РЫБЕ ТОЖЕ НУЖЕН ЗОНТИК

20 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 20 июля-27 июля

После того как рыбная отрасль потеряла в стране самостоятельный статус, перейдя под крыло АПК, она приобрела вес на местном уровне...

После того как рыбная отрасль потеряла в стране самостоятельный статус, перейдя под крыло АПК, она приобрела вес на местном уровне. Во всяком случае, в Одесской области. Впервые за последние годы о ней заговорили местные власти, взявшись наводить порядок в рыбацкой вотчине. Ведь, несмотря на предпринимаемые государством меры, сегодня по-прежнему необходимо спасать и саму рыбу, и всю рыбную отрасль.

 

Спад, начавшийся десять лет назад, продолжается. А то, что на рынках появились в изобилии осетровые, еще ни о чем не говорит. В достатке рыбы нет. Ввиду дороговизны населению доступна лишь атерина, которая в сытые времена шла на переработку. Употребляли ее в пищу только в 47-м, спасаясь от голода. Да вот сегодня.

Вместе с тем Одесская область занимает второе место в стране по вылову рыбы. Так что глядя на положение дел в этом регионе, можно представить себе, на каком свете мы находимся.

Одесщина обладает уникальными водоемами, каких в мире нет. Взять хотя бы озеро Катлабуг или Днестровский лиман — в лучшие времена они давали 700 тонн раков в год. В одном только Днестровском лимане ловили рыбы столько, сколько сегодня во всех водоемах вместе взятых. Но все это в прошлом. Статистика свидетельствует: в 1988 году вылов рыбы на внутренних водоемах составил 7,6 тыс. тонн, в 1990-м — 5,4 тыс., 1994-м — 3,5 тыс., 1997-м — 3 тыс., 1998-м — 2,6 тыс., 1999-м — 2,3 тыс. Наконец в прошлом году цифра снизилась 2 тыс. тонн.

Не лучше положение и с морским промыслом. В прошлом году он несколько увеличился (на 1,9 тыс. тонн) и составил 9,6 тыс. Но в этом году из 39 предприятий 22 даже не приступили к промыслу. У большинства просто нет средств, чтобы выйти в море. Ведь для этого надо сперва отремонтировать старенькие суда и заправить их горючим.

Область почти потеряла прудовое хозяйство. Объемы выращивания рыбы за последнее десятилетие снизились более чем втрое. Если в начале 90-х на Одесщине вылавливали 5,5 тыс. т., преимущественно карпа, то сегодня 1,5 тыс., в основном толстолоба, да и то мелкого. Причины? Дорогие корма, электроэнергия, ГСМ. Поэтому многие хозяйства просто-напросто перестали заполнять пруды водой. Им гораздо выгоднее ловить рыбу в лимане, а пруды использовать как сельхозугодья. Вообще, чтобы выжить, бывшие рыбколхозы вынуждены заниматься не только рыбой, но и выращиванием свиней, разведением уток, пережиганием извести и многим другим.

 

Для рыбаков вода — так же, как для крестьян земля

 

Сказать, что держава не занимается рыбной отраслью, будет неверно. Здесь, как и везде, идет процесс реформирования. Судя по отчетам, еще в прошлом году было завершено реформирование рыбохозяйственно-аграрных предприятий. Правда, в отличие от КСП, все они, за исключением одного, сохранили структурную целостность. Предприятия, занимающиеся морским промыслом, вроде бы добились для себя статуса сельхозпроизводителя с соответствующим налогообложением. Но теперь нужно закрепить его на практике. Отрадно, что уже в этом году (впервые за несколько последних) они смогли получить льготные кредиты — под 17%. Однако все это, по большому счету, полумеры.

Беда в том, что наши государственные мужи, проводя реформы, забыли о самом главном. «О том, что для рыбаков вода, как для крестьян — земля», — говорит начальник отдела рыбоводства и рыбного хозяйства Главного управления сельского хозяйства и продовольствия облгосадминистрации Владимир Губанов. На эту должность он пришел из одесского филиала Института биологии южных морей НАН Украины, где проработал двадцать лет. Ученый, кандидат биологических наук, он решил теперь стать чиновником, чтобы подойти к решению вопросов рыбной отрасли с практической стороны.

Большинство небольших водоемов общегосударственного значения, которые ранее использовались КСП, сегодня де-юре бесхозны. Реформированные хозяйства и частники хотят их взять в аренду. В облгосадминистрации лежит масса писем с такими просьбами. Но удовлетворить их нет возможности. «В прошлом году была внесена поправка к Водному кодексу, снявшая запрет на аренду, — говорит Губанов. — Однако проблема в том, что нет механизма передачи. Необходимый документ недавно разработан и, насколько мне известно, находится на согласовании в Кабмине. Но сколько он там пролежит, не ясно».

Что касается крупных водоемов, то раньше они были закреплены за рыбколхозами, которые являлись единственными их пользователями. Они сами следили за тем, чтобы в них водилась рыба: за свои деньги зарыбляли, открывали ерики, прочищали каналы, выкашивали тростник. Теперь же, когда водоемы общие и непомерно растет количество пользователей (на один водоем по 10—12), никто не хочет заниматься воспроизводством. А зачем, если потом кто-то придет со стороны на готовое? Итог плачевный: в 2000 году в озера и лиманы было выпущено всего 9,9 млн. штук малька. Для сравнения: в 1999-м — 22 млн.

Государство, конечно, выделяет средства на зарыбление. Но это мизер, нужно в десять раз больше. Самим хозяйствам, занимающимся воспроизводством, оно предоставляет денежную компенсацию, к тому же с них не берут плату за ресурс. Но поскольку это дело добровольное, то хозяйствам проще заплатить за ресурс и не заниматься зарыблением. Кстати, о плате за ресурс. Ее тоже необходимо пересмотреть, считает Губанов. Одесса предлагала ее повысить, но Киев ответил — нецелесообразно.

Вместе с тем эта плата экономически совершенно не обоснована. На одни виды продукции она непомерно высока — скажем, на лягушку (1 тыс. долл. за тонну) — и это отбивает охоту ее вылавливать. На другие — низкая: 340 грн. за тонну осетровых, 6 грн. за тонну кильки (а ее вылавливают тысячами тонн), 34 грн. за тонну рака (хотя на рынке 2 грн. штука и больше) и так далее. Более того, собранные деньги уходят в Киев и там растворяются. Хотя часть этих средств могла бы оставаться в области и целевым назначением направляться на воспроизводство рыбы. «Мы обращались в Киев с таким предложением, но, к сожалению, — подчеркнул Губанов, — нам отказали».

Словом, при реформировании отрасли чиновники забыли, ради чего все затевали. Поэтому в облгосадминистрации выход из создавшейся ситуации видят в одном — в закреплении водоемов за хозяйствами, чтобы человек знал: это его, и если он занимается зарыблением, то для себя. При этом следовало бы передать их во многолетнее пользование специализированным рыбным хозяйствам. Такие примеры в области есть. Это хозяйства на озерах Катлабуг, Китай и Дофиновском лимане. На протяжении многих лет они являются единственными их пользователями. Поэтому охраняют водоемы, зарыбляют, проводят мелиоративные работы. И хотя тамошние хозяйства тоже переживают спад, но объемы вылова рыбы по этим водоемам намного выше.

 

Больше рыбаков — меньше улов

 

Однако такая постановка вопроса входит в противоречие с политикой Госдепартамента рыбного хозяйства. Квоты на вылов рыбы выдает Киев, причем чуть ли не всем желающим. Практически любой предприниматель, имея лодку и несколько сетей, может получить добро на промысел. Но такая политика предоставления квот в объеме 3—15 тонн привела к обратному эффекту: если в первой половине 90-х годов на внутренних водоемах было 17 предприятий и они ловили по 4—5 тыс. тонн рыбы в год, то теперь их 64 и ловят по 2 тыс. тонн. Конечно, статистика не отражает истинного положения дел. Добрая половина улова находится в тени, это ясно всем. Но в том-то все и дело, что квоты в данном случае показывают: чем ценнее рыба, тем ниже процент их освоения (то есть ниже объемы вылова). К примеру, сома — 10%, судака — около 30, леща — свыше 55, тарани — 70, карася — свыше 86 %. Это говорит и о низком уровне сдачи рыбы, и сокрытии улова. Поэтому выдачу квот специалисты предлагают увязывать с их освоением.

К сожалению, за хроническое неосвоение квот Киев еще никого не лишил права на промысел. А область таких рычагов не имеет. Между тем необходимость в том есть. В прошлом году одна организация выловила всего лишь полтонны рыбы и в середине промысла исчезла. И ничего. В этом году снова появилась с квотой на руках.

В свое время именно Одесса выдавала разрешения на вылов рыбы. И это было справедливо, поскольку на месте виднее, кто во что горазд. Конечно, все прекрасно понимают, что столица своего права не отдаст. Поэтому область намерена добиваться, чтобы ей была предоставлена хотя бы возможность согласования или предварительного отбора пользователей водоемов.

В прошлом году при облгосадминистрации был создан координационный совет по вопросам функционирования рыбохозяйственного комплекса, куда вошли и рыбаки. Однако управлять рыбной отраслью, а тем более формировать региональную политику в этой сфере, к чему стремится область, вряд ли получится без конкретных властных рычагов. Правда, есть масса проблем, для решения которых особые полномочия не нужны, но до сих пор они почему-то не решались. Это борьба с браконьерством, с теневым уловом, организация торговли рыбой — сегодня для многих это большая проблема. Дело в том, что у хозяйств нет своих фирменных магазинов, нет базы для торговли на рынках города. У большинства даже нет денег, чтобы отправить на базар машину со своей продукцией.

Прежде этими вопросами занималось объединение «Одессарыба», но года два назад оно самоликвидировалось. Сейчас создано новое — «Причерноморье», куда вошли ряд рыбодобывающих и рыбоперерабатывающих предприятий. У него большие планы, в частности, уже в ближайшее время организовать пункты приема и регистрации рыбы. Как говорит президент этого объединения Владимир Осипчук, это позволит легализовать часть улова и вывести из тени большие объемы продукции.

Однако специалисты считают, что если даже многие проблемы будут решены, накормить население рыбой ни внутренние водоемы, ни Черное море вместе взятые не смогут. Море сильно обеднело. Суда устарели. Есть национальная программа строительства флота для вылова рыбы в Мировом океане, Черном и Азовском морях. Однако строить рыболовецкий флот для Черного моря, с их точки зрения, нецелесообразно. Его сегодня никто не купит, ведь, чтобы вернуть вложенные в него деньги, понадобятся десятилетия. К сожалению, Черное море превратилось в море кильки — на нее приходится 98,2% всего улова. Даже хамсы нет (1%). Добывается 30 тонн бычка, 1,4 тонны камбалы-глоса, 10 тонн камбалы-калкана. Но это не то количество рыбы, которое может оправдать создание нового флота.

По мнению специалистов, насытить рынки возможно только океанической продукцией. В прежние годы от 75 до 85% общего вылова рыбы и производства рыбной продукции в Украине обеспечивал Мировой океан. Но сегодня с океаническим промыслом положение аховое. Если брать предприятия, расположенные в области, то выловом рыбы в океане и прибрежных водах других государств занимается рыбопромышленная компания «Антарктика». Но, к сожалению, свою продукцию она реализует в основном за границей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно