РИНАТ АХМЕТОВ — ПЕРВОЕ ЛИЦО ФК «ШАХТЕР». И НЕ ТОЛЬКО...

21 января, 2000, 00:00 Распечатать

Когда в Донецке речь заходит о президенте футбольного клуба «Шахтер» Ринате Ахметове, то в больши...

Когда в Донецке речь заходит о президенте футбольного клуба «Шахтер» Ринате Ахметове, то в большинстве случаев собеседники, которые еще минуту назад готовы были говорить о ком угодно и что угодно, предпочитают сворачивать разговор. Максимум, что могут позволить, — так это сказать, что он — личность безусловно яркая, но неоднозначная. Если и появляется перед представителями масс-медиа, то говорит исключительно на спортивную тематику. Впрочем, как-то так сложилось, что никто из журналистов и не предпринимал активных попыток поговорить с г-ном Ахметовым о чем-то еще, кроме футбола. Говорить о фирме «Люкс» было признаком дурного тона, пытаться без приглашения попасть за забор Ботанического сада, где расположена резиденция президента ФК, мог только тот, кто «перебрал» с просмотром фильмов о Джеймсе Бонде. При этом многие знали, что в Донецкой области есть Ринат и что он ее Хозяин…

— Ринат Леонидович, насколько вы известны в Донецкой области, настолько и «зашифрованы». Связано это с тем, что мало кто знает, кем вы были до того момента, пока не стали президентом футбольного клуба «Шахтер». Вы можете восполнить этот пробел?

— Родился в Донецке, в простой рабочей семье. Детство и школьные годы прошли в Куйбышевском районе. После окончания школы некоторое время работал, а затем пришел в бизнес. Вернее будет сказать, что больше учился работать, перенимая опыт других.

— Кто дал вам самые ценные уроки?

— Я брал самое лучшее у всех тех умных людей, с кем тогда сталкивала меня судьба. Самое главное, что и сейчас не считаю зазорным учиться у того, кто делает какую-либо работу лучше меня.

— Говорят, что своими успехами, в том числе и в бизнесе, вы обязаны тому, что очень недурственно играете в карты. Иными словами, вы — настоящий игрок, который может просчитывать ситуацию наперед, чтобы на финише игры все козыри были у него на руках. Это так?

— Я действительно люблю играть в «дурака», поскольку эта игра хорошо развивает и тренирует мозги.

— И позволяет оставлять в «дураках» соперников...

— Абсолютно не стыдно проиграть самому. Главное — сделать после поражения правильные выводы. Это мой принцип.

— На чем вы заработали свой первоначальный капитал?

— Первые серьезные деньги появились после того, как в 1995 году открыл Донецкий городской банк. Я стоял у истоков его создания и в настоящее время, кроме того, что являюсь акционером «Донгорбанка», возглавляю его наблюдательный совет. Банк выступает как один из спонсоров ФК «Шахтер», постоянно развивается, и я рад, что все так происходит. Именно с этими двумя предприятиями и можно меня ассоциировать.

— Наша встреча проходит на территории фирмы «Люкс». Она имеет к вам какое- либо отношение?

— Я акционер данной фирмы...

— В каких фирмах вы еще выступаете в роли акционера?

— Это коммерческая тайна. Может, через несколько лет и скажу... Но смею заверить, что там, где я являюсь акционером, дело имеет хорошее будущее. И оно всегда связано с Украиной. (Особо любопытные могут обратить свой взгляд на последнюю страницу календаря ФК «Шахтер-2000», где среди спонсоров, кроме «Донгорбанка», отмечены «Индустриальный союз Донбасса», фирмы «АРС», «Гефест», «Укрподшипник», «Leman commodities S.A.», «Embrol Ukraine limited» и другие. — С.К.)

— Наверняка анализируете, как развивается ваш бизнес на территории Донецкой области. Как вы считаете, он все время движется поступательно?

— Тяжело давать самому себе оценку, но думаю, что каждый мой шаг направлен вперед.

— Почему, когда разговор заходит о людях, которые принимают решения, от которых зависит благополучие и нормальная жизнь в этом регионе, очень часто впереди многих известных фамилий стоит ваша?

— Возможно, это происходит из-за того, что моя фамилия начинается с первой буквы алфавита.

— Как вы объясните тот факт, что когда речь заходит о развитии бизнеса на территории Донецкой области, то люди, желающие вложить деньги, в частных беседах говорят о том, что вначале им надо договориться с Ринатом, а потом со всеми остальными?

— Когда люди делают предложение о ведении совместного бизнеса, то я им благодарен за то, что они видят в моем лице делового партнера. Вероятно, они знают о том, что если я буду заниматься делом, то в первую очередь буду вкладывать в него душу. Учитывая, в первую очередь интересы государства; во-вторых, интересы людей, которые работают на конкретном предприятии, и, в-третьих, интересы инвесторов. Если все эти три составляющие сходятся, то у дела есть будущее. Нет — никогда за него не возьмусь. Это уже мои вопросы, как я определяю возможности того или иного человека по ведению совместного бизнеса. Пока получается так, что мне везет на порядочных, достойных и умных людей.

— Неужели за все то время, что вы находитесь в бизнесе, вас ни разу не пытались «подставить»?

— Честно скажу, нет. Я верю людям, но это не значит, что иду на первое встречное предложение и веду бизнес с теми, в порядочности кого сомневаюсь. Моя сила — правда. Я скажу, как отношусь к жизни... Самые высокие мысли подсказывает нам сердце. И если оно говорит мне, что с этим человеком можно иметь дело и он понимает меня, то иду ему навстречу. Если у нас разные взгляды, ничего не получится. Даже если речь идет о возможной выгоде...

— Вы уже говорили, что интересы потенциальных инвесторов для вас отнюдь не на последнем месте. В Донецкой области вовсю идет процесс наполнения конкретными деловыми предложениями созданных свободных экономических зон. Как вы к этому относитесь и принимаете ли участие в этой работе?

— Раз такое решение было принято, будем ждать, когда придут первые результаты. На момент, когда говорю эти слова, я не вижу своего участия в деятельности СЭЗ. Но постоянно об этом думаю.

— Одна из этих зон находится на юге города Мариуполя и захватывает часть территории комбината «Азовсталь», на котором в настоящее время директором является г- н Сахно, в назначении которого вы сыграли не последнюю роль...

— Вы переоцениваете мои возможности. Это все слова. В кадровые перестановки на «Азовстали» никогда не вмешивался. И г-на Сахно видел всего два раза в своей жизни. Единственные кадровые перестановки, которые могут быть связаны с моим именем, касаются ФК «Шахтер».

— В таком случае выходит, что то обстоятельство, что большинство контрактов на поставку металлопродукции с комбината «Азовсталь» проходят через фирму «Leman commodities S.A.», которая входит в число спонсоров футбольного клуба, является чисто случайным совпадением?

— Я знаком с руководителями данной фирмы и уважаю их за то, что они делают. Но это не значит, что я имею отношение к их бизнес-проектам. По большому счету, металл будет продаваться через ту фирму, которая предложит наилучшие условия. В таком случае остальным компаниям надо задуматься над тем, как ее превзойти, чтобы можно было претендовать на этот участок рынка. Конечно, я не директор «Азовстали», но думаю, что если абстрактная фирма сегодня предложит условия лучше, чем «Leman commodities S.A.», то завтра контракты будут у нее.

— Я предлагаю вернуться в прошлое, в начало 90-х годов. Именно тогда руководство фирмы «Атон» и лично г-н Маркулов начали разговор о создании СЭЗ, привлечении инвестиций, приватизации металлургических заводов и т.д. Прошло несколько лет: фирмы нет, ее руководитель находится за пределами Украины, а идеи начинают воплощаться в жизнь теми структурами, с которыми вас связывают общие интересы. Получается, что вы очень хорошо проанализировали работу тех, кто работал ранее?

— Глубоко и детально в их работу я не вникал.

— В одном из последних номеров российского журнала «Эксперт» был приведен перечень украинских предприятий, которые могут быть переданы России в качестве погашения долгов перед ней. Среди них значится и комбинат «Азовсталь». Вы готовы к тому, что в области возможен передел собственности?

— Для развития любого предприятия важным является то обстоятельство, чтобы к его руководству приходил достойный собственник. Посмотрим, какая из российских компаний будет соответствовать этому требованию.

— Разве представители украинского бизнеса не могут быть достойными собственниками?

— Могут. И мне, как патриоту Украины, хочется, чтобы так оно и было.

— Оставим в стороне проблемы металлургов и посмотрим в сторону моря, на Азовское морское пароходство, а через него — на Первый украинский международный банк, который буквально несколько месяцев назад выкупил у АМП собственные акции. Как считают эксперты, если бы руководство банка не пошло на этот шаг, то акции ПУМБ оказались бы в руках структур, находящихся под вашим контролем...

— Я хочу продать акции «Донгорбанка». Скажите кому — и продам. Вопрос, за сколько... Желание купить акции предприятия показывает, что оно работает и представляет интерес. Пусть продолжает в том же духе. Мне хватает «Донгорбанка», который я очень люблю. Мне незачем покупать акции ПУМБ. «Донгорбанк», может быть, уже завтра начнет открывать филиалы по Украине, увеличит уставный фонд и т.д., и эта работа представляет для меня гораздо больший интерес.

— А как же быть с легендой, что бывшему генеральному директору «Азовстали» Александру Булянде от вас поступило предложение продать принадлежащий ему пакет акций ПУМБ по двойному номиналу?

— Эта легенда не соответствует реально происшедшим событиям.

— Как бы вы могли охарактеризовать работу, проводимую руководством «Индустриального союза Донбасса»?

— Они всей своей деятельностью доказывают, что работают на благо области и Украины. Их концепция ведения бизнеса выдержала проверку временем и доказала, что имеет право на существование. Для сведения, уточню, что меня нет в числе акционеров этой фирмы.

— Работа фирм «ИСД» и «АРС» в соседней Луганской области уже успела получить высокую оценку со стороны местного областного руководства. Благодаря усилиям представителей донецкого бизнеса, удалось снять напряжение среди горняков ГХК «Краснодонуголь». Можно ли рассматривать этот опыт, как первый шаг по расширению вашего бизнеса в другие регионы Украины?

— Если я могу принести пользу тем людям, которые увидят во мне делового партнера, способного качественно выполнять работу, то почему бы и нет? Мы долго думали над предложением по «Краснодонуглю», но когда решение было принято, то пришли, подняли и показали, что можно своевременно платить заработную плату и тем самым снять социальные проблемы.

— Не исключен вариант, что один из руководителей «ИСД» г-н Гайдук в самом скором времени может стать заместителем министра топливно-энергетического комплекса Сергея Тулуба, кстати, тоже выходца из Донецкой области. Если это назначение произойдет, как вы к этому отнесетесь?

— Так как я не работаю на рынке энергоносителей, то этот вопрос остро передо мной не стоит. Знаю только, что г-н Гайдук своим приходом усилит любое предприятие. В том числе и министерство.

— Вы — представитель молодого поколения донецкой деловой и политической элиты. Как складываются ваши отношения с теми, кто сделал себе имя раньше? С тем же мэром Донецка Владимиром Рыбаком или Ефимом Звягильским, губернатором Виктором Януковичем?

— Я очень уважительно отношусь к ним всем, и между нами никогда не существовало разногласий.

— На подписании договора о сотрудничестве между Донецкой и Днепропетровской областями вы присутствовали в качестве президента ФК «Шахтер» или в качестве представителя одной из самых влиятельных в регионе бизнес-структуры?

— Это все взаимосвязано...

— Но со стороны Днепропетровска не был замечен президент ФК «Днепр»...

— Не стоит забывать, что сидящий перед вами человек все-таки является председателем совета «Донгорбанка». И меня волнует судьба области. Возможно, в недалеком будущем банк начнет финансировать те или иные проекты. Угольная промышленность нуждается в финансировании? Вне всякого сомнения! И от подписания договора выиграют очень многие предприятия — как в Донецкой, так и в Днепропетровской областях.

У нас есть уголь, а у соседей — железнорудное сырье. Местные производители должны быть уверены в том, что оно сюда будет заходить в нужном объеме четко по графику. Потому что, в противном случае, даже при добытом в необходимом количестве угле металлургические комбинаты все равно снизят объемы выпускаемой продукции. Аналогичная ситуация складывается и в Днепропетровске. Выполнение данной задачи позволяет перейти от громких слов к конкретным делам, которые включают в себя решение проблемы железнодорожных перевозок и сохранения существующих рынков сбыта.

— Давая характеристику предыдущему президенту ФК «Шахтер» Александру Брагину, который трагически погиб в результате взрыва, многие политики Донецкой области в доверительных беседах говорили о том, что он был патриотом Донбасса. Был авторитетом и препятствием. Благодаря таким людям, как Брагин, бесполезно искать в Донецкой области структуры Лазаренко. Означает ли подписанный договор, что между двумя областями сняты все противоречия и отныне они будут работать вместе на общее благое дело?

— Александр Сергеевич действительно был патриотом Донецкой области и очень любил свой город. Он не занимался тем, что решал, кого впустить в область, а кого — нет. Просто люди, которые приходили к нему с плохими намерениями, не имели здесь будущего. То, что здесь не работают какие- либо компании, это не чья-то личная заслуга, а позиция директоров заводов, которые преданно служат делу своих предприятий. Они никогда не купят за 1,5 доллара то, что стоит 1 доллар. Что касается противоречий, то во многом они были созданы искусственно. Думаю, что правильный подход к делу позволит их снять раз и навсегда.

— Если уж мы вспомнили о Павле Ивановиче, то в частных беседах он говорил о том, что единственный человек в Украине, с которым он может говорить на равных, — это вы. Как вам удалось добиться от него столь лестной оценки?

— Скажу честно, что это для меня большая новость, поскольку я ни разу лично с ним не общался. А теперь я буду долго думать, почему он так говорил...

— Вы исповедуете мусульманскую религию. В Донецке была организована Партия мусульман Украины, которую возглавляет Рашид Брагин. Являетесь ли вы ее членом и оказываете ли ей финансовую поддержку?

— В меру своих сил помогаю, но активной политической деятельности не веду.

— Вопрос о том, кого вы поддержали на прошедших выборах, можно не задавать?

— Как гражданин Украины я отдал свой голос за ныне действующего Президента.

— Фирмы, в которых вы числитесь, как акционер, принимали участие в предвыборной кампании Леонида Даниловича?

— Нет. Единственное, что вся команда «Шахтер» приняла решение о его поддержке, и я не отказал им в этом праве.

— Какие у вас отношения с почетным президентом ФК «Динамо» (Киев) Григорием Суркисом?

— Нас связывают как дружеские отношения, так и «производственные». У каждого болит сердце за свою команду и за украинский футбол в целом.

— Футбол для вас — дело жизни, бизнес, который может приносить доход, или что-то еще?

— Первый вариант, поскольку бизнеса здесь нет. Наоборот, пока вкладывать приходится больше, чем получать взамен. Но я об этом не жалею, поскольку это моя внутренняя потребность. Я хочу вкладывать еще больше.

Сергей КОРАБЛЕВ
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно