Будни милиции как гостайна

17 февраля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 6, 17 февраля-24 февраля 2006г.
Отправить
Отправить

Будет ли суд рассматривать уголовное дело об убийстве Г.Гонгадзе в открытом режиме, теперь зависит исключительно от эксперта по государственным тайнам МВД...

Будет ли суд рассматривать уголовное дело об убийстве Г.Гонгадзе в открытом режиме, теперь зависит исключительно от эксперта по государственным тайнам МВД. Как сообщила пресс-служба ГПУ, суд согласился с доводами представителей потерпевших и Генеральной прокуратуры и вынес постановление о необходимости заключения эксперта относительно наличия в материалах уголовного дела сведений, составляющих государственную тайну.

Статья 20 Уголовно-процессуального кодекса Украины приводит исчерпывающий перечень оснований для вынесения судом решения о закрытом судебном рассмотрении. Исключение из правила открытого судебного процесса предусмотрено прежде всего для тех случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной или иной защищенной законом тайны.

Любопытно, что в недавнем интервью газете «Факты» заместитель генпрокурора В.Кудрявцев сообщил, что накануне процесса получено официальное письмо от замминистра внутренних дел В.Евдокимова, в котором он подтверждает: информация, являющаяся предметом рассмотрения в суде, - это государственная тайна. В связи с чем поддерживающий гособвинение прокурор В. Шилов поставил вопрос о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании. А судья Ирина Григорьева обратилась с официальным запросом в МВД, чтобы получить экспертное заключение относительно наличия гостайны. По словам В.Кудрявцева, судья сообщила, что ответ уже получен, но она огласит его только 16 февраля. Но именно 16 февраля пресс-служба Генпрокуратуры обнародует сообщение, приведенное в начале статьи.

Насколько известно, экспертом по гостайне замминистра В.Евдокимов не является. Если так, то, при всей его компетентности, письмо это юридической силы ни для прокуратуры, ни для суда иметь не может. Как и для эксперта МВД, который по закону совершенно независим от начальства. Кроме того, эксперт несет персональную ответственность за законность и обоснованность своего решения об отнесении информации к государственной тайне. Однако эксперт - тоже человек, и он прекрасно знает, например, что есть подсудимые по делу Гонгадзе, которые в перерывах между недомоганиями посещают судебные заседания. А есть А.Пукач, которого ищут и ищут - не могут найти. Которого в свое время покрывали высокопоставленные милицейские генералы. И по поводу которого сегодня уже новые милицейские и эсбэушные генералы пребывают в нелегких раздумьях - то ли он в России, то ли в Израиле. Как мы поняли, география не так уж важна, все равно его не достать. В общем, кроме декларативных положений закона «О гостайне», эксперт, которому не посчастливится выносить данное решение, четко знает: персональная ответственность персональной ответственности рознь. И родное ведомство вместе с «соседним», но не менее компетентным, при содействии ГПУ и понятливых судей, могут «сдать» в порыве «очищения рядов», а могут «потерять» фигуранта - то ли в ближнем, то ли в дальнем зарубежье…

Отнесение информации к государственной тайне - это процедура принятия госэкспертом по вопросам тайн решения об отнесении категории сведений к гостайне с установлением степени их секретности путем обоснования и определения возможного вреда национальной безопасности Украины в случае разглашения этих сведений. По закону «О государственной тайне», в области охраны правопорядка к такой информации относятся данные о личном составе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ОРД). Кроме того, информация о методах, содержании, планах, организации, формах и результатах ОРД. О лицах, сотрудничающих или сотрудничавших с органами на конфиденциальной основе, составе и негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД.

То есть очевидно, что основания для засекречивания определенных материалов дела Гонгадзе есть. В то же время закон запрещает отнесение к государственной тайне любых сведений, если этим будут суживаться содержание и объем конституционных прав и свобод человека, наноситься вред здоровью и безопасности населения. Закон особо указывает: «Не относится к государственной тайне информация о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, незаконных действиях органов государственной власти». Вот такая дилемма для эксперта…

Кроме того, как помнят читатели, огромное количество материалов уголовного дела, в том числе персональной информации, стало достоянием широкой общественности посредством «слива» в Интернет. А кто сегодня извещен относительно результатов расследования дела, возбужденного Генпрокуратурой по поводу этой грандиозной утечки? И о какой секретности «форм и методов» работы после этого можно говорить? Что же касается персонального состава (если кто-то из причастных еще вдруг не ушел на заслуженный отдых), то есть средства засекретить эти данные в предусмотренном законом порядке, не ограничивая право граждан знать, как идет суд по самому громкому уголовному делу в истории независимой Украины. Да кроме того, как знакомились с материалами уголовного дела граждане, не имеющие соответствующего допуска к секретной информации? Или им давали читать «избранное», отфильтрованное коллегами подсудимых по правоохранительной деятельности?

У присутствующих в зале судебного заседания по делу Гонгадзе сложилось впечатление, что прокуратура и подсудимые являют редкое взаимопонимание. Впрочем, в том, что не предусмотренный украинским законодательством компромисс между следствием и подсудимыми достигнут, сомнений нет. Потому что с одной стороны - есть уголовное дело и, очевидно, неопровержимые (во всяком случае, для понимающего суда) доказательства в отношении исполнителей, которым суждено ответить за всех. С другой стороны, была необходимость довести дело до суда, как и было обещано. Пережить выборы. Не беспокоя всецело занятых ими высокопоставленных людей совершенно неуместными повестками в суд. Расследовать это дело дальше, в зависимости от политической конъюнктуры, которая сложится в ближайшем будущем. Фактически поставить на деле Гонгадзе крест, осудив лишь исполнителей. И если получится, использовать эту трагедию отдельной семьи по полной программе еще разок, во время следующих выборов…

…А пока что будут решать, есть ли сведения, содержащие гостайну в материалах, повествующих о буднях сотрудников правоохранительных органов, совершившей зверское убийство «при исполнении служебных обязанностей».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК