутся и поймут, что произошла ошибка. Потом он просто испугался. Вечером они отвели его в камеру и ушли. Он попросил дежурного вызвать «скорую», так как ему стало плохо. «Скорую» вызвали. После этого снова спустились его мучители и забрали его на допрос.

Таким образом, благодаря вызову «скорой» существует подтверждение того, что в тот день он находился в камере. Это важно, поскольку позднее в милиции утверждали, что его никто вообще не задерживал.

Ему приходится подписать признание, так называемую явку с повинной. Сознается, что изнасиловал и ограбил женщину. После этого сотрудники милиции вместе с ним идут к нему домой с обыском и, естественно, не находят ни одной улики.

В пять часов вечера следующего дня его везут в суд. Судья задает ему лишь один вопрос: просит назвать фамилию. После чего объявляет — семь суток ареста.

Милиционеры сообщают ему, что он пьяным только что был задержан, что он нецензурно выражался, о чем, оказывается, ими уже был составлен протокол, на основании которого судья, не спросив у человека по сути дела ни одного слова, дает семь суток. Его увозят на неделю и обрабатывают уже в ИВС, хотя вообще «суточников» обычно содержат в Дарнице. Таким образом, используя постановление судьи об аресте на семь суток, «разрабатывают» как подозреваемого в изнасиловании.

По истечении семи суток его забирают из ИВС и составляют протокол, в соответствии с которым его уже задержали якобы по подозрению в изнасиловании сразу по истечении этих семи суток. Фальсификация документов происходит постоянно. После семи суток его снова привозят в милицию, и изнасилованная дама его мгновенно опознает. У меня нет сомнений в том, что ей подсказали, кого опознать, как это нередко бывает. По прошествии еще трех или четырех суток его передают следователю прокуратуры, который возбудил дело по факту изнасилования. После чего подозреваемому сразу же изменяют меру пресечения, его освобождают под подписку о невыезде. И теперь предъявляют обвинение только по одной статье — 117 УК (изнасилование). Об ограблении речь уже не идет. Фактически получилось, что его задержали как хулиганившего на улице, в то время как на самом деле он уже сутки находился у них и к нему в КПЗ вызывали «скорую помощь».

Закончилось это все для человека очень плачевно. У него оказались скверные сосуды. Ему передавили нервные окончания, вследствие чего обвисла стопа и отнялись пальцы. Сейчас он находится на стационарном лечении, решается вопрос о том, средней ли степени это телесные повреждения или даже тяжкой.

Меня очень возмущает эта «смычка» милиции и суда, назначение административных наказаний таким образом.

Особенно возмущает меня в этом плане позиция судей. А ведь предусмотренный Конституцией переходный период заканчивается. Через год судьи, часть которых, прекрасно зная, какие беззакония творятся в милиции, не глядя, дают подобные санкции, будут решать вообще все вопросы.

С другой стороны, когда появляются жалобы на подобные действия сотрудников милиции, суды, прокуратура отклоняют их, отказывают в возбуждении дел против нарушителей законности, покрывая их, выступая единым фронтом и попирая право человека на свободу. В то время как свобода человека — это самая большая ценность после человеческой жизни. Не говоря уже о том, что в наших условиях лишение свободы сопряжено со страшными унижениями. Любой адвокат подтвердит вам, что подобное происходит сплошь и рядом».

Еще один пример, который дает представление об используемых средствах и методах. Эта история произошла с 33-летним военным летчиком, капитаном в отставке, пенсионером Вооруженных Сил Украины по выслуге лет, отцом троих детей — семи, восьми и девяти лет. Поскольку в последние годы выплаты заработной платы постоянно задерживались, он был вынужден уйти в отставку. При увольнении из Вооруженных Сил Украины получил выходное пособие в сумме пять тысяч гривен. Когда в августе 1998 года в России начался обвал рубля, пытаясь спасти свои скромные сбережения, он решил приобрести валюту. Стоя в очереди к обменному пункту в центральном универмаге Киева, имел неосторожность купить 50 американских долларов с рук — у старушки, которая не могла обменять их, так как там принимали только сотни. Отставника тут же задержала милиция, и он во всем сознался. На следующий день по решению суда его оштрафовали на 510 гривен.

Спустя некоторое время бывший летчик снова приехал в Киев к жене, которая учится в консерватории, чтобы вдвоем отметить День защитника Отечества. Пока она была на занятиях, он отправился к обменному пункту в ЦУМе, чтобы купить валюту. Из желающих приобрести валюту образовалась очередь: люди ожидали, пока кто-то сдаст деньги. Тут его снова задержали милиционеры, которые, как выяснилось, следили за ним в связи с его «сентябрьским грехом». Майор милиции потребовал сознаться в попытке приобрести сто долларов США у какого-то грузина. Несмотря на угрозы, задержанный отказался оговорить себя.

До утра следующего дня его продержали в камере для задержанных и даже не разрешили позвонить жене. Женщина всю ночь разыскивала мужа по больницам и моргам. Только утром следующего дня она пришла в райотдел. Майор, который вел дело, отказал ей во встрече. Сообщив, что ее муж обвиняется в нарушении правил валютных операций, скрыл, что в 10 утра его уже поведут в суд, и предложил перезвонить в час дня.

В суде отставник также отрицал попытку покупки долларов США. Но судья вынесла решение: пять суток ареста. Это при том, что в Виннице, где он проживает, у него осталось трое детей. Судья должна была поинтересоваться его семейным положением. И по закону, даже не вникая в суть протокола, она не имела права подвергнуть административному аресту отца несовершеннолетних детей, воспитывающего их фактически в отсутствие матери.

Арестованного опять отвезли в милицию, и уже там он узнал, что наказание, оказывается, было назначено за злостное неповиновение по статье 185 Административного кодекса Украины. После пяти суток, проведенных в Дарницком спецраспределителе, майор лично привез его в отделение и снова начал склонять сознаться в попытке купить сто долларов США. Интересно, что грузина, у которого арестованный якобы пытался приобрести доллары, к ответственности никто не привлекает. Жалоба на незаконные действия старшего уполномоченного ни к чему не привела. Пришел ответ, свидетельствующий, что начальство ничего противозаконного в действиях майора не усматривает.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно