ГОРОД И ТЮРЬМА

9 апреля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 9 апреля-16 апреля

Конфликт возник между городским общественным движением керчан «За достойную жизнь» и отделом по исполнению наказаний ГУ МВД Украины в Крыму...

Конфликт возник между городским общественным движением керчан «За достойную жизнь» и отделом по исполнению наказаний ГУ МВД Украины в Крыму. Его причиной стало решение перепрофилировать существующее в городе с послевоенных времен ЛТП-23 в исправительное учреждение усиленного режима, которое не было согласовано с городскими властями или даже обсуждено с общественностью города. В результате 1,5 тысячи горожан подписались под письмом, в котором они «категорически возражают против решения открыть у нас в городе исправительное учреждение, проще говоря, тюрьму». Они требуют провести по этому поводу городской референдум, а также ответить на ряд вопросов: возможно ли получение городом статуса курортного при существовании в нем тюрьмы, соответствует ли статусу города-героя наличие в нем такого учреждения, законно ли принятие этого решения без референдума, законно ли открытие таких учреждений в приграничной зоне Украины?

Эта ситуация, по нашему мнению, очень примечательна и заслуживает пристального внимания…

Примечательность ее состоит в том, что, во-первых, в бывшем СССР колония, лагерь, словом, тюрьма во всех ее видах, была неотъемлемой частью жизни, существовала рядом с каждым, от нее никому, даже самому законопослушному гражданину, не следовало зарекаться. Особенно послевоенное поколение, вышедшее из «сталинско-бериевской шинели», значительная часть которого отсидела если не «за колоски», то «за анекдоты» и знало тюрьму близко и не понаслышке. Тогда даже обсуждение решений, касающихся тюремного ведомства, было чревато той же тюрьмой. И не зря роскошными фолиантами были изданы в СССР четырехтомная «История российской тюрьмы» и много раз переиздана репринтным способом «История телесных наказаний в России»

Н. Евреинова. Тюрьма в России, как потом и в СССР, была институтом, стоящим выше человека, его воли, разума и даже его понимания и всякой логики.

И вот на тебе - целое городское движение возвысило свой голос против строительства тюрьмы… Становится понятным то ожесточение, с которым люди выступают против соседства с этим страшным учреждением, которое, как они полагают, и дальше не будет зависеть от их воли и будет жить самодовлеющей жизнью, которая то и дело станет вторгаться в их личные и общественные дела.

Примечательна позиция Керченского городского Совета.

28 декабря 1994 года 22-я его сессия, заслушав и обсудив письмо крымского главка МВД, приняла решение «считать недопустимым перепрофилирование ЛТП-23 в учреждение по исполнению наказаний усиленного режима» и поручила депутатам от города отстаивать данное решение на всех уровнях. 31 марта 1995 года сессия горсовета снова рассмотрела постановление выездного заседания координационного комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью при правительстве Крыма и решила «оставить в силе принятое ранее решение о недопустимости перепрофилирования ЛТП». 3 октября 1995 года новая сессия горсовета в ответ на письмо милиции вновь своего решения не изменила, так же поступила и еще одна сессия - 20 июня 1996 года.

МВД, видимо, упорство городских властей надоело, и ведомство решило в дальнейшем не спрашивать их разрешения, благо земля в распоряжение МВД была выделена давно, еще с послевоенных времен. В МВД постановили: на своем объекте решения принимаем мы сами, и явочным порядком, закрыв ЛТП, начали переоборудовать зону в колонию усиленного режима, для чего нужно было возвести внутренние стены, перегородки, некоторые охранные сооружения. Перепрофилирование оказалось примерно в пять раз дешевле строительства новой колонии. Но дело в том, что это приметное сооружение расположено практически в центре Керчи, ближайшие дома находятся на расстоянии не больше 250 метров, и жители с верхних этажей могут наблюдать процессы за тюремным забором. Новое строительство горожане заметили сразу и начали протестовать…

Владимир Тягайло, начальник отдела по исполнению наказаний ГУ МВД Украины в Крыму, с мнением общественности не согласен, хотя и вынужден его учитывать. Он рассказывает, что 26 января 1994 года Кабинет министров Украины принял постановление «О программе приведения условий содержания осужденных, которые отбывают наказание в местах лишения свободы, а также лиц, содержащихся в следственных изоляторах и ЛТП, в соответствие с международными стандартами», в связи с чем ЛТП передавались в ведение Минздрава. Это же постановление предусматривало реконструкцию колоний в Крыму. Согласно приказу по МВД Украины от 30 марта 1994 года, страна перешла к распределению осужденных для содержания по территориальному признаку, который широко используется в мире, что и предусматривает наличие в каждой области колоний всех типов. По мнению Владимира Тягайло, эта система имеет несколько преимуществ. Во-первых, осужденные содержатся на деньги налогоплательщиков: почему осужденных керчан должны содержать жители других областей Украины? Только за 1998 год осуждено 823 местных жителя, в том числе к отбыванию срока в условиях усиленного режима (именно колония такого типа создается в Керчи, в ней должны содержаться преступники, совершившие тяжкие преступления первый раз, в отличие от учреждений строгого режима, где содержатся рецидивисты) приговорено 310 керчан. Во-вторых, территориальная система гуманнее. Установлено, что осужденных, содержащихся вблизи от дома, чаще навещают родственники, вследствие чего их семьи реже распадаются, к тому же при такой системе осужденные, кроме моральной, получают и материальную поддержку родственников, которые передают им пищу и оказывают иную поддержку.

По мнению В.Тягайло, наличие тюрьмы в принципе не мешает горожанам: туристических объектов, говорит Владимир Тягайло, поблизости нет, на экологию она не влияет - в колонии, как и раньше в ЛТП, намерены производить цепи для шахт Донбасса, в учреждении есть также деревообрабатывающий и швейные участки. И если раньше в ЛТП содержалось 1200 «больных», то ИТУ строится пока всего на 400 осужденных - как раз для керченского контингента.

Владимир Тягайло ссылается на опыт других городов, где расположены ИТУ, и по его мнению, они не мешают горожанам - в Харькове, Одессе, Николаеве, Херсоне есть по нескольку тюрем разных типов. В Симферополе находится колония строгого режима и СИЗО, в которых содержится около шести тысяч заключенных, в том числе уже четыре года содержатся преступники, осужденные к смертной казни, поскольку власти никак не могут решить, как быть с исключительной мерой. Влияет ли это на обстановку в городе? Владимир Тягайло говорит, что в его планы входят съемки фильма-интервью с горожанами вблизи тюрьмы, где бы он поставил только один вопрос - что они думают о соседстве с тюрьмой?

Из керченской истории можно сделать однозначный вывод: общественность выросла из состояния «безгласности» и хочет участвовать в решении проблем, непосредственно касающихся ее. Поэтому идею городского референдума можно только поддержать. В то же время керчанам следует понимать, что городская тюрьма должна быть и в их городе. И, пожалуй, при должной разъяснительной работе ответ «да» вполне вероятен. Наверное, жители Керчи правы в главном: при принятии любого решения, касающегося их города, властям следовало бы посоветоваться с ними. Это, кстати, общепринятая международная норма… Так что, наверное, правительству следовало бы с самого начала посоветоваться с керчанами относительно столь немаловажного вопроса.

Одна из лидеров движения «За достойную жизнь» Наталья Малышкина, обратившаяся в редакцию «Зеркала недели», говорит, что жители Керчи намерены стоять на своем и будут обращаться во все инстанции вплоть до ЮНЕСКО.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно