Бесправие человека: традиции и новые тенденции

13 ноября, 2009, 16:30 Распечатать

В который раз, презентуя нашим читателям еще один годовой отчет правозащитников о состоянии дел с правами человека, вынуждены констатировать невыполнение властью львиной доли рекомендаций, предлагаемых ранее.

В который раз, презентуя нашим читателям еще один годовой отчет правозащитников о состоянии дел с правами человека, вынуждены констатировать невыполнение властью львиной доли рекомендаций, предлагаемых ранее. А также пренебрежение основными принципами, которыми старается руководствоваться мировое сообщество в сфере правоприменительной деятельности, и отстраненное отношение к практике Европейского суда по правам человека. Несмотря на то, что уже который год подряд его архив регулярно пополняется решениями, вынесенными по делам «против Украины».

Во время подготовки отчета Хельсинкским союзом по правам человека и Харьковской правозащитной группой были также использованы материалы 30 организаций.

По большинству заявлений о совершении преступления уголовные дела не открываются. По данным МВД, такая судьба ожидает 75% заявлений. И хотя в принципе отказ в возбуждении уголовного дела впоследствии может быть отменен судом, бесспорно, промедление с расследованием негативно отражается на его качестве. Общеизвестно, что часто не возбуждаются дела даже по фактам лишения жизни. Чаще всего отказывают в возбуждении уголовного дела в случаях, когда речь идет о лишении жизни работником правоохранительного органа, гибели в результате ДТП, смертей в больницах и местах лишения свободы.

Все большее распространение получают факты принятия незаконных решений о прекращении досудебного следствия и закрытии дел. Только в течение 2008 года прокуратура отменила 59 тысяч постановлений о прекращении следствия и 6,5 тыс. постановлений о закрытии уголовных дел.

Прокуратура констатирует, что осмотр мест событий по фактам выявления трупов людей часто проводится не следователями, а участковыми инспекторами, дознавателями, без привлечения судебно-медицинских экспертов. Это приводит к вынесению незаконных процессуальных решений, в том числе об отказе в возбуждении уголовных дел при наличии признаков насильственной смерти.

По данным Генеральной прокуратуры (информация «О состоянии законности в государстве за 2008 год»), нераскрытыми остаются 118,8 тыс. преступлений. То есть каждое третье из совершенных в 2008 году. Общее количество нераскрытых преступлений с учетом прошлых лет превысило два миллиона. Из них один миллион — тяжкие и особо тяжкие преступления, свыше семи тысяч преднамеренных убийств и более девяти тысяч ДТП со смертельным исходом.

Пытки. Неэффективным остается расследование случаев пыток и плохого обращения со стороны милиции. Несколько решений Европейского суда по правам человека установили нарушение статьи 3 Конвенции против пыток из-за несостоятельности органов прокуратуры провести своевременное, тщательное и беспристрастное расследование заявлений об истязаниях.

В решении «Спинов против Украины» постановления об отказе в возбуждении уголовного дела принимались семь раз. Впоследствии их отменяли высшие прокуроры или суды. Расследование началось через четыре года и семь месяцев.

По делу «Кобец против Украины» прокуратура узнала об истязаниях от врача скорой помощи на следующий же день после события. Ни одно решение не было принято в течение семи месяцев. Уголовное дело возбуждено через год. Расследование продолжалось четыре года, несколько раз прекращалось и возобновлялось по решению суда или прокурора высшего уровня.

По словам потерпевших, причастные к истязаниям лица до сих пор работают в правоохранительных органах и их карьера успешна. Один из прежних работников милиции, обвиненный в бесчеловечном обращении с гражданином Афанасьевым (решение Евросуда от 5 апреля
2005 года) и впоследствии фигурировавший также в аналогичной жалобе гражданина Бочарова, в настоящее время занимает руководящую должность в налоговой милиции Московского района
г. Харькова. Два других лица, истязавшие Бочарова, продолжают работать в подразделениях милиции.

По данным МВД, в 2008 году были возбуждены четыре уголовных дела за истязание и побои работниками органов внутренних дел, осуждено одно лицо. За год только троих работников ОВД уволили за пытки и побои в порядке дисциплинарного наказания. Они служили в органах от шести до 20 лет.

Украина присоединилась к Факультативному протоколу к Конвенции против пыток, обязавшись в течение года создать национальные превентивные механизмы по предотвращению этой беды. Конечно, до сих пор ничего не сделано. 10 декабря прошлого года Нацкомиссия по укреплению демократии и утверждению верховенства права при президенте Украины в его присутствии одобрила проект концепции государственной политики предотвращения пыток, но он до сих пор не подписан президентом.

Право на свободу и личную неприкосновенность. Правозащитники констатируют: задержание без ордера суда является правилом, а задержание по судебному ордеру — исключением, вопреки статье 29 Конституции, которая требует, чтобы было наоборот. Таким образом подавляющее большинство задержаний — незаконное. Очевидно, что одной из целей такого задержания является получение признания в совершении преступления. Арсенал средств, используемых с данной целью, привычен для стражей порядка, хотя и незаконен: нерегистрация задержания, давление с целью заставить отказаться от защитника, использование административного ареста с целью уголовного преследования, продолжение срока задержания. На этом фактически держится вся система дознания и следствия. В то же время наказаны за нарушение сроков пребывания под стражей за 2008 год только четверо работников органов внутренних дел.

Невыполнение решения об освобождении из-под стражи. По делу «Кац и другие против Украины» было отмечено: неоправданная задержка с выполнением постановления следователя об освобождении стала одной из причин смерти Ольги Биляк в СИЗО №13.

Дело «Мыханив против Украины» касалось еще одного аспекта деятельности наших стражей порядка. А именно — манипулирования обвинением с целью обойти решение суда об освобождении. По этому делу заявитель был дважды освобожден из-под стражи по решению суда. Впрочем, сразу же после вынесения решения судом прокуратура, не освобождая заявителя, задерживала его по другому обвинению, которое составляло предмет того же расследования. Европейский суд отметил, что хотя формально для повторного задержания использовались обвинения, отличающиеся от тех, которых касалось судебное решение, в действительности они составляли часть того же расследования. Суд отметил: эта ситуация создает впечатление, что органы власти «использовали в целом похожие обвинения в качестве повода для того, чтобы продлить содержание под стражей и обойти решение суда об освобождении заявителя». Суд также заметил, что национальное право не дает гарантий от таких злоупотреблений.

По делу «Свершов против Украины» был отмечен системный недостаток законодательства Украины, заключающийся в том, что лица, которые передаются в суд, содержатся под стражей только на основании этой передачи без какого-либо судебного решения.

Ряд дел засвидетельствовал необоснованность содержания под стражей во время уголовного процесса. В четырех делах против Украины было установлено нарушение конвенции из-за необоснованности судебных решений о содержании заявителей под стражей. Суды выносили решение только на основании обвинения лица в совершении преступления определенной тяжести. Не приводя каких-либо доводов, оправдывающих содержание под стражей, в частности риск побега.

Право на справедливый суд. С одной стороны, неэффективная система ответственности судей позволяет им избегать ответственности за нарушение присяги, законов. С другой — фактически созданы условия для давления на судей со стороны самых разнообразных субъектов. Влияние на судей оказывается с помощью разнообразных средств — от писем, телефонных звонков и личных визитов до откровенной и часто необоснованной критики вступивших в силу решений судов только на основании того, что они не устраивают определенную сторону.

71% опрошенных судей (в 2007 г.— 77%), 54% прокуроров (в 2007 г. — 67%) и 81% опрошенных адвокатов (в 2007 г. — 89%) подтвердили, что им известно о попытке повлиять на позицию суда. Некоторое уменьшение влияния правозащитники объясняют позитивными внутренними изменениями в самой судебной системе, считая, что в последние годы уменьшилось давление на судей со стороны руководства судов.

В соответствии с ответами судей, больше всего пытаются повлиять на позицию суда стороны по делу и их представители — 55% (в 2007 г. — 48%), средства массовой информации — 41% (в 2007 г. — 28%), участники митингов и пикетирований — 41% (в 2007 г. — 35%), народные депутаты Украины — 40% (в
2007 г. — 39%) и представители политических партий — 34% (в 2007 г. — 29%).

В качестве формы давления на судей чаще всего применяются угрозы осложнить продвижение по службе, инициировать увольнение или привлечение к дисциплинарной ответственности, подкуп, «дружеские советы».

О влиянии прокуратуры во время судебного разбирательства свидетельствуют данные мониторинга, проведенного Центром судейских студий совместно с Украинской независимой судейской ассоциацией в 2008 году. В соответствии с результатами опроса, 31% респондентов подтвердили попытки прокуроров неправомерно влиять на позицию суда во время рассмотрения судебных дел.

По данным Генеральной прокуратуры Украины, в 2008 году в связи с нарушением законов со стороны судей в Высший совет юстиции было внесено 47 (в 2007 г. — 42) предложений: 44 — о принятии представления относительно освобождения судей с занимаемых должностей за нарушение ими присяги и три —
о привлечении судей высших специализированных судов к дисциплинарной ответственности. Предложения о принятии представления об увольнении судей, как утверждают в ГПУ, вносились в случаях допущения судьями грубых и систематических нарушений законодательства, повлекших серьезные последствия, независимо от сферы правоотношений. Впрочем, из-за сложной процедуры рассмотрения таких предложений удовлетворено только одно из них (по поводу судьи Шевченковского районного суда города Киева).

В период с 2006 г. по март 2009 г. в связи с осуждением за совершение преступления были уволены только трое судей. Более распространенной является практика увольнения судей, обвиняемых в совершении преступления, до вынесения приговора — за нарушение присяги. Как в случае с Игорем Зварычем — председателем Львовского апелляционного административного суда.

Чаще используются административные рычаги влияния на судью, дисциплинарное производство. В целом за период с
1 января 2006 г. по 1 марта 2009 г. было уволено 349 судей судов общей юрисдикции. Из них по негативным основаниям: в связи с нарушением судьей присяги — только 23 человека, в связи с тем, что вступил в законную силу обвинительный приговор, — трое.

Решение вопроса об освобождении судей политическими органами (президентом и парламентом) свидетельствует, что для них эти вопросы не важны. Часто судьи, достигшие пенсионного возраста или срок назначения которых закончился, 6—12 месяцев получают зарплату судьи, уже не имея право рассматривать судебные дела. Кроме того, до решения вопроса об увольнении должность судьи не считается вакантной, что не позволяет начать процесс отбора нового судьи.

Дисциплинарное производство относительно судей осуществляют:

— квалификационные комиссии судей — относительно судей местных судов;

— Высшая квалификационная комиссия судей Украины — относительно судей апелляционных судов;

— Высший совет юстиции — относительно судей высших специализированных судов и судей Верховного суда Украины.

Дисциплинарное взыскание к судье применяется не позже, чем в течение шести месяцев с момента выявления дисциплинарного проступка, без учета срока временной неработоспособности или пребывания судьи в отпуске. Часто квалификационные комиссии судей не укладываются в этот отрезок времени, поскольку не работают на постоянной основе. Возможно, из-за того, что на первом месте для них стоят вопросы квалификационной аттестации, дисциплинарные производства рассматриваются во вторую очередь. Таким образом значительное количество дисциплинарных производств относительно судей закрывается из-за окончания шестимесячного срока.

Во избежание рассмотрения дела предвзятым судьей предусмотрена возможность отвода. В гражданском и административном процессах с целью избежания злоупотреблений правом на отвод и использования его для затягивания дела принято правило, согласно которому вопрос об отводе судьи решает сам судья, которому он заявлен. Таким образом судья сам оценивает, является ли он предвзятым. В хозяйственном и уголовном судопроизводстве вопрос об отводе решает председатель суда. Этот вариант дает судье дополнительные возможности вмешаться в решение дела, отмечают правозащитники.

Судьи, занимающие административные посты, осуществляют несвойственные для должности судьи административно-хозяйственные функции. Председатели судов распределяют между судьями приблизительно половину дел, формируют коллегии судей для рассмотрения дел, влияют на решение вопросов карьеры и социального обеспечения судей (отпуска, премии и т.п.). Учитывая необходимость привлечения дополнительных средств из-за недофинансирования из бюджета, председатели судов зависят от разнообразных «доноров»: местных и центральных органов власти, коммерческих предприятий.

Вопрос назначения судей на административные должности в судах до сих пор не урегулирован законом, как того требует Конституция.

Можно назвать традиционной практику определения в Государственном бюджете расходов на содержание судебной власти, значительно меньших, чем необходимо для обеспечения реальных потребностей судов. Ежегодно бюджетный запрос Государственной судебной администрации удовлетворяется приблизительно на 50%. Большинство из этих средств идет на выплату зарплаты и социальных расходов. Так же традиционно нарушается принцип распределения власти в системе судейской власти. Суды остаются зависимыми от исполнительной власти в вопросах финансового, материально-технического и социального характера. Это подтверждается и статусом Государственной судебной администрации как центрального органа исполнительной власти.

Доступность суда. Принцип свободного доступа к правосудию предусматривает обязанность судов не отказывать в рассмотрении дела компетентной юрисдикции, территориально удобное расположение судов, наличие достаточного количества судов и судей.

Одним из важных условий доступа к правосудию является осведомленность лица об организации и порядке деятельности судов. Правосудие не может быть доступным, если система судов остается для лица сложной и непонятной в плане определения компетентного суда для рассмотрения его дела. В то же время, например, многие проблемы в вопросе юрисдикции судов возникли после создания административных судов. Есть множество примеров, когда суды по очереди отказывают в рассмотрении дела, утверждая, что указанный спор — вне пределов их компетенции.

Право на правовую помощь и защиту. Одной из наиболее массовых, системных проблем правозащитники считают нарушение права на защиту и непредоставление квалифицированной правовой помощи. Законодательство содержит отдельные положения, регулирующие вопрос предоставления бесплатной правовой помощи. Впрочем, система, которая обеспечивала бы реальный доступ лиц к такой помощи, до сих пор не создана.

Порядок определения адвоката (защитника) через адвокатские объединения не обеспечивает предоставления качественной и своевременной правовой помощи. Государство обеспечивает бесплатную правовую помощь только в некоторых категориях уголовных дел или относительно некоторых категорий обвиняемых. Качество такой помощи обычно является крайне низким. Чаще всего адвокаты только формально присутствуют в процессе и не выполняют свои функции защитника.

Размер вознаграждения адвокатам от государства в таких делах составлял только 15 грн. за полный рабочий день. Для того, чтобы получить этот мизер, адвокат должен был предоставить три справки. 11 июня 2008 года Кабинет министров принял постановление №539 «О внесении изменений в порядок оплаты труда адвокатов». В соответствии с ним, минимальный размер оплаты труда адвокатов установлен на уровне 2,5% минимальной заработной платы за час работы адвоката при осуществлении дознания, досудебного следствия или при рассмотрении уголовного дела судом. Это немного больше, чем 15 грн. в час, впрочем, все равно указанную сумму не сравнить с рыночными гонорарами адвокатов.

Презумпция невиновности. Частому нарушению этого принципа способствуют как несовершенное законодательство, так и неуважение к этому принципу должностных лиц. В частности, находящихся на высших ступенях государственной власти.

Составляющая презумпции невиновности — право не свидетельствовать против себя. Впрочем, как и раньше, устоявшейся является практика, когда лицо сначала допрашивают в качестве свидетеля, а затем эти свидетельства используют против него уже при обвинении.

Нарушением презумпции невиновности в законодательстве правозащитники считают:

— существование института возвращения судом уголовного дела на дополнительное расследование;

— возможность возбуждения уголовного дела против конкретного лица, а не по факту события преступления.

Также нарушением презумпции невиновности является применение амнистии к лицам, относительно которых продолжается рассмотрение уголовного дела, без их на то согласия.

Серьезная проблема, связанная с презумпцией невиновности, — мизерная доля оправдательных приговоров. В 2007 г. в Украине были осуждены 165,5 тысяч лиц, оправдательные приговоры вынесены только относительно 689 человек. То есть, по данным правозащитников, оправдательных приговоров менее половины процента. К тому же половина из них вынесена по делам частного обвинения. В 2008 году количество оправдательных приговоров уменьшилось до 539. Из них восемь было отменено апелляционной инстанцией с постановлением нового приговора, а 57 отменено с направлением дела на дополнительное расследование.

Допустимость доказательств. Большой проблемой остается отсутствие надлежащей практики относительно допустимости доказательств в уголовном процессе. Суды часто используют доказательства, полученные с нарушением прав человека. Среди них: право на защиту, применение пыток и жестокое обращение, применение собственных свидетельств против себя. Есть соответствующие решения Европейского суда по правам человека (дело «Луценко против Украины», «Шабельник против Украины»). По первому делу Евросуд признал, что права защиты были ограничены из-за нарушения гарантий самообличения, и обязал государство провести новое судебное разбирательство. Во втором случае европейская судебная инстанция констатировала: осуждение гражданина в убийстве основывалось на доказательствах, полученных с нарушением его права хранить молчание, привилегии против самообличения, а также из-за препятствий в осуществлении его права на защиту во время допроса на досудебном следствии.

Другой системной проблемой правозащитники считают отсутствие негосударственной судебно-медицинской экспертизы. Ведь небезосновательными являются сомнения относительно независимости государственных экспертов во время рассмотрения дел против органов власти или государственных учреждений. Минюст предоставляет разрешения для их работы, обеспечивает финансирование, внедряет единые методики работы экспертов. Часто эти методики достаточно спорны. Например, возникает вопрос, можно ли вообще внедрять единую методику экспертной оценки нанесенного морального ущерба.

Кроме обоснованных сомнений относительно независимости государственных экспертов, существует также проблема эффективности деятельности этой государственной системы. Например, в Украине вообще нет экспертов и методик экспертиз по некоторым видам знаний. Из-за отсутствия методик, специалистов и оборудования не проводятся определенные виды криминалистических, инженерно-технических и товароведческих экспертиз. Минюстом не решен вопрос аккредитации отечественных судебно-экспертных учреждений по международному стандарту и вступления в Европейскую сеть криминалистических научных учреждений.

Исполнение судебных решений. Система исполнения судебных решений, мягко говоря, малоэффективна. Системы контроля за деятельностью государственной исполнительной службы фактически нет. В решениях против Украины Европейский суд по правам человека чаще всего констатирует нарушение права на справедливый суд именно в результате невыполнения решений национальных судов в разумные сроки.

По состоянию на 1 января 2009 года подлежало выполнению органами государственной исполнительной службы 7 982 785
исполнительных документов на общую сумму 61 242 694 122 грн. Фактически выполнено 35% от количества документов, находившихся на исполнении.

Средняя нагрузка на государственного исполнителя составляет 108 документов в месяц. В то же время сложилась парадоксальная ситуация, когда государство в большей степени защищает должника, а не взыскателя, фактически открывая законные возможности для уклонения от выполнения судебных решений, констатируют правозащитники.

По данным Генеральной прокуратуры, возбуждено 258 уголовных дел относительно преднамеренного невыполнения решения суда.

Право на неприкосновенность частной жизни. Значительное распространение за последние годы получило использование технических средств для слежки за лицом. С одной стороны, поступает немало сообщений об использовании таких средств частными лицами. С другой — государство также расширяет использование возможностей для сбора информации о гражданах.

По данным Верховного суда Украины, в 2008 году апелляционные суды Украины рассмотрели 25 тысяч представлений правоохранительных органов о предоставлении разрешений на снятие информации с каналов связи, наложении ареста на корреспонденцию, применении других технических средств для получения информации, связанных с ограничением конституционных прав граждан. Для сравнения: в 2005 году суды рассмотрели
15 тыс. таких представлений; в 2006 г. — 19 649, в 2007 г. — 19 989.

Больше всего таких представлений в 2008 году поступило от руководителей оперативных подразделений МВД (14 815),
СБУ (8 323) и налоговой милиции (1 655). Кроме того, судами рассмотрено 193 представления других органов (в частности прокуратуры и подразделений пограничной службы). Больше всего указанных представлений рассмотрели апелляционные суды г. Киева, Запорожской и Донецкой областей.

При этом, например, СБУ в среднем ежегодно заканчивает расследование около 900 уголовных дел, из которых не более 700 попадают в суд. Получается, что свыше 7,5 тысяч санкций получены напрасно, если исходить из интересов дела, а не определенных лиц.

По данным Генеральной прокуратуры, только 19% материалов, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий СБУ, используются в дальнейшем при возбуждении уголовных дел. Например, в Киеве и Киевской области из полученных 96 разрешений суда на проведение оперативно-технических мероприятий нет ни одного случая использования таких материалов в качестве доказательства в уголовном деле. Так с какой же целью осуществляются 4/5 всех оперативно-розыскных действий СБУ и каким образом используются полученные материалы? Это касается и МВД.

Ситуация осложняется нечеткостью или отсутствием соответствующих процедур, пределов разрешенного вмешательства в частную жизнь. До сих пор не принят закон о персональных данных, а закон об оперативно-розыскной деятельности, как считают правозащитники, не в полной мере соответствует принципу определенности и предсказуемости. Несовершенство этой процедуры признает и Генеральная прокуратура. На практике прокурор не может внести в суд протест относительно предоставления судом санкции на снятие информации с канала связи. Такую санкцию может отменить или суд, или орган, направивший представление. То есть фактически контроля над этим процессом нет.

В решении Европейского суда по делу «Волохи против Украины» отмечено, что в вопросе наблюдения за лицом законодательство не определяет достаточно четко пределы и условия осуществления органами власти своих полномочий, как и гарантии защиты от произвола при применении таких мер. Законодательство не предусматривает обязанность сообщать лицу о мерах наблюдения, примененных относительно него. У нас лицо не может узнать о том, что относительно него осуществляются меры, которые являются вмешательством в право на тайну корреспонденции, а даже узнав, не имеет реальной возможности обжаловать эти действия.

Законодательство не предусматривает четких оснований для снятия информации с каналов связи, равно как и определенного срока, в течение которого может осуществляться снятие такой информации. Ввиду несовершенства законодательства и противоречивости практики временного ограничения конституционных прав, 28 марта 2008 года пленум Верховного суда Украины издал соответствующее постановление. Оно касается вопросов применения судами законодательства о даче разрешений и временном ограничении отдельных конституционных прав и свобод человека и гражданина во время осуществления оперативно-розыскной деятельности, дознания и досудебного следствия. В частности, в постановлении отмечается, что суды не имеют право предоставлять разрешение на проведение соответствующих оперативно-розыскных действий, если относительно лица не заведено оперативно-розыскное или контрразведывательное дело или нет данных, свидетельствующих, что получить информацию иным путем невозможно. В постановлении отмечено, что в любом случае сроки, в течение которых планируется ограничить вышеупомянутые права человека, не могут превышать сроков ведения конкретного оперативно-розыскного дела. Впрочем, оперативно-розыскные дела могут существовать годами, до исчезновения оснований для их ведения, то есть всегда.

Удивительно, но факт

Представительство Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) отмечает большие достижения Украинского государства в сфере охраны детства, высокую эффективность реформы системы защиты прав ребенка, которая проведена за последние четыре года.

Как сообщили УНИАН в пресс-службе Министерства Украины по делам семьи, молодежи и спорта, это подчеркнула глава представительства ЮНИСЕФ в Украине Юкие Мокуо, выступая на заседании Межведомственной комиссии по охране детства, состоявшемся 6 ноября 2009 года в Киеве.

Говоря о положительных изменениях в системе здравоохранения детей, Ю.Мокуо, в частности, отметила ежегодное увеличение в Украине, начиная с 2006 года, количества новорожденных и снижение детской смертности, активизацию национального усыновления, быстрое развитие семейных форм воспитания, удачное реформирование системы опеки и попечительства, улучшение системы государственного обеспечения детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. Руководитель миссии констатировала и то, что в течение последних лет в Украине в три раза сократилось количество случаев передачи ВИЧ/СПИД от матери младенцам.

Также Ю.Мокуо сказала, что, несмотря на непродолжительное время пребывания в Украине, она в поездках по регионам убедилась, насколько эффективны меры, принимаемые властями и общественностью для защиты интересов детей в Украине, в частности детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки.

«По сравнению с 2005 годом количество детей, воспитываемых в детских домах семейного типа и приемных семьях, увеличилось в 20 раз. Около восьми тысяч детей получили отчий дом и семью, и условия, в которых они проживают, не хуже, а порой лучше, нежели у среднестатистической украинской семьи», — отметила руководитель представительства.

По словам Ю.Мокуо, за последние три года количество усыновленных детей в Украине возросло почти на 50%, а в целом по стране было усыновлено около 35 тысяч детей. Реформа осуществляется благодаря активному формированию законодательно-нормативной базы в интересах детей, активизации властей, бизнеса и общественности. «Таким образом Украина накануне празднования мировым сообществом 20-летия Конвенции ООН о правах ребенка демонстрирует необычайные результаты реализации принципов этого международного документа на практике», — подчеркнула Ю.Мокуо и добавила, что наше государство может служить примером для многих стран мира в этом направлении.

Суды оправдывают не более одного процента обвиняемых

Об этом шла речь во время общественного обсуждения проекта нового Уголовно-процессуального кодекса под председательством министра юстиции Николая Онищука с участием представителей Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел, Верховного суда Украины, а также научных работников и представителей правозащитных организаций, сообщает УНИАН. Как известно, 14 октября 2009 года Кабинет министров вынес проект Уголовно-процессуального кодекса на окончательное широкое общественное обсуждение. По его итогам документ планируется рассмотреть на открытом заседании Кабинета министров.

«Независимая демократическая Украина живет по Уголовно-процессуальному кодексу СССР, принятому еще в 1961 году. Как ни странно, мы воспринимаем как должное юридическую школу и правовые «традиции», заложенные во времена, когда действовала доктрина зависимости, неравенства простого человека перед властными институтами», — подчеркнул Н.Онищук.

Новый же Уголовно-процессуальный кодекс, по словам министра юстиции, разрабатывался с учетом гарантий, определенных в европейской Конвенции о защите прав и основных свобод человека, и решений, вынесенных против Украины Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ). Существенная часть нарушений прав человека в Украине, как констатирует ЕСПЧ, касается статьи 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), статьи 6 (право на справедливый суд) и статьи 13 (право на эффективный способ юридической защиты).

При обсуждении проекта нового кодекса подчеркивалось, что документ призван гармонизировать систему уголовной юстиции в Украине с международными стандартами в сфере защиты прав и свобод человека.

Сегодня, как сообщил директор департамента Минюста по вопросам законодательства о правосудии, правоохранительной деятельности и антикоррупционной политики Руслан Рябошапка, для уголовного судопроизводства в Украине характерен обвинительный уклон. Основой приговора служит обвинительное заключение — это обычная практика. В результате количество оправдательных приговоров в уголовных делах не превышает одного процента.

Кроме того, новый Уголовно-процессуальный кодекс отменит практику возвращения дел на досудебное расследование, которое привело в Украине к необоснованно продолжительным, ничем не ограниченным срокам предварительного заключения лиц, подозреваемых в совершении преступлений.

Ключевыми новеллами проекта нового Уголовно-процессуального кодекса является также повышение гарантий защиты прав подозреваемых и обвиняемых, расширение прав потерпевшего; формирование обновленного доказательного права; усовершенствование процедур досудебного расследования и процедуры судебного контроля; внедрение новой, лишенной обвинительного уклона процедуры судебного разбирательства; новые виды уголовного производства, которые будут обеспечивать процессуальную экономию и дадут возможность существенным образом разгрузить суды и органы расследования и т.п., сообщили в Минюсте.

Как подчеркнул Н.Онищук, за годы независимости в Украине было сделано восемь попыток принять новый Уголовно-процессуальный кодекс. Но представленный обществу проект впервые разрабатывался с участием общественных и правозащитных организаций, широкого круга специалистов-практиков и научных сотрудников и получил благоприятные отзывы экспертов Совета Европы.

На «нет» и суда нет

Высший административный суд останавливает свою работу из-за отсутствия финансирования. «В связи с неимением средств на отправление почтовой корреспонденции, оплату услуг, закупку бумаги и дисков», — объясняется в заявлении суда. Высший админсуд отмечает, что лишь в 2009 году в суд поступило свыше 50 тыс. кассационных жалоб, осуществлен кассационный пересмотр 25 тыс. дел.

Ежедневно судом отправляется «около 3 тыс. единиц корреспонденции (постановлений, определений, судебных дел, повесток-уведомлений и т.п.)».

«Задержка отправления корреспонденции даже на один день создает серьезные проблемы с рассмотрением жалоб и приводит к нарушению процессуальных сроков», — подчеркивают в суде.

Высший админсуд заявляет, что до сегодняшнего дня отправлял почтовую корреспонденцию в долг. Тем не менее сейчас «Укрпошта» отказывается предоставлять свои услуги в связи с задолженностью. За октябрь она составляет около 62 тыс. грн.

О критической ситуации с финансированием всех админсудов ВАС неоднократно сообщал президенту, Кабинету министров и Верховной Раде.

В настоящем году таких обращений было около тридцати, тем не менее положение с финансированием так и не изменилось, констатирует суд. Высший админсуд напоминает, что именно он во время выборов президента будет выступать в качестве суда первой и последней инстанции в случае обжалования их результатов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно