Вестфальская система: испытание ХХІ веком

27 февраля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск № 7, 27 февраля-6 марта 2015г.
Отправить
Отправить

ООН только тогда станет сильной, когда будет действовать быстро и эффективно, поскольку ее опорой в поддержании мира и безопасности является подавляющее большинство стран мира. Ведь разрушительная сила современного оружия настолько велика, что с финансовой точки зрения нанесенный ущерб придется возмещать десятки лет.

Вестфальская система: испытание ХХІ веком

Новая история знает три модели мирового порядка, которые формировались адекватно уровню развития цивилизационного прогресса. Первая сложилась в Европе после Тридцатилетней войны, закончившейся Вестфальским миром 24 октября 1648 г. Она и до сих пор служит базовой основой международных отношений. Вестфальская система с определенными модификациями просуществовала до Первой мировой войны и была самой продолжительной в новой истории.

Тридцатилетняя война - первая общеевропейская война. Кроме общей цели, все ее участники имели свои личные интересы. Война была весьма опустошительной и вынудила тогдашних руководителей европейских стран задуматься над решением назревших проблем политической договоренностью равных и суверенных государств. На Вестфальском конгрессе, который проходил одновременно в Мюнстере и Оснабрюке, был достигнут первый успех: Нидерланды и Швейцарию признали независимыми государствами, суверенные права получили и многочисленные немецкие княжества. Были сделаны первые шаги к признанию суверенитета как обязательного принципа, присущего государству. Тогда же окончательно получил легитимность известный еще со времен Рима и Аугсбургского мира 1555 г. тезис: чье государство, того и вера, что окончательно положило конец господствующим позициям католицизма в Европе.

До Вестфальской системы международных отношений доминировало право силы, к которому часто прибегали в своих интересах большие и сильные против малых и слабых. С обретением ею действия насилие не исчезло, но правовое признание приобрели факторы сдерживания. При наличии соперничества больших получил легитимность юридический принцип неприкосновенности суверенных государств. Таким образом, вступал в силу принцип договоренности в формуле системы равновесий, и малые государства продолжали функционировать наряду с большими. Лишь в Европе выжили такие "карлики" как Андорра, Лихтенштейн, Монако, Сан-Марино. К сожалению, железным правилом это не стало. Но страх агрессора за собственную безопасность оказался сдерживающим фактором. Потому что если кто-то из сильных в своих утилитарных целях стремился расширить собственную территорию за счет малых и слабых, возвыситься над другими большими, то получал в ответ коалицию - договор о военном союзе оппонентов агрессора. Которые заботились, прежде всего, о собственных интересах и покое, но от чего в конечном результате выигрывали все.

Вестфальская система впервые утвердила полный суверенитет как верховенство государства на своей территории и в межгосударственных делах, легитимизировала понятие "национальное государство" с его границами, четкими функциями и обязанностями. Время, когда крупные феодалы, игнорируя власть, вели переговоры с чужими государствами, кануло в небытие. Государственная власть служила главной движущей силой всей общественной жизни страны, а ведение международной политики от имени нации стало исключительно ее прерогативой. Общество, его члены выступали ее подданными.

Механизм защиты суверенных государств совершенствовался веками, закладывая идеи суверенного права на жизнь всех государств, новый взгляд на государство, его место в сообществе других. Был установлен баланс сил великих держав, который на начальном этапе представляли Франция и Великобритания, Швеция, империя Габсбургов, в значительной степени и Речь Посполитая. Одна из великих, наиболее авторитетных и сильных, выполняла функцию балансира. В ХVІІІ, ХІХ, первой трети ХХ в. им была Великобритания, а с 40-х гг. ХХ в. и по сей день - США.

Вместе с тем Вестфальская система была направлена против имперских попыток ликвидировать партикулярную систему, не допустить формирования суверенных национальных государств, а значит и распада империй. Попытки вернуться к использованию права силы, к утилитаризму терпели неудачу (Наполеоновские войны, Крымская война 1853–1856 гг. и др.)

Общественно-политический и техническо-модернизационный процессы цивилизационного развития видоизменяли саму систему. Этническая основа понятия "нация" стала политической, причиной чего были миграционные процессы, особенно второй половины ХХ в. На формирование политических наций влияло также развитие рыночной эпохи. Однако ее главные принципы и положения сохраняли свою актуальность и значимость, становились достоянием последующих моделей мирового порядка, их базовой основой, чему способствовало цивилизационное усовершенствование экономического, политического и организационно-структурного развития обществ, особенно демократических.

Ее базовые принципы "суверенитет" и "система коллективной безопасности" в новейшее время стали достоянием уставов международных организаций (ООН, ОБСЕ, НАТО), основой важных межгосударственных актов. После двух мировых войн особое внимание международного сообщества уделяется системе безопасности. Она - продукт исторического развития коалиции. Создаваемая в мирное время для предотвращения и сопротивления агрессии, система коллективной безопасности как высшая степень коалиции направлена против нарушителей мирового порядка, международного права и государственного суверенитета каждой из более
200 стран мира.

В ХХІ в. система коллективной безопасности представляется более важной и более приемлемой, чем военный союз. В основе ее силы лежит не только военный, но и экономический компонент, который в эпоху глобализации имеет не менее разрушительную силу, чем оружие. К сожалению, несмотря на обнадеживающие свершения в мире после 1991 г., аннексия Крыма, необъявленная война против Украины перечеркнули принципы Вестфальской системы, все прежние усилия в формировании многополюсной модели мира, контуры которой едва наметились. Эти события разрушили всю договорную систему, выработанную многими поколениями политиков, дипломатов, юристов. Ядерное оружие, заложенное в военные доктрины, перестает восприниматься как сдерживающий фактор. Вместе с тем проявилось крайне опасное явление пренебрежения государственным суверенитетом. Если это своевременно и решительно не остановить, будет разрушен консенсус, на котором строятся ценности цивилизации, оказавшиеся в начале ХХІ в. такими незащищенными.

Тяжелому испытанию подверглось отношение к суверенитету и коллективной безопасности. Наметилась реальная попытка вернуться к двуполярному противостоянию по линии демократия - тоталитаризм, что может привести к жесткой непримиримости с непредсказуемыми последствиями. Негативным фактором является и то, что международное сообщество до сих пор не выработало четко прописанных правил наказания агрессора за посягательство на национальные границы суверенных государств. Примеры конкретных правил в мировой практике есть. Если какая-то из 54 стран Содружества (Британского) нарушает принципы демократии, прибегает к авторитаризму/тоталитаризму, то подлежит автоматическому исключению из организации.

Политику Запада с целью помочь постсоветским странам стать равноправными членами международного сообщества Россия восприняла как наступление на ее имперские интересы. Отсюда неприятие изменений в Европе и мире, стремление ликвидировать новый государственный порядок на постсоветском пространстве, не допустить полного суверенитета Украины как наиболее реального препятствия на пути восстановления евразийской империи.

Действия России против украинской суверенности мир воспринял как нарушение международного порядка, в частности Заключительного акта 1975 г. в Хельсинки, Будапештского меморандума 1994 г., как абсолютное пренебрежение российско-украинским пакетом межгосударственных договоров и соглашений. На месте силы права снова воцарилось право силы. Москва снова подтвердила, что суверенитет союзных республик в составе СССР был лишь имитацией, квазисуверенитетом, который прикрывал советский колониализм. Их стремление к полному суверенитету - для Кремля нечто надуманное и не укладывается в стратегию имперского мышления.

Ответом на нарушение Москвой вестфальских принципов стала антироссийская коалиция западных демократических государств, поддержанная десятками стран - членов ООН во всем мире. И хотя у нее другие очертания и набор инструментов влияния, ее нелетальные удары по нарушителю принципов международной жизни чувствительнее пушек и танков. Сила коалиции - в экономическом могуществе современного глобализированного мира. Как следствие - Россия оказывается во все более жесткой изоляции.

Вместе с тем мир ожидает решительных шагов от европейских и мировых организаций, особенно ООН. Международная организация, которая, согласно замыслу основателей, стоит на страже мира и безопасности в мире, теоретически имеет право прибегнуть к акциям наказания вплоть до лишения нарушителя членства в ООН. Однако практически сделать это непросто. Сам порядок процесса нечеткий и лукавый. Согласно уставу ООН он начинается с представления Совбеза в Генассамблею ООН. А в нем все решают пять постоянных членов. И если хоть один наложит вето, решение не будет принято. Все знают наперед, чем закончится заседание Совбеза. Факт остается фактом: нельзя постоянному члену одновременно обозначать свое высокое присутствие и ответственность в Совбезе и разрушать основы, на которых стоит ООН. Нынешняя ситуация требует неотложных изменений, прежде всего реформирования Совбеза с его одиозным вето-приговором как проявлением абсолютной власти одного постоянного члена над миром и обстоятельствами. ООН нуждается в новом функциональном уставе. Положение, когда победители в войне до сих пор занимают места почетных постоянных членов Совбеза, не соответствует новой расстановке сил. Демократические и достойные уважения в мире Германия и Япония лишены этого, как Индия и Бразилия. Нельзя откладывать и принятие нового положения о миротворческих силах и их функциях, согласно которому высокую миссию миротворца можно предоставлять лишь стране нейтральной, не соседней и не заинтересованной, тем более не фигуранту конфликта.

ООН только тогда станет сильной, когда будет действовать быстро и эффективно, поскольку ее опорой в поддержании мира и безопасности является подавляющее большинство стран мира. Ведь разрушительная сила современного оружия настолько велика, что с финансовой точки зрения нанесенный ущерб придется возмещать десятки лет. Было бы вполне справедливо взимать со стран-агрессоров репарации. Если существует принцип незыблемости международного права, то должно существовать и наказание за его нарушение. В этом случае речь идет об общих универсальных правилах для всех государств мира, которые почти 370 лет назад начали формироваться в Вестфалии. Выработанные там принципы апробированы временем и практикой. И сегодня, как и всегда, весьма уместны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК