К ЗАКАТУ ТЕНИ БОЛЬШЕ…

07 мая, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 7 мая-16 мая 1997г.
Отправить
Отправить

Политическая весна в Украине отмечена новыми потугами власти остановить криминальное загрязнение общества...

Политическая весна в Украине отмечена новыми потугами власти остановить криминальное загрязнение общества. Президентскими указами утверждена еще одна национальная программа борьбы с коррупцией, закреплена воля главы государства создать Национальное бюро расследований. Полетели очередные министерские головы за недостатки в борьбе с коррупцией в сферах их ответственности. Налоговые и карательные органы в энный раз комплексно проверяют крупные коммерческие структуры, допущенные к «ликвидному рынку». Руководство страны набралось смелости заявить, что те, кто больше всего нас критикуют, сами не прочь воспользоваться нашей родной коррупцией в их иностранных интересах.

В общем, антикриминальная деятельность Президента почти достигает уровня первой волны борьбы с «пятой властью» конца 1994 - начала 1995 гг. Однако, в отличие от первых зажигательных выступлений Президента нынешняя активность не вызвала заметного общественного резонанса.

Два года назад страна впервые из уст «первого гражданина» услышала правду о влиятельности «пятой власти», а точнее о том, что в стране сложилось двоевластие. И что властвует над нами не только, а точнее не столько легитимная власть, сколько ее «тень», которая уравнялась с самой властью и даже начала ее перерастать.

Сегодня правдой о масштабах мафиозных сил никого не удивишь. Наши соотечественники и без официальных заявлений уверены, что страной правит криминалитет. 50% опрошенных в феврале 1997 г. службой Социс-Геллап убеждены, что реальная власть в Украине принадлежит мафии, преступному миру и коррумпированным госчиновникам. Для сравнения отметим, что наличие реальной власти у администрации Президента признали лишь 9%, а у Верховной Рады - 5%. За прошедшие два года развеялись и иллюзии о декларируемых намерениях руководства нанести удар по конкурирующей криминальной силе. Те же социсследования свидетельствуют, что только 2,1% опрошенных считают, что власть справляется с коррупцией в руководстве. 74% убеждены в совершенно обратном: в ее неспособности к самоочищению. Реальная борьба должна иметь реальные результаты, т.е. сужение криминальной сферы. И если по такой методологии оценивать положение дел, то мы вынуждены сделать парадоксальный вывод: нынешний политический режим в Украине способствует ее криминализации. Выдвинув такое серьезное обвинение, не будем голословными.

Как известно, экономический базис «пятой власти» составляет теневая экономика. С 1994 года этот базис не только не подорван, но наоборот существенно расширился. По данным нашего Центра, нелегальный сектор экономики за это время вырос с 42% до 60%. По оценкам, содержащимся в ежегодном послании Президента Верховной Раде, только в 1996 г. этот сектор увеличился с 35-40% до 52-55%. Для сравнения отметим, что в развитых странах он не превышает 5-10%. В государствах Латинской Америки - около 30%. Существенно опередили мы по «теневым показателям» и постсоциалистические страны. Во внебанковском обороте в Украине находится по данным президентского послания 43% наличных денег (Нацбанк убежден, что все 50%). В других странах с переходной экономикой - не более 20-25%.

Украинские спецслужбы утверждают, что до 50% финансового капитала в Украине имеет теневое происхождение. А неофициальное внутреннее валютное обращение составляет около $10 млрд. Таким образом, сумма теневых капиталов, нелегально вывезенных из Украины (по данным УЦЭПИ до $20 млрд.) и тех, что находятся внутри страны, втрое превышают объемы внешнего долга ($9,6 млрд.) государства.

На одну наличную гривню, обслуживающую официальную экономику в Украине, приходится одна теневая наличная гривня и минимум три наличных теневых доллара США (т.е., в шесть раз больше). При этом следует помнить, что если товарные потоки двигаются в национальном экономическом пространстве, то финансовые ресурсы, обслуживающие эти потоки, в значительной своей части обращаются за его пределами.

Проблема криминализации Украины вышла за национальные рамки. Превращение нашего государства в криминальное начинает серьезно волновать мировое сообщество. Именно об этом свидетельствуют обращения руководителей международных финансовых организаций к Л.Кучме, нелицеприятный разговор, который состоялся у него с предпринимательскими кругами на всемирно известном экономическом форуме в Давосе. О размахе коррупции в Украине пишут во влиятельных западных газетах, при этом обвинения выдвигаются к самым высоким эшелонам власти. А в официальных кругах на Западе все чаще поговаривают о необходимости приостановить помощь нашей стране, или, по крайней мере, увязать ее с эффективностью антикоррупционной борьбы.

Так что, скорее всего, упомянутая антикриминальная активность в основном имеет внешнюю направленность. Очевидно, что предпринятые меры в совокупности с созданными при Президенте различными комиссиями по содействию иностранным инвестициям и личное вмешательство премьер-министра в устранение препятствий в реализации проектов в Украине пяти крупных американских фирм смягчает климат визита Л.Кучмы в США в середине мая с.г. В общем-то если Президенту удастся таким образом снять угрозу приостановления иностранной помощи, которая является для Украины жизненно важной, то это уже серьезный позитивный результат. Однако, у экспертов нашего Центра нет сомнений, что этот успех временный.

Да, все последние усилия Президента полезны и необходимы. Но они не могут обеспечить принципиальное изменение баланса сил в пользу легитимной власти.

Руководство Украины пользуется ущербной идеологией борьбы со своим теневым конкурентом. И если действительно оно хочет добиться победы, то должно сделать несколько парадоксальных для себя выводов.

Вывод первый. Нелегальная власть в Украине и по своим масштабам, и по ресурсам превосходит легитимную. По сути речь идет о теневой структуре всего общества. И эту структуру нельзя победить силой. Например, в этих целях невозможно использовать госаппарат. В условиях тотальной коррупции всякое принуждение чиновничества к карательным мерам или расширению контрольных функций приводит лишь к дополнительным поборам.

Политическая власть не может заставить бороться с криминалитетом даже правоохранительную систему. Не будем анализировать бравые отчеты о сокращении до 8,9% преступлений в стране. Ибо та же отчетность убедительно свидетельствует о росте профессиональной преступности. Посмотрим, как организована борьба с коррупцией и организованной преступностью. Используем тоже только официальные данные. Так, в 1996 г. правоохранительными органами было установлено 4527 участников организованных преступных группировок. А судами за этот же период осуждено лишь 429 чел. То есть, только каждый десятый. И только двое из этих 429 - те, кто совершал преступления в коррумпированных группах. Каждое второе уголовное дело, возбужденное по фактам коррупционных действий, закрывается в ходе расследования. А по мнению комиссии Верховной Рады Украины по вопросам борьбы с организованной преступностью, из всех преступлений, связанных с коррупцией, регистрируются не более 1%.

Деятельность 50 оперативно-следственных групп, созданных и активизировавших свою деятельность в Украине после обновления государственного руководства в 1994 году, не закончилась ни одним обвинительным приговором суда.

Вот такой получается украинский парадокс: полстраны украдено - а виновных нет.

Можно попытаться очистить, в первую очередь, сам госаппарат. Но завтра на место тысяч с позором изгнанных чиновников придут новые, переориентация которых на «пятую власть» будет лишь вопросом времени. Нищий госаппарат не может преодолеть искушение «теневой властью», финансовые ресурсы которой позволяют сделать «слугами двух господ» госслужащих всех уровней и всех без исключения госинститутов.

Вывод второй. «Пятая власть» - это всего лишь «тень» легитимной власти. А борьба с собственной «тенью» - дело бесполезное. Оздоравливать необходимо, в первую очередь, видимую власть. Причем, на всех уровнях властной пирамиды. И проблема не в том, кто персонально олицетворяет сегодня институт Президента или руководит правительством. Корень зла в том, что государство сохраняет за собой контроль над половиной национальной собственности, которая формирует постоянно суживающийся ликвидный рынок. В условиях молодой демократии, слабых возможностей гражданского контроля за властью, недоразвитых партий либо первые лица, либо их ближайшее окружение не удержатся от соблазна обеспечить пользование и распоряжение этой собственностью с учетом личных или клановых интересов. Разница лишь в масштабах этих интересов. Пока будет сохраняться нынешняя ситуация, всякие антикоррупционные походы будут заканчиваться лишь сменой структур, допущенных к упомянутому ликвидному рынку, и не более того. Особую пикантность современной ситуации придает предстоящая приватизация ликвидной части национальной собственности. Это обостряет борьбу за политическую власть, без участия которой великое перераспределение общественного имущества не состоится.

Нынешняя власть уже срослась с теневой. Членовредительством она заниматься не пожелает. Поэтому самовыздоровление скорее всего не состоится. В лучшем случает поубавятся аппетиты.

Теоретически нельзя исключать, что у власти окажутся силы с железной волей, преобладающей над материальными интересами, которые действительно поведут настоящую войну с коррупцией и злоупотреблениями. Но реально осуществить это может в Украине только крайне радикальное крыло левых сил и УНА-УНСО и только в результате установления жесточайшего тоталитарного режима. Хотя такой сценарий развития событий является маловероятным. А усиление левого блока на предстоящих парламентских выборах не будет достаточным для изменения политического режима в стране.

Вывод третий. Теневая экономика, которая вскармливает пятую власть - есть не только общественное зло. Одновременно она является защитной реакцией отечественной экономики на угнетающий экономический режим, установленный в стране. Именно благодаря нелегальной экономике теплится жизнь на многих украинских предприятиях и выживает почти половина населения. Непродуманные действия против теневой экономики могут дать обратный результат. Власть должны насторожить первые симптомы именно такой ответной реакции. Например, попытки в начале этого года фискально-полицейскими методами пополнить бюджет за счет теневых средств привели к росту задолженности между предприятиями на 17 млрд. грн., или 28%. При этом полученных средств не хватило даже на приостановление роста задолженности по зарплате в бюджетной сфере.

Особенно опасно и неразумно трогать те секторы теневой экономики, которые кормят население, ведь оно и так находится на грани выживания. Даже официальная статистика свидетельствует о 13-15% сокращении реальных доходов наших соотечественников. А независимые социсследования показывают, что 75% граждан Украины вынуждены значительно ограничивать свои потребности в одежде. 51% - в качестве и количестве питания. А каждый пятый заявил, что не имеет возможности нормально питаться («Социс-Геллап», апрель 1997 г.).

Однако в организации антикриминальной борьбы власть не учитывает изложенные и многие другие особенности теневой жизни украинского общества. Все упомянутые мероприятия, предпринимаемые Президентом, не содержат даже постановочных задач по выведению из тени украинской экономики. И в этом их принципиальная ущербность. Конечно, антикриминальная борьба обязана иметь силовую составляющую, но она как бы должна идти во втором эшелоне наступления.

Безусловно, действующая система правоохранительных органов должа быть реорганизована. Создание НБР - это качественно новый, прогрессивный, шаг. Надо отдать должное Президенту, поддержавшему идею создания самостоятельного правоохранительного органа. Но пока это как бы условный результат. Ибо в самом указе Президента о создании НБР сказано, что полноценно оно может действовать лишь после внесения изменений и дополнений в действующее законодательство. Поэтому пока это всего лишь информационно-аналитическая структура. И если на такое решение Президенту понадобилось два года, то легко можно представить, сколько времени потребуется парламенту для принятия необходимых поправок и дополнений к законам. При этом парламентарии не безосновательно будут опасаться, что этот орган в первую очередь будет использован в политических целях, что может качественно изменить предполагаемый статус НБР. Однако мяч уже переброшен на другую половину поля и ответственность за торможение антикоррупционной борьбы можно будет легко перекладывать на других политических игроков.

Борьба с организованной преступностью требует серьезных материальных затрат. Однако в проекте бюджета на 1997 год нет статей, предусматривающих такое финансирование, в т.ч. и НБР. Использование на эти цели средств, выделенных на правоохранительные органы, - самообман. Этих ресурсов не хватает на то, чтобы одеть, обуть, вооружить и выплатить зарплату сотрудникам действующих органов. Любая государственная программа - это, прежде всего, бюджетные средства. Если таковых нет - можно с полной уверенностью говорить, что и этих программ не существует.

Правоохранительные органы бессильны противодействовать противозаконным деяниям, если к ним причастны высшие эшелоны власти. Руководство страны пока конкретными действиями не продемонстрировало, что ситуация на этом уровне действительно изменяется.

Все это позволяет достаточно скептически относиться к практическим последствиям очередной антикриминальной кампании в Украине.

Более того, есть основания предположить, что пятая власть фактически уже неявно победила легальную. Это, кстати, последний парадокс, с которым мы и хотим предложить согласиться официально властвующим лицам. Правда, победа пока не окончательная и не бесповоротная. А таковой она станет тогда, когда произойдет формально-юридическое закрепление стратегически важной госсобственности за теми, кто фактически уже ее контролирует. Это принципиальный момент, ибо большая приватизация в значительной степени обособит власть экономическую от власти государственной.

Какими же могут быть последствия победы теневых сил?

Скорее всего, победивший клан или кланы будут заинтересованы в легализации своего нового статуса в Украине и за рубежом. Этот мотив, а также стремление обеспечить прибыльность полученной собственности, укрепить свою политическую и экономическую власть заставят бывших «теневиков» изменить экономический режим в стране, легализовать неофициальную экономику, создать благоприятные инвестиционные условия; укрепить силовые институты государства, при помощи которых добьют конкурентов, а при необходимости жестко подавят отдельные социальные выступления в переходный период.

Безусловно, могут появиться и неувязки. Ну, например, победившие кланы не избавятся от воровской психологии. Постараются выкачать остатки жизни из полумертвых украинских предприятий и рвануть в «теплые заморские края». Или контрольный пакет собственности окажется в иностранных руках, да еще и в одной державе. Тогда быть Украине сырьевой окраиной и экологически не очень чистой зоной.

Есть ли шансы удержаться официальной власти? Да, по нашему мнению, есть. И связана эта перспектива с радикальным изменением экономической политики и определенным союзом с некриминальной частью теневой экономики. Основные конструктивные действия государства могли бы быть следующими.

Радикальные изменения налогового режима в стране. Предложенный парламенту пакет законов таких изменений не обеспечивает. Более того, в них содержится ряд положений, позволяющих расширить теневой сектор. Необходима новая налоговая политика, предусматривающая изъятие не более 35-40% дохода. Неизбежная «яма» в бюджетных поступлениях должна быть заполнена временными налоговыми соглашениями с наиболее крупными национальными налогоплательщиками и помощью международных финансовых организаций. Безусловно, ошибочное решение парламента с подачи исполнительной власти по СП также должно быть заменено специальными договорами государства и некоторых из этих субъектов хозяйствования, действующих в сферах экономики, обеспечивающих высокую рентабельность.

Надо преодолеть психологический барьер недопустимости поддержки властью негосударственных компаний. В странах с рыночной экономикой - это нормальное явление. Так должны действовать и мы. Фактически это происходит, но «теневым образом». А эту поддержку надо легализовать, что позволит миллионы долларов направить не в карман госчиновников, а в бюджет.

Для этого видится целесообразным создание на стратегически важных направлениях развития украинской экономики финансово-промышленных групп с участием государства, крупных коммерческих структур и банков. Надо предусмотреть особый режим приватизации хозяйственных объектов, входящих в эти группы, а также имеющих стратегически важное значение. Осуществить т.н. пролонгированную приватизацию, предусматривающую корпоратизацию этих предприятий и передачу в трастовое управление пакета их акций новым собственникам на основе договоров, содержащих взаимные обязательства, в т.ч. показатели экономической эффективности функционирования этих предприятий. При выполнении условий договора, предприятия приобретаются по балансовой стоимости на момент заключения договора. Безотлагательно передать в такое управление убыточные предприятия.

Официально закрепить за указанными финансово-промышленными группами зоны ликвидного рынка. Предусмотреть использование части полученной прибыли для развития национальной промышленности и аграрного сектора.

Установить особый порядок стимулирования привлечения средств населения в упомянутые ФПГ, превращение их в «народные компании». Указанные мероприятия призваны фактически легализовать теневые экономические кланы, стимулировать их взаимовыгодное сотрудничество с государством.

И ничего ужасающего нет в том, что лидеры государства встретятся лично с несколькими десятками руководителей наиболее влиятельных коммерческих и государственных структур (а они все полутеневые) и договорятся о правилах игры и мере взаимной ответственности за их нарушения.

Надо разработать и осуществить комплекс мероприятий по возвращению вывезенных национальных капиталов на условиях амнистии, инвестиционных соглашений, других мер, способствующих улучшению инвестиционного режима в стране.

Параллельно с либерализацией экономического режима и легализацией теневого сектора необходимо ужесточить преследования за экономические преступления и уклонение от уплаты налогов.

Упомянутые мероприятия могут и должны быть детализированы и дополнены другими. При этом важно, чтобы власть осознала, что она уже проигрывает и не может бездействовать хотя бы потому, что проигравшие не нужны даже тем, кому они исподтишка подыгрывали.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК