SOS: «Срочно нужна невестка!» Бои без правил в практике превентивного сопротивления реприватизации

22 апреля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 22 апреля-6 мая

«Николаевские заводы национализированы. Десятого выезжает комиссия для организации заводоуправления...

«Николаевские заводы национализированы. Десятого выезжает комиссия для организации заводоуправления. Ждите. Руденко» — этот пожелтевший телеграфный бланк, датированный 9 мая 1919 года, хранится в областном госархиве. Тон лаконичного сообщения члена президиума отдела металла Укрсовнархоза Руденко исключал любые сомнения относительно дальнейшей судьбы верфей Николаева. Конечно, и средства связи сегодня другие, и гигантский «Наваль», нынче Черноморский судозавод, не тот, но через 86 лет в украинской столице кораблестроения ожидают подобной депеши. Приблизительно такого содержания: «Принято решение о пересмотре результатов приватизации Черноморского судостроительного завода. Комиссия выезжает завтра. Ждите. Тимошенко». (Вариант подписи — Семенюк.) Собственно, уже ждут. Особенно те, кто полтора года назад стал за штурвал крупнейшей в Европе верфи.

Брак по контракту, писанному
вилами по воде

Еще в августе 2003 года «ЗН» в статье «Проблемы с большой родней?» рассказывало о конфликте ЧСЗ с сельхозпредприятием «Нибулон», выкупившим у завода семигектарную площадку для сооружения зернового терминала. Среди прочего речь шла и о стоимости завода в свете слухов о возможной его приватизации: «...Пока покупатель приценивается к ЧСЗ, ему смело можно говорить: посмотрите, дескать, наша территория — 300 гектаров, только за 7 гектаров мы взяли с «Нибулона» 80 млн. грн., а поэтому 200 млн., фигурирующие в кабинетах Фонда госимущества, — курам на смех». Но в этот раз куры, очевидно, уже не смеялись, а плакали. Потому что 7 октября того же 2003-го ФГИУ выставил на открытые торги 90,25% акций ЧСЗ за 119,3 млн. грн. Торги буквально кипели от напряжения, ибо победитель перекрыл стартовую цену аж... на 5 тыс. грн. На момент продажи ГАХК «ЧСЗ» объединяла семь дочерних предприятий и шесть разнопрофильных ООО, на ее территории было размещено 988 сооружений, в том числе 198 производственного, 461 непроизводственного назначения, 92 складских помещения. В уставный фонд также вошли 12 набережных и стапелей, 173 объекта соцкультбыта.

Подчеркну: за все это добро, размещенное на обширной территории, заплачено 119 млн. грн., в то время как «Нибулону» семь гектаров пустыря, заросшего сорняками, обошлись в 80 миллионов.

Кто же стал счастливчиком? Греки, норвежцы, наш «ИСД», структуры Петра Порошенко, Давида Жвании, Константина Григоришина? Да, все они тогда были на слуху. Но достался ЧСЗ практически неизвестному ОАО «Николаевская малотоннажная верфь» с уставным фондом 2,6 млн. грн., созданному на базе домостроительного цеха завода. В соответствии с условиями конкурса новый владелец должен был погасить долги по зарплате и в Пенсионный фонд, разобраться с кредитами, предоставленными коммерческими банками. И, разумеется, главное: строить суда.

Очень скоро прозвучал первый звоночек: в определенный ФГИУ срок деньги за завод не поступили. Дальше — больше: эмиссия акций, появление новых их владельцев, создание закрытых акционерных обществ, которым передается имущество бывшего уже холдинга. А все эти комбинации (их перечисление заняло бы целую газетную полосу) — при долгах по зарплате, в Пенсионный фонд. И — ни одного построенного судна!

Словом, уже всем, и не только в Николаеве, видно, что брачный контракт с ЧСЗ женихи — российские бизнесмены Игорь и Олег Чуркины — писали вилами по воде. В прошлом году Хозяйственный суд Киева уже выносил решение об аннулировании договора купли-продажи акций ЧСЗ, через месяц, правда, диаметрально изменив свою точку зрения. Причина, объяснил 15 апреля на встрече с черноморцами губернатор Александр Садыков, известна: в суд позвонил по телефону Леонид Кучма. В марте этого года уже областная прокуратура обратилась с судебным иском в интересах государства в связи с невыполнением ОАО «Николаевская малотоннажная верфь» договорных обязательств. Похоже, радикальную позицию заняло и новое руководство ФГИУ.

Каков же выход из этой острой ситуации? Российские вчерашние женихи, освоившись в новой семье, избрали сугубо украинский вариант: «Чья это плахта висит? — виновата невестка!» Дальше — дело нехитрое: начались поиски невестки.

Невестка-1, то есть городские власти

Намыв — сорокатысячный жилой массив, застроенный Черноморским заводом. Еще в первой половине девяностых, когда гендиректором был легендарный Юрий Макаров, со своего десятого этажа я каждое утро созерцал бесконечную многотысячную колонну черноморцев, тянувшихся на завод (самого Макарова тогдашний премьер Леонид Кучма, приехав на завод, пренебрежительно обзовет красным дредноутом — эх, сейчас бы нам такого «дредноута», как покойный Юрий Иванович, вместо малотоннажных яхт братьев Чуркиных!). Со временем правление ГАХК «ЧСЗ» возглавил Полтавцев, и уже при нем колонна каждый год редела, а при Чуркиных пересохла в узенький ручеек. Рабочие и инженеры, кто совсем уволенный, кто переведенный на неполную занятость, неделями и месяцами звонко забивают «козла», просто пьют пиво и самогон или ловят в Буге тарань, чтобы, продав рыбу на рынке, снова отправиться опять-таки в забегаловку. Впрочем, не все. Определенная часть, начиная со второй половины девяностых, взялась ходить в колоннах в другую сторону — через улицу Советскую на центральную площадь города. Там корабелы поднимали вверх транспаранты и плакаты, брали в руки громкоговорители и клеймили власть: Кабмин, Верховную Раду, областную администрацию, мэрию.

Все это происходило перманентно и казалось бесконечным, как грохот шахтерских касок на киевской мостовой. Но в последнее время протестные променады черноморцев все-таки пошли на убыль. Но тут сказали свое слово так называемые реаниматоры — братья Чуркины. И снова — «Прочь!». Только уже не трогают высоких чинов из Киева и губернатора, возлагая надежды на новую власть. Основные претензии мэру: «Чайка, отдай зарплату!»

— Чтобы запустить завод, — говорит Владимир Чайка, — нужно самое малое 200 млн. грн. Вложено же всего 11 млн., а это капля в море. Выход один — расторжение договора купли-продажи и приход нового, настоящего инвестора. Я предложил Чуркиным продать свой бизнес, но они не хотят. К тому же возникла мифическая задолженность мэрии перед ЧСЗ за предоставленную тепловую энергию. Но ведь это долги тех же черноморцев, которых обслуживало подразделение ЧСЗ — «Черноморбытсервис». Когда мы вынужденно приняли жилье Черноморского судостроительного, нам достался в наследство и ЖЭК. В принципе мы могли бы вернуть заводу 5,9 млн., но пусть ЧСЗ, который задолжал коммунальным предприятиям города, заплатит 13 млн. грн. К тому же Чуркины сознательно обманывают заводчан, уверяя их, что долг за тепловую энергию пошел бы на невыплаченную зарплату.

Обратился мэр к городской общине и с таким вопросом: сколько должны платить за землепользование гости-бизнесмены, если активы ЧСЗ уже принадлежат фирмам, не имеющим никакого отношения к преференциям СЭЗ «Николаев»? За год набегает сумма в 2,5 млн. грн.

Невестка-2,или Влияние животноводческой фермы
на инвестиции в судостроение

Кому уж не везет в отношениях с ЧСЗ, так это сельхозпредприятию «Нибулон». В начале статьи я уже упоминал о позапрошлогодней публикации «ЗН» на эту тему. Тогда дело выглядело так, что ГАХК «ЧСЗ», продав «Нибулону» часть своей свободной от какой-либо производственной деятельности территории и быстро проев дармовые деньги, начала всячески препятствовать агрофирме, в результате чего полностью остановилось строительство крупного зернового терминала. Палки в колесах были такими прочными, что на стройплощадку не могли попасть не только монтажники или автомобили, но и сам руководитель «Нибулона» Алексей Вадатурский, и николаевский нардеп, зампред комитета ВР по вопросам экономической политики, управления народным хозяйством, собственности и инвестиций Владимир Матвеев, и мэр Николаева Владимир Чайка. Наконец напряжение спало, тем более что на завод пришли новые владельцы, а всего через год потерял губернаторскую власть и Алексей Гаркуша.

Впрочем, завод продолжает разрушаться еще более высокими темпами — нужна невестка! Вовсе не слепой жребий снова выпал на «Нибулон». А поскольку время админшлагбаумов истекло, зерновой терминал уже построен и успешно функционирует, изменилась и погода в облгосадминистрации — хозяева верфи прибегли к публичной риторике. В частности, в одном из мартовских номеров журнала «Бизнес» председатель наблюдательного совета ОАО «Черноморский судостроительный завод» Игорь Чуркин именно «Нибулон» называет структурой, заинтересованной в смене владельца ЧСЗ. Интервью настолько, мягко говоря, необъективное, что в Николаеве озаботились дилеммой: или бизнесмен практически ничего не знает о проблемах собственного холдинга, или сознательно говорит неправду. Вот цитата: «Было продано фирме «Нибулон» 70% лучших достроечных набережных... В дальнейшем «Нибулон» был освобожден от уплаты пошлин и налогов — вот и родился новый «бизнесмен».

Во-первых, «Нибулон» купил пустырь под названием «незавершенное строительство», то есть не приобрел ни единого метра не то что лучших, но и просто достроечных набережных. И даже сегодня, вложив в строительство терминала более 180 млн. грн. (сравним эту сумму с той, которую получило государство за весь огромный завод!), у «Нибулона» есть причал протяженностью 350 метров, что никак не может составлять 70% от имеющихся у завода 1350 метров.

Во-вторых, «Нибулон» приобрел объект три года назад, а известен он на внутреннем и внешнем рынках еще с 1991 года. Именно это предприятие первым из украинских аграриев получило в 1998 году кредит Всемирного банка в рамках проекта развития экспорта Украины. Таков новый «бизнесмен». Явно взято с потолка и утверждение Игоря Чуркина, что «Нибулон» — «частный порт», которому передана «водная акватория ЧСЗ».

Создается впечатление, что для молодых и амбициозных братьев Чуркиных просто не существует направлений деятельности, где бы они не чувствовали себя специалистами высшего класса: не заладились дела во Львове на ЛАЗе — не беда, будут поднимать судостроение. В Николаеве коллектив дочернего предприятия «Меридиан» просит председателя ОГА «защитить корабелов от произвола нынешнего собственника в лице братьев Чуркиных, а уникальную верфь — от уничтожения» — без толку, братья научат Алексея Вадатурского, как работать на селе. 38-летнего выпускника Свердловской медицинской академии Игоря Чуркина (образование 25-летнего Олега неизвестно) не пугало, что он бросает вызов вице-президенту Украинской зерновой ассоциации, отмеченному разнообразными отличиями, наградами, премиями и т.п. Специальность, опыт — ничто, главное — пиар-технологии.

И вот уже на заводе изготавливают транспаранты «Вадатурского — за решетку!», «Нибулону» — позор», едут за 110 километров в село Лидиевку Домановского района и, проведя соответствующую агитационную работу среди крестьян, отправляют их на автобусе в Киев. «Вот вам отель, вот вам мобилки — звоните домой, вот транспаранты, фото- и кинокамеры. Требуйте встречи с Президентом, а мы все устроим». Да, устроили и провели на разговор. Возмущение лидиевцев тиражируют и комментируют киевские газеты и телекомпании.

А теперь посмотрим на Лидиевку не с Печерских холмов, а с Прибужья, вблизи. Девять лет назад «Нибулон» взял в долгосрочное пользование 2600 гектаров земли, ранее принадлежавших колхозу «Лидиевский» — одному из самых отсталых хозяйств области. Уже тогда кредиторская задолженность колхоза достигала полутора миллионов гривен, а зарплаты люди не видели второй год. Неоднократно делегации лидиевцев обращались к Вадатурскому с просьбой взять Лидиевку под крыло «Нибулона», неоднократно Вадатурский отказывался и говорил крестьянам: «Подумайте, впереди распаевание, а вы на сорок девять лет лишитесь права распоряжаться своей землей». Аналогичными были разъяснения и специалистов-землеустроителей — все зря. Обнищавшее село хотело конкретной работы, гарантированных заработков, хотя бы небольших сдвигов в социальной сфере.

В результате все жители села написали заявления об отказе от коллективной формы собственности. Земля так и осталась в государственной собственности, а «Нибулон», в соответствии с госактом, получил право постоянного пользования. В 1996 году в Лидиевской школе было два некомплектных класса, сейчас — девять полноценных. Содержание школы — от зарплаты учителям до компьютеров — все эти годы только за счет агрофирмы.

Ежегодно все жители села, включая и тех, кто не работает в фирме, получают социальную помощь, в прошлом году, например, по 847 грн. Чтобы оценить эту сумму, следует отметить: сдавая свою землю в аренду по сегодняшним расценкам, лидиевцы получали бы на четверть меньше. Средняя зарплата возросла с 81 до 547 грн. в 2004 году. Получают ее лидиевцы регулярно, дважды в месяц, твердо зная, что столько не зарабатывают ни в одном селе района. Сейчас в небольшом селе 22 частных автомобиля, девять лет назад не было ни одного. За счет «Нибулона» пять лидиевцев стажировались в фермерских хозяйствах Германии, из той же Германии завезли на ферму элитных коров.

Да, у крестьян есть претензии к Алексею Вадатурскому, особенно учитывая его фанатичную борьбу с ворами и пьяницами. Но если сегодня хотя бы один человек поднимет вопрос о выделении земельного пая, его нужно решать. Но как? Выход из этой коллизии законодательно не предусмотрен. Единственный вариант — частный предприниматель Вадатурский хлопает дверью, плюет на потраченные миллионы и навсегда прощается с Лидиевкой. Вариант возможный, но практически нереальный. Тем более что не виден цивилизованный компромисс: одна сторона в результате давления получает конкретный результат, другая остается в полном проигрыше. Но, ради Бога, могут ли здесь помочь Вадатурскому и крестьянам братья Чуркины?

И именно в то время, когда подстрекаемые Чуркиными лидиевцы пикетировали секретариат Президента, на Черноморском судостроительном заводе шел митинг с участием тысячи рабочих и служащих «Меридиана», протестовавших против политики новых владельцев верфи.

* * *

Несмотря на почти тупиковую ситуацию, которую создали на ЧСЗ гастролеры-«инвесторы», подавляющее большинство николаевцев, с которыми я общался в последние дни, все-таки настроены оптимистично: слишком глубоко вошел в сознание многих поколений Черноморский завод — не только как крупная верфь, но и как символ края. Символ, который предыдущий состав правительства фактически растоптал: одним из своих последних решений от 23 декабря 2004 года Кабмин уже не отнес завод к объектам, имеющим стратегическое значение. Были причины, чтобы так спешить!

И в заключение. Понятно, что определяющую роль в удивительном действе с приватизацией Черноморского завода, с судами-пересудами и так далее сыграла власть, от которой мы избавились. Поэтому как гром среди ясного неба прозвучали откровения Игоря Чуркина журналу «Бизнес»: «Прежняя власть сделала ряд преступных шагов к уничтожению завода», «Думаю, такой скандально-коррупционный бизнес с приходом новой власти умрет». Ряды «оранжевых» множатся даже за счет Чуркиных?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно