АДВОКАТ СУДИТСЯ С ПОДЗАЩИТНЫМ

10 марта, 2000, 00:00 Распечатать

В статье, посвященной проблеме профессиональной этики адвоката («ЗН» от 8 октября 1999 года), мы лишь упомянули об одной истории взаимоотношений подзащитного с адвокатом...

В статье, посвященной проблеме профессиональной этики адвоката («ЗН» от 8 октября 1999 года), мы лишь упомянули об одной истории взаимоотношений подзащитного с адвокатом. С тех пор она получила свое продолжение.

Сегодня бывший подзащитный Игорь обращается с ходатайствами о привлечении к уголовной ответственности своего бывшего адвоката и его приятеля.

Вот как выглядит суть дела в изложении бывшего подзащитного. В мае 1997 года Печерским РУГУ МВД Украины против него было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 222 Уголовного кодекса Украины (незаконное приобретение и ношение огнестрельного оружия).

В день задержания он дал правдивые пояснения по поводу происхождения пистолета. Далее за дело взялся частный адвокат. Он посоветовал изменить показания и заявить, что пистолет подзащитный нашел в день задержания и вез его в милицию — сдавать. Следователя такая метаморфоза разозлила, и он в ответ выдвинул обвинение еще по одной статье УК — 215. Интерпретируя происшедшее таким образом, будто задержанный, угрожая оружием, пытался угнать такси. Игорь хотел вернуться к своим первоначальным показаниям, но адвокат отговорил его от этого. Он успокаивал подзащитного, убеждая, что с необоснованным обвинением по статье 215 УК он справится, но сказал, что, учитывая тяжесть обвинения, освобождение из-под стражи и вынесение приговора, не связанного с лишением свободы, обойдется Игорю в 12 тысяч долларов США.

Игорь объяснил адвокату, что не располагает такой суммой, и тот предложил продать трехкомнатную квартиру. Но в ней проживали также его родители, оба — слепые, инвалиды первой группы, и он не мог оставить их без жилья. Эта беседа состоялась в следственном изоляторе.

Во время следующего свидания адвокат предложил другой вариант: Игорь выдает жене доверенность на приватизацию и продажу квартиры, адвокат продает ее, для родителей покупает меньшее жилье. А за оставшуюся сумму — шесть тысяч долларов США — он берется освободить подзащитного от лишения свободы. В противном случае, заявил адвокат, длительного тюремного заключения не миновать.

Поскольку у Игоря и его жены денег не было, а осуществление плана, предложенного адвокатом, требовало времени, он предложил выдать ему обязательство в форме долговой расписки. Под диктовку адвоката Игорь написал черновик расписки о том, что якобы получил у некого Коваля 11 тысяч гривен, что равняется шести тысячам долларов США, и обязуется возвратить долг в течение трех месяцев. Подписи под распиской Игорь не поставил. Адвокат запугивал подзащитного, требовал подписать расписку.

В обвинительной речи прокурор просил оправдать подсудимого по статье 215 УК, а по части 1 статьи 222 УК осудить к двум годам лишения свободы. Слушание дела было перенесено. Накануне следующего заседания адвокат заявил, что отказ прокурора от обвинения по статье 215 — его заслуга, и если Игорь подпишет расписку, то в тот же день будет освобожден из-под стражи. В противном случае, по словам адвоката, Игоря ожидало лишение свободы, и, кроме того, может быть заявлен протест вышестоящего прокурора на оправдание по статье 215. И, мол, в таком случае срок лишения свободы может равняться шести годам.

Уже во время судебного заседания, когда настала очередь подсудимого произнести последнее слово, к нему подошел адвокат с распиской. Игорь подписал ее и поставил дату. Честно говоря, он и сам сознается, что подумал тогда: на продажу квартиры родители не согласятся и договор с адвокатом останется неосуществленным.

Был оглашен приговор: два года лишения свободы с отсрочкой исполнения на один год, и подсудимого освободили из-под стражи. После этого адвокат настоял, чтобы Игорь с женой заехали к нему в контору и обсудили дальнейший план действий. Адвокат настаивал на скорейшей реализации квартиры, говорил, что должен рассчитаться с людьми, которые помогли избежать тюрьмы. Утверждал, что в противном случае приговор может быть опротестован из-за мягкости и что угроза лишения свободы еще существует.

Гонорар за адвокатскую помощь Игорь выплачивал в течение года и рассчитался с защитником полностью. После того как Игорь был освобожден от наказания в сентябре 1998 года, он заявил адвокату, что денег по долговой расписке платить не будет, не станет продавать квартиру родителей и считает его действия по получению расписки мошенническими. После этого адвокат несколько раз приезжал к нему на работу, требовал деньги и угрожал. В конце концов от имени кредитора — Коваля адвокат подал в суд иск о взыскании с Игоря уже 23800 долларов США (с учетом возросшего курса доллара) и 10 000 гривен — за моральный ущерб. В суде адвокат выступал против своего бывшего подзащитного уже в качестве представителя так называемого кредитора, очередной раз нарушая таким образом профессиональные этические нормы. В судебном заседании адвокат утверждал, что присутствовал при передаче денег г-ном Ковалем Игорю и что при этом было еще двое свидетелей.

Вместе с тем, есть свидетели, подтверждающие, что адвокат познакомил Игоря с г-ном Ковалем только 3 июня 1998 года, то есть значительно позже, чем тот якобы ссудил ему крупную сумму денег.

По кассационной жалобе Игоря решение Дарницкого районного суда г. Киева по иску Коваля было отменено и дело передано на новое судебное рассмотрение.

Игорь обратился в Печерский райотдел милиции с ходатайством о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего адвоката и его приятеля.

Ему отказали. Мотивация такова: «Согласно постановлению пленума Верховного суда от 25.12.92 г. «О судебной практике в делах о корыстных преступлениях против частной собственности» (п.18 аб.2): обязательным признаком мошенничества является добровольная передача потерпевшим имущества или права на него. В показаниях заявителя видно, что он писал расписку не по своей воле». После чего милиционер делает закономерный с его точки зрения вывод об «отсутствии состава преступления».

Игорю пришлось обратиться в прокуратуру Печерского района, так что, видимо, эта история еще далека от своего завершения.

И все же некоторые выводы можно сделать уже сегодня. Конечно, нельзя сказать, что позиция бывшего подсудимого Игоря безукоризненна. Но если человека, попавшего за решетку, еще можно понять, то что может оправдать адвоката, который нарушает закон и позволяет себе пренебрегать профессиональными этическими нормами?

Кстати, опытные адвокаты, которых мы попросили прокомментировать происшедшее, высказывают уверенность в том, что в данном случае речь о взятке судье вообще не шла, впрочем, скорее всего, о лишении свободы подсудимого по решению суда — тоже. Говорят, между прочим, что сумма гонорара (конечно, исключительно дело договаривающихся сторон) в данном случае, учитывая сложность дела, была значительно завышена.

Ну и, конечно, вряд ли заслуживает доверия и предположение о том, что судья, прокурор или еще кто-то, способный повлиять на решение суда, согласится подождать с получением взятки — такие дела в рассрочку, говорят, не делаются. А найти доброхота, который одолжит крупную сумму под квартиру, в общем-то не принадлежащую должнику, практически невозможно. Учитывая вышесказанное, разве не логичнее выглядит версия о том, что никакой взятки никто никому не давал, просто защитнику его гонорар показался недостаточным?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно