А БЫЛИ ЛИ ЛЬГОТЫ?

18 февраля, 2000, 00:00 Распечатать

Сегодня мы представляем читателям несколько точек зрения на проблему, обозначенную как льготы, предоставленные СП с иностранными инвестициями...

Сегодня мы представляем читателям несколько точек зрения на проблему, обозначенную как льготы, предоставленные СП с иностранными инвестициями. Несомненно, оппоненты найдутся у каждой из них. Этот заочный обмен мнениями не принадлежит к числу споров, в результате которых рождается истина, и пока рабочая группа Верховного суда Украины продолжает трудиться над созданием рекомендаций относительно рассмотрения таких дел судами общей юрисдикции, предоставляем слово заинтересованным лицам.

Анатолий РЕВА, президент компании «Норд ойл», член Международной ассоциации геофизиков-нефтяников.

— Анатолий Федорович, давайте начнем с краткой ретроспективы когда-либо существовавших льгот, касающихся операций с нефтепродуктами.

— До весны 1995 года нефть и нефтепродукты являлись товаром критического импорта. Все поставщики были равными, конкурировали, и проблем такого рода не было. Они начались с мая 1995 года, когда появился указ о льготах. Нефтепродукты были переведены в товары обычного импорта, и тогда появились первые льготники.

Самыми крупными льготниками являлись подсобное хозяйство Кабинета министров имени Иваненко, расположенное в Полтавской области, и подсобное хозяйство Верховной Рады под названием «Чайка». Якобы под собственные нужды они растаможивали топливо сотнями тысяч тонн. Это продолжалось в 1996-м и 1997-м. Затем это дело «прикрыли». Появилась следующая возможность зарабатывать на топливе не так, как все. Речь идет о так называемых изменениях таможенного режима. Оно заключалось в том, что топливо уходит из России, скажем, в Италию и поступает, например, в Новоград-Волынский терминал. Его отгружают как бы на Одессу, доходит оно, например, до Шепетовки, но тут итальянский покупатель якобы отказывается от покупки. Куда его девать? Некуда, поэтому растаможивают здесь. Курировали такую деятельность очень высокие чины нашей Центральной таможни, которые и сейчас там работают. Построено все это было на том, что налогообложение в Российской Федерации на топливо, уходящее в дальнее зарубежье, было одно, а на адресованное Украине — другое, выше. На этом и строилось так называемое изменение таможенного режима. Пользовался им очень ограниченный круг предприятий, но далеко не все поставщики.

Но начал назревать межгосударственный скандал, потому что компетентные ведомства РФ подсчитали, что, например, в Италию по контракту якобы ушел миллион тонн дизельного топлива, но пришло почему-то 200 тысяч. В общем, эту «халяву» тоже прикрыли: в конце 1997—начале 1998 года.

И только тогда, во всяком случае в известном мне пространстве, появились так называемые предприятия с иностранными инвестициями.

Да, у нас были законы об иностранных инвестициях. Но ни в декрете, ни в одном из этих законов таможенных льгот не было. Были таможенные льготы, если некая фирма с так называемыми иностранными инвестициями (а г-н Марчук приводил суммы этих инвестиций, в частности 50 американских долларов, в своих публичных выступлениях, а ему, как главе известного ведомства — лучше знать, как и СБУ), хотела построить офис не из украинского, а, скажем, из финского кирпича, то она ввозила его льготно. Если до истечения 3-летнего срока с момента пересечения границы привезенные материальные ценности были реализованы, фирмы были обязаны уплатить все таможенные сборы.

И известный бензиновый кризис был спровоцирован предприятиями с иностранными инвестициями. Потому что у правительства появилось желание как-то ограничить их. На это был направлен ряд постановлений Кабмина, распоряжение Президента Украины от 26.02.99 г. «О некоторых вопросах внешнеэкономической деятельности».

Если говорить о законодательной базе (Закон Украины «Об инвестиционной деятельности» введен в действие 18.09.91 года, Декрет Кабинета министров «О режиме иностранного инвестирования» — 20.05.93 г., когда премьером был Леонид Данилович, и Закон Украины «О режиме иностранного инвестирования», введенный в действие 19.03.96 года с изменениями за 1999 год), то с помощью высококвалифицированных юристов ни налоговых, ни таможенных льгот для операций типа импорта нефтепродуктов и вообще не связанных с производством собственной продукции в Украине мы не нашли ни в одном из документов.

Например, в издании Юринкома за 1997 год «Иностранные инвестиции в Украине» А. Омельченко говорится: «В разделе 2 Закона Украины «О режиме иностранного инвестирования» устанавливаются государственные гарантии уважения права собственности иностранного инвестора... Относительно налоговых и других льгот эти гарантии не действуют». Во всех вышеперечисленных законодательных актах речь идет об иностранных инвестициях, а не о предприятиях с иностранными инвестициями.

Да, у них могли быть льготы на продукцию собственного производства в том случае, если они обращаются в Кабинет министров, заявляя, что будут выпускать продукцию, крайне необходимую Украине. Тогда они могли получить лицензию Кабинета министров и налоговые льготы, утвержденные его специальным решением. Но таможенных льгот, кроме тех, о которых мы говорили (ввоз для собственных нужд), нет.

В результате получилось, что была нарушена статья 42 Конституции. В соответствии с ней, государство обеспечивает защиту конкуренции в предпринимательской деятельности и не допускает злоупотребления монопольным положением на рынке, неправомерным ограничением конкуренции и недобросовестную конкуренцию.

— Вы пытались защищать свои права?

— Мы собираемся обратиться в суд. Вообще я направил в соответствующие органы запросы по этому поводу. Вот ответ таможни, подписанный заместителем председателя господином Шейко: «Государственная таможенная служба Украины рассмотрела письмо с просьбой дать разъяснение по ряду вопросов, связанных с налоговыми и некоторыми другими льготами, которыми пользуются предприятия с иностранными инвестициями при ввозе товаров на территорию Украины. По сути этих вопросов сообщаем. Гостаможенная служба считает, что законодательство по вопросам урегулирования деятельности предприятий с иностранными инвестициями, как действующее ныне, так и действовавшее на время регистрации инвестиций в эти предприятия (1992—1993 годов), не содержит норм, которые могли бы быть основанием для освобождения названных предприятий от уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей, а также от предоставления предварительных и акцизных деклараций и т.д.

Вместе с тем, на протяжении 1997—1998 годов судами Украины был вынесен ряд решений о предоставлении отдельным предприятиям с иностранными инвестициями вышеназванных льгот под видом применения государственных гарантий защиты иностранных инвестиций.

Поскольку в соответствии с частью 5 статьи 124 Конституции Украины судебные решения являются обязательными на всей территории Украины, предприятия с иностранными инвестициями пользуются вышеприведенными льготами исключительно на основании таких решений».

Суть заключается в том, что во всех этих законах и декретах государство гарантирует защиту инвестиции. Если вы вложили в экономику Украины один доллар, вы можете вернуть его себе в любой момент. И к льготам это не имеет никакого отношения. Более того, в уже цитированной мною книжке содержится перечень того, что является характеристикой товаров, считающихся продукцией собственного производства. Такой продукцией не считаются даже смеси. Например, если вы взяли 76- й бензин, а потом добавили туда ароматические углероды, сделали его 80-м, это не будет товаром собственного производства.

Наиболее грамотным был ответ налоговой администрации, который сводился к следующему: налоговых льгот там нет.

В издании «Нефтерынок» приводятся такие данные: « В первом квартале 1999 года крупнейшими оптовыми импортерами бензина в Украину были: «Харьковский филиал ООО Предприятие «Бизон» — 43,2% , «Харьковский филиал ООО Предприятие «Лютня» —22,8%, «Фианит» — 5,2% и ООО «Актив» — 4,9%, импортировавших также 12%, 6,75%, 1,7% и 1,7% (соответственно) дизельного топлива». Все они производили таможенную очистку на льготных условиях. Но в первом квартале 1999 года действовали некоторые ограничения для предприятий с иностранными инвестициями (распоряжение Президента, Постановление 433 Кабинета министров). Несомненно, объем их поставок в настоящее время существенно возрос. Следовательно, монополизация рынка возросла.

Предприятия, о которых мы говорим, как правило, не сами поставляли топливо. Они только льготно растаможивали его. Попросту говоря, делали это «на халяву».

— Каковы ваши прогнозы, в частности, относительно топливного кризиса?

— Сегодня можно избежать топливного кризиса так же, как можно было избежать его в прошлом году: при условии, обнародованном на пресс-конференции в Кабмине Юлией Тимошенко. А именно: на какое-то время ликвидируются все пошлины, акцизы и прочие платежи за ввоз в Украину светлых нефтепродутов. То есть вернуться к ситуации 1995 года: сделать светлые нефтепродукты, скажем, до июня-июля товарами критического импорта. И не будет никакого кризиса. Все предприятия-поставщики станут на какое-то время льготниками, и не будет роста цен. И тогда мы посмотрим, останутся ли предприятия-льготники, о которых мы говорим, на рынке, ведь они работают только на разнице.

Но вернемся к таможенной политике. Сегодня цены на мировом рынке очень высокие. В начале недели средняя цена сырой нефти на фьючерных контрактах составляла 27,63 доллара за барель (1/7 тонны). И мы не можем уйти от этих цен. В частности, страны ОПЕК планируют на следующий год согласовать квоты добычи таким образом, чтобы средняя цена по году примерно составляла 30 долларов за барель. И если наша таможенная политика не станет гибкой, то ближайшие 20 лет мы не будем обеспечивать себя собственными нефтепродуктами. Поскольку мы, как и Россия, не можем «отвязаться» от мировой цены, акцизы и пошлины должны быть переменными. Увеличивается цена на мировом рынке — мы снижаем этот барьер, падает цена на мировом рынке — увеличиваем его. Это должно осуществляться автоматически. Таким образом мы сохраним территорию Украины привлекательной для российского и иных поставщиков. Можно будет говорить о стабилизации цен. Все это возможно, если не ставить во главу угла исключительно прибыль отдельных предприятий.

Как известно, Президент в своей речи назвал сумму потерь бюджета из-за льгот в 40 млрд.грн. А по нефтепродуктам — около 4 млрд. А мы ходим по Лондону и хотим реструктуризировать 2 млрд. Если господин Ющенко хочет закрывать дыру путем ликвидации льгот на проезд пенсионеров, афганцев и милиционеров, то это не решение проблемы. Складывается впечатление, что бюджет строится по очень простому принципу: отобрать у бедных или относительно бедных, отдать нищим, остальное оставить богатым. И, как сказал Президент, проблема перешла из экономической области в политическую.

Конституционный суд шесть месяцев рассматривал этот вопрос по обращению Президентской Администрации. Решение состоит более чем из 20 страниц, а в заключение отмечено, что все урегулировано действующим законодательством. А что урегулировано — никто не пишет.

В конце концов хочется спросить все ведомства, причастные к этому делу: кто может назвать раздел закона, сам закон и дату его принятия, на основании которого эти льготы якобы существовали вообще?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно