БАННЫЙ ДЕНЬ

11 сентября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 37, 11 сентября-18 сентября 1998г.
Отправить
Отправить

Н а запястьях граждани- на Ч. уже, почитай, замкнулись наручники. О гражданине Ч. в Чернигове давно ...

Н а запястьях граждани-

на Ч. уже, почитай,

замкнулись наручники. О гражданине Ч. в Чернигове давно ходила сумрачная и горькая слава: возглавляя крупнейшее в городе торговое объединение, он, говорят, делал колоссальные деньги из воздуха, наживаясь на малопочтенных и уголовно наказуемых деяниях. В исходе следствия и суда мало кто сомневался. Но до суда не дошло. Остановка была за малым: санкцией прокурора, превращающей задержание в арест. Санкции не последовало. С господина Ч. сняли наручники и отпустили с миром, а дело списали по седьмой статье УК Украины «В связи с изменившимися обстоятельствами». Этот и многие другие сенсационные факты, бросающие косую тень на мундир областной прокуратуры, выяснились случайно. Поводом к разбирательству послужила вещь хоть и уникальная сама по себе даже для нашего всеобщего раздрая, но все же по сравнению с прочими носящая характер невинной детской забавы. В нулевом этаже здания областной прокуратуры была уничтожена криминалистическая лаборатория (по словам специалистов - необходимая. Сейчас они вынуждены одалживаться у коллег-криминалистов из милиции). Вместо нее форсированными темпами началось сооружение небольшой сауны для областного прокурора и его ближайшего окружения, а также непонятного назначения комнаты отдыха с мягким уголком, телевизором, самоваром и всем, что для таких комнат положено. Простые работники прокуратуры в полуподвальный рай не допускались. А кто и каким образом должен был отдыхать в нем - едва ли когда-нибудь станет известно.

То, что в стремлении к телесной чистоте черниговское начальство не имеет никаких нравственных тормозов, мы заметили давно. Например, главврач одной из больниц города, отличающейся самыми жестокими по отношению к пациентам поборами, тоже имеет у себя на работе полуличную сауну. Что за охота ему, человеку, способному оплатить банкет на сотню персон в ресторане интуристовской гостиницы, париться по соседству с больничным моргом, имея над головой десяток этажей, заполненных страдающими людьми, - не знаем, но вот парится же и приятелей водит. Однако - баня в прокуратуре? Объект высшей степени пожарной опасности в здании, сейфы которого полны документов, цена каждому из которых - чья-то жизнь и свобода? Электрические нагреватели в нищем учреждении, где даже лифты в целях экономии отключают, и старики, пришедшие к прокурору на прием в поисках справедливости, вынуждены карабкаться по лестнице? В это верилось с трудом. Ну а в то, что удалось выяснить позже, и вовсе верить не хочется. Вынесем на суд читателя сведения, не вызывающие сомнения и подкрепленные записанными на магнитофон показаниями самих сотрудников упомянутого ведомства. Предоставим Генеральной прокуратуре распутывать те узелки, которые не под силу журналисту.

Новое здание черниговской областной прокуратуры было построено в середине восьмидесятых. Тогда же началось оборудование криминалистической лаборатории. Никто не сомневался в необходимости иметь надежную базу для проведения экспертиз, работы с фотоматериалами, отснятыми на месте происшествия, и обучения начинающих сотрудников технике следственного эксперимента. Рассказывают, прокуро-криминалист А.Проценко немало сил вложил в ее создание. Впрочем, поговорить с ним не удалось: больше он в Чернигове не работает. Шли годы. Все изменилось - страна, лозунги, идеи, ориентиры, законы. Динамичнее всего менялась преступность: в городе прогремели первые выстрелы наемных убийц и взрывы мафиозных разборок. Стоит ли говорить, что наша полуголодная и хромая Фемида не поспевала за переменами?

Микроскопические остатки адской машины, унесшей несколько жизней рядовых американских граждан, дотошно исследовал в своей лаборатории великий физик, нобелевский лауреат Гоберт Вуд, и результаты его экспертизы привели к незамедлительному аресту преступников.

Бронированная дверь, спасшая местного криминального князька, которого надумали подорвать недруги, до сих пор валяется в гараже одного из черниговских силовых ведомств. И хотя взрыв, пощадив того, против кого был направлен, погубил ни в чем не повинных людей - жену и ребенка жившего по соседству военнослужащего и разрушил многоквартирный дом на проспекте Октябрьской революции - заложившие заряд не найдены. Даже определить конструкцию бомбы толком не удалось.

Наверное, любые меры, предпринимаемые в таких условиях для упрочения и совершенствования криминалистической базы, были бы оправданы. Областной прокурор Н.Шадура и его первый заместитель И.Пивовар рассудили иначе. Лаборатория захирела. А однажды пришли рабочие и начали ломать ее. Попутно снесли и бильярдный стол, служивший местом неформального общения нижних чинов (да, был и такой странный предмет в храме юстиции). Но то, что стали возводить вместо разрушенного, привело юристов в полное недоумение («сауна в прокуратуре… Но это же вообще! Все равно что в церкви построить пивнушку», - выразился один из них и выражение это осело на пленке нашего диктофона). И вовсе обалдели слуги закона, когда узнали, кто руководит строителями уютного начальственного гнезда.

…Память возвращает нас на несколько лет назад, в сессионный зал черниговского городского Совета. На трибуну поднимается высокий седой мужчина в форме. Это сотрудник областной прокуратуры Иван Пивовар. Четко и юридически безупречно аргументируя каждую мысль, он настаивает на лишении неприкосновенности депутата Канторовича. Канторович обвиняется в пособничестве директору местной теплоцентрали Косареву. Обвинения, висящие над директором, - тяжелы. Его обвиняли в том, что в лютый энергетический кризис покупал топливо по взвинченным ценам у посредников, игнорируя дешевый мазут нефтебазы, навар делил с коммерсантами, под видом ремонта вывозил оборудование ТЭЦ за рубеж, где оно продавалось, как цветной металлический лом. Зал бурлит. Правые схватываются с левыми. И у многих на лицах читается явная симпатия к человеку на трибуне, олицетворяющему закон и порядок. Силы, способной противостоять криминальному беспределу и хаосу.

Не нам разбираться в той давней истории, выяснять, кто прав, кто виноват. То, что дело Косарева развалилось, ни о чем, в сущности, не говорит. Да и не о нем речь. Для нашей истории важно другое. Наибольшее сомнение вызывала как раз вина Канторовича. Она так и не была доказана. Однако разрабатывала его прокуратура пять лет. Пять лет ожидания тюрьмы способны обострить отношение к правоохранительным органам у любого. Ну кто бы мог подумать, что именно Канторовичу поручат руководители областной прокуратуры возглавить созидание бани? Бани, в которой собирался мыться не только сам областной прокурор Н.Шадура, но и первый его заместитель И.Пивовар, тот самый седой строгий мужчина, метавший с трибуны сессии на голову Канторовича отточенные юридические молнии? Стоит ли удивляться, что трудились рабочие на объекте не за деньги, а за страх да за совесть.

- Не бойтесь, Канторович, вышел срок давности по вашему делу, - утешали рядовые, не вхожие в банный триклиний сотрудники прокуратуры. - Стройте, стройте, глядишь - вашим же рабочим и разбирать придется.

Забегая вперед, скажем, что так оно и вышло.

Видимо, есть все же какая-то высшая справедливость - попарить косточки в новопостроенной сауне никому не пришлось. Банный день наступил для черниговского правоохранительного истеблишмента пятнадцатого августа с приездом генерального прокурора М.Потебенько. Детали этого визита могли бы стать сюжетом для трагифарса. Хоть по сути ничего смешного нет в том, что у одного из местных прокурорских чиновников высокого ранга случилось на нервной почве выпадение памяти, он не сумел показать дорогу к районной прокуратуре, находящейся неподалеку от областной, и машина высокого гостя долго петляла по городу. Баню киевляне обнаружили сразу. Последовала команда: разобрать за свой счет (счет был начислен немаленький - около семи тысяч гривен). Чертыхаясь, принялись за уничтожение плодов своего труда строительные рабочие. (В областной прокуратуре говорят, что ни за возведение, на за разрушение ничегошеньки они не получили.) Разбирательство между тем перешло в стадию терминальную - выяснение, кто виноват.

Может, и не стоило бы писать об этом банном скандале. Большое дело! Ну, хотели прокуроры в сауне расслабиться, чайку с нужными людьми в комнате отдыха погонять. Не великое по нынешним временам преступление. Но последовавшая за выявленным фактом проверка, вскрыла и другие обстоятельства, выводящие случившееся за рамки фарсовые. И баня, и разрушение лаборатории, и привлечение в качестве подрядчика бывшего подозреваемого по делу из разряда мелочей перешли в разряд не самых показательных симптомов глубоко укоренившегося недуга.

Чтобы избежать обвинения в тиражировании слухов, нам потребуется в дальнейшем ссылка на лицо официальное. Собрав всю необходимую информацию, мы обратились с просьбой о комментарии к старшему помощнику областного прокурора Василию Лосю. Обращение не было случайным. В недавнем прошлом он возглавлял областную прокуратуру, запомнившись черниговчанам своим отказом разгонять собиравшиеся под окном кабинета тогдашнего главы областной госадминистрации П.Шаповала стихийные митинги и пикеты, привлекать к ответу их участников.

- Мне надоело, что они под окнами ходят, говорят всякое! Что ты сидишь?

- Время такое, надо выходить к людям. А вы же не хотите выйти и поговорить с ними по-человечески.

С этим, а еще с размолвкой между В.Лосем и посетившим Черниговщину Президентом (по принципиальному поводу, юристы или политики виноваты в ограблении вкладчиков трастовыми компаниями) многие связывали его отставку и одиннадцать месяцев безработицы. Сам Василий Васильевич Лось подобную связь отрицал, называя другие причины. По нашим расчетам, человек его склада, да к тому же не замешанный в скандале, должен был согласиться на правдивый и официальный, а не кулуарный разговор. Мы не ошиблись.

- Правда ли, что сейчас проверяются закрытые при сомнительных обстоятельствах уголовные дела, в том числе касающиеся и экономической преступности?

- Правда. Например, дело главы одной из районных администраций. ...Очевидно очередь дойдет и до других, не доведенных до суда дел.

- Что было причиной их прекращения?

- Сомневаюсь, чтобы личная выгода нынешнего руководства прокуратуры.

Скорее, сработало «телефонное право», которое живо и по сей день.

- Обратили ли внимание проверяющие на некоторые обстоятельства личной жизни областного прокурора и его заместителя. Мы имеем в виду, например, их манеру отдыхать.

- Обратили. То, что вы имеете в виду, отрицать невозможно. Судно, принадлежащее рыбоохране, катер, оборудованный для жилья, с экипажем, был отогнан по распоряжению начальника Госрыбинспеции С.Гороновича под Новгород-Северский, за несколько сотен километров от Чернигова. Прокурор с друзьями совершили на нем во время отпуска многодневное путешествие из Новгорода-Северского в областной центр. С хорошим отдыхом во время остановок по пути следования.

Мы задавали Василию Лосю и другие вопросы - об этических нарушениях, связанных с приобретением автотранспорта, например. Ну да кого сейчас этим удивишь? Не будем утомлять читателя лишними подробностями. Невесело слушать записанные в прокуратуре кассеты. Хочется побыстрее выключить магнитофон. Так точно, как хотелось поскорее покинуть мрачноватое серое здание, стоящее впритык к мощной стене ограды следственного изолятора, по соседству с уткнувшейся в небо башней старинного тюремного замка, третье столетье исправно выполняющего свою пенитенциарную функцию (как на наш вкус, чем иметь сауну в таком месте, лучше купаться в проруби).

А может, не близость тюремных стен и колючей поволоки, но тошнотное чувство трясины, в которую потихоньку погружается наше общество, утрачивая нравственные ориентиры, подавляло, мешало собраться с мыслями? Ведь не в бане, не в бане дело! В особенности психики тех, кто пожелал ее иметь. Будто какое-то сопротивление перегорело в людях. И они стали способными на вещи ужасные, при нормальных обстоятельствах и в мыслях недопустимые. Внешне эта способность проявляется пока безобидно, хоть и странно до одури - сауна в подвале прокуратуры, загул на Десне и компании рыбинспекторов с использованием массовки из местных старушек, привлечение к строительному подряду человека, которого не удалось привлечь к уголовной ответственности… Но представьте себе, что в руках у откалывающих такие номера чиновников - право на жизнь и на смерть. Та самая запятая, что ставится в предложении «казнить нельзя помиловать». Что мило расслабляются они, знал, лучше других знал, о «глухарях», висящих на прокуратуре. О нераскрытых злодействах, о преступниках, гуляющих на свободе, и о том, что прокуратура наша сейчас в состоянии критическом и не готова к настоящей борьбе со злом, к тому, что западные юристы называют судебным состязательством, а посему обречена выпускать матерых преступников из своих ветхих сетей. Вообразите, что волей случая настал день, когда ваша личная судьба оказалась зависимой от таких вершителей. И вам станет муторно, зябко. Как стало нам.

…Однако мы не могли вот так, запросто покинуть здание прокуратуры, откуда уже по кирпичику вынесли остатки злосчастной бани. Потому что узнали - оставляющий свою должность в связи с выходом на пенсию Иван Пивовар сказал оперативным работникам: «Со мной поступили несправедливо. Компромат на меня выдавливали из коллег угрозами и посулами. Я прибегну к помощи прессы».

Было бы непрофессионально, не порядочно не обратиться к обвиненным руководителям с предложением высказать свою точку зрения на события.

Долго, долго дежурный старший сержант набирал номер внутреннего телефона Пивовара. Мы ждали. Телефон безмолвствовал. После худенький, бледный сержант попытался вызвонить еще кого-то, говорил с ним негромко. По-видимому, те, с кем он говорил, не горели желанием встретиться с корреспондентом. Внезапно распахнулась дверь, ведущая на лестничную площадку. Высокий седой человек быстро прошел мимо нас к выходу. Мы заторопились следом.

- Иван Николаевич! Мы из газеты…

- Вас только мне не хватало.

- Один вопрос. Мы слышали, что вы считаете, будто в вашем отношении допущена несправедливость и хотите обратиться к средствам массовой информации.

- Никуда я не собираюсь обращаться…

- Извините.

Больше говорить было не о чем.

Сейчас, когда мы заканчиваем эту статью, Иван Пивовар уже на пенсии. Напоследок он получил премию «за добросовестное исполнение служебных обязанностей» и сумма начисленной пенсии непостижимым образом оказалась больше его заработной платы. Что будет с областным прокурором Николаем Шадурой, не известно. Из Киева приезжала очередная группа проверяющих и приступила к работе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК