ПОЛЬША — УКРАИНА: «ЖЕЛЕЗНАЯ» ЛЮБОВЬ В «СЕНЯХ» ЕВРОПЫ

12 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 12 марта-19 марта

Еще не так давно польско-украинские отношения были образцом взаимодействия двух государств, одн...

 

Еще не так давно польско-украинские отношения были образцом взаимодействия двух государств, одно из которых практически стало полноправным членом дружной европейской семьи и при этом всячески помогало другому не чувствовать себя бедным родственником, стоящим в сенях. Скорее всего, статус-кво сохранится и в дальнейшем, но не стоит исключать и того обстоятельства, что события последних трех недель заставят политиков и деловых людей на берегах как Вислы, так и Днепра взглянуть на эти отношения по-новому.

О том, что, теоретически выиграв (украинская версия) приватизационный конкурс по продаже польского металлургического завода Huta Czestochowa, украинская корпорация «Индустриальный союз Донбасса», тем не менее, практически его проиграла (польская версия), говорили в последнее время много. Тон обсуждению задал Президент Украины Леонид Кучма, заявив, что когда он в последний раз был в Варшаве, в прессе появилась информация о победе «ИСД» в тендере на покупку меткомбината. Кучма лично поздравил победителей. Он был рад этому факту среди прочего и потому, что украинская корпорация победила такую компанию, как британско-индийский холдинг LNM/Ispat. Но затем Президента проинформировали, что все произошло с точностью до наоборот, и он поручил Министерству иностранных дел и Кабинету министров разобраться, что же случилось в действительности, поскольку «своих нужно защищать». Чем все и занимаются до сих пор. В меру своих сил и возможностей.

Особенности «демократической» приватизации

Давая свой комментарий относительно хода конкурса по продаже меткомбината, Президент Украины выразил удивление по поводу того, какая в соседней стране полная «демократия» в приватизации. «Я подумал, может, и нам так сделать: есть у нас Фонд госимущества, он сказал «этот выиграл» — и все, поставить точку», — как бы позавидовал Кучма. Но те, кто анализировал приватизационный процесс в Польше раньше, не усмотрели в происшедшем с «ИСД» ничего нового. Примеры приватизационной «демократии» говорят сами за себя…

Пример первый. В октябре 1999 года министр государственного имущества Польши продал голландско-португальскому консорциуму Eureko-BIG 30-процентный пакет акций Государственного управления страхования — крупнейшей компании Польши. Приватизационный договор предусматривал, что покупатель акций и Фонд госимущества (владелец 55% акций) приложат максимум усилий для того, чтобы на продажу был выставлен следующий, 21-процентный пакет акций PZU S.A., в случае покупки которого Eureko-BIG получал контроль над Государственным управлением страхования.

Более того, продажу 30% акций PZU S.A. консорциум трактовал как «предварительную договоренность» в деле получения контроля над польской компанией в результате ее дальнейшей приватизации. Основанием для подобной «мечты» служил почти 1 млрд. долл., отданных Eureko-BIG за PZU S.A. По мнению многих экспертов, за страховую компанию заплатили очень большую цену... Но последовавшие затем смены министра государственного имущества, польского правительства привели к тому, что дальнейшая приватизация Государственного управления страхования постоянно откладывается, и когда она завершится — не может сказать никто.

Все это время между консорциумом Eureko-BIG и польским правительством продолжалось выяснение отношений. Для защиты своих интересов консорциум обратился за помощью в Евросоюз, к правительствам Голландии и Португалии. Помогли эти обращения или нет — вопрос спорный, но в конце февраля 2002 года на страницах Financial Times польское правительство увидело «черную метку» —слова о том, что если процесс приватизации PZU S.A. будет и дальше тормозиться, то это может быть препятствием для переговоров Польши с Евросоюзом.

В конце концов спор дошел до Арбитражного суда в Стокгольме, который заблокировал любую смену собственника в PZU S.A. Консорциум Eureko-BIG неоднократно подчеркивал готовность расторгнуть договор о покупке 30% акций, добиваясь аналогичного шага со стороны правительства. Действия же последнего комментировались в польской прессе как недоброжелательные по отношению к иностранному инвестору...

Пример второй. Второй раз октябрь вошел в историю польской приватизации три года спустя, после того как 15 октября министр государственного имущества Веслав Качмарек принял решение о продаже контрольного пакета акций (85%) варшавской энергопоставляющей компании STOEN немецкому концерну RWE. Данное решение вызвало в Польше неоднозначную политическую реакцию. Министру государственного имущества вменялось в вину то, что он выполняет приватизационные планы на 2002 год, невзирая на то, что STOEN продается ниже ее реальной цены. Кроме того, под угрозу была поставлена безопасность Польши (STOEN владела государственными линиями специальной связи). В рапорте, опубликованном Верховной контрольной палатой, об этом говорилось следующее:

«Данная приватизация может оказаться неэффективной с экономической точки зрения и может нести угрозу энергетической безопасности страны. Создана ситуация, когда государственная монополия на поставку энергии заменяется частной. Критические оценки государственных органов по поводу данной приватизации были необоснованно отброшены или проигнорированы. Министр государственного имущества, нарушив правила, перед подписанием договора о продаже STOEN не проверил возможности угрозы безопасности и обороноспособности страны».

Но несмотря ни на что, приватизационное решение осталось в силе…

Пример третий. Январь 2004 года стал последним месяцем работы в польском Кабмине для министра государственного имущества Петра Чижевского. Премьер Лешек Миллер уволил его с занимаемой должности, и это решение вызвало массу вопросов. В первую очередь всех интересовало, не стоит ли за этим увольнением известный польский бизнесмен Ян Кульчик. Как считают польские СМИ, он уже отправил на «отдых» трех министров государственного имущества. По крайней мере, двоим из них не «повезло» из-за несогласия с предложенными планами приватизации энергетической группы G-8. Акции группы хотела купить фирма El-dystrybucja, контролируемая Яном Кульчиком. Против продажи выступали и Веслав Качмарек, и Петр Чижевский.

Премьер Лешек Миллер утверждает, что отставка Чижевского была вызвана объективными обстоятельствами. Решение вопроса о приватизации группы G-8 должно быть принято в ближайшее время…

Пример четвертый. Самое удивительное, что особенности польской «демократической» приватизации в полной мере испытали на себе не только представители Украины, но и США. Произошло это после того, как US Steel решил приватизировать Polskie Huta Stali. Сделав один заход на «цель» в рамках контракта на поставку в Польшу самолетов F-16 и не добившись желаемого (американцы предложили за предприятие 300 млн. долл. еще до того, как было принято решение о его приватизации), US Steel пошел на второй «круг». В этот момент желание посоперничать с американцами выразил холдинг LNM/Ispat.

Поначалу для US Steel все складывалось замечательно. В фаворитах приватизационной гонки он ходил до тех пор, пока к представителю фирмы не подошел человек, представившийся другом вице-министра государственного имущества Анджея Шараварского (который курировал приватизацию PHS), с предложением обеспечить US Steel победу. А в качестве гонорара за эту услугу он попросил 26 млн. долл.

Но это еще не был конец американской приватизационной мечты. Наступил он после того, как US Steel обратилась в прокуратуру с заявлением по поводу принуждения к даче взятки… Оказалось, что друзей, просящих 26 млн. долл., у вице-министра нет и он никого ни о чем не просил. Судебное заседание, на котором он выступает в качестве свидетеля, никак не может начаться, а победителем конкурса по продаже PHS был признан холдинг LNM/Ispat…

Надежда Криворожского ГОКОРа?

Именно холдинг LNM/Ispat стал главным конкурентом «ИСД» в ходе приватизации меткомбината Hutа Czestochowа, так что самое время познакомиться с ним поближе. Тем более не исключена вероятность того, что именно он будет одним из инвесторов Криворожского горно-обогатительного комбината окисленных руд. По крайней мере, о возможности такого сотрудничества говорилось после встреч Лакшми Миттала с Президентом Украины.

LNM/Ispat известен в деловом мире как британско-индийский конгломерат во главе с Лакшми Митталом, который руководит им в Великобритании через компании, зарегистрированные в Голландии и на Антильских островах. LNM/Ispat часто принимает участие в приватизационных конкурсах в развивающихся странах, а также в Европе и Южной Америке. В своих предложениях холдинг позиционирует себя как долгосрочного инвестора, который приходит на помощь с целью модернизации и улучшения ситуации на предприятиях-банкротах.

Однако специалисты, анализирующие работу LNM/Ispat, отмечают одну его особенность. Очень часто холдинг оказывается в центре скандалов, связанных с нарушением условий договоров, «непрозрачными» контактами с политиками, финансированием предвыборных кампаний (не в Индии…) и т.д. Плюс к этому — проблемы с охраной труда и ненадлежащее исполнение инвестиционных обязательств.

В качестве доказательств того, о чем говорилось выше, противники LNM/Ispat приводят несколько примеров, наиболее наглядно подтверждающих правоту их слов.

Пример первый — политический.

Осенью 2001 года LNM Holdings (компания зарегистрирована на Антильских островах в 1993 году. Является непосредственным владельцем активов LNM в Африке, Чехии, Индонезии, Казахстане и Румынии, а также владеет контрольным пакетом Ispat International. Занимает высшую ступень в иерархии холдинга. Регистрация на Антильских островах оберегает компанию от публикации финансовых отчетов и т.д.) стал полновластным хозяином меткомбината Sidex в Румынии. То, что происходило в дальнейшем, вызвало в Румынии массу вопросов. Например, почему после появления у меткомбината нового хозяина произошло списание долгов предприятия, и ему были предоставлены налоговые льготы? И почему столь существенной оказалась разница между предложенной первоначально суммой инвестиции и деньгами, фактически заплаченными за прокатное производство?

Но еще больше вопросов возникло в Лондоне, где местную прессу интересовало, в первую очередь, следующее: за какие услуги LNM Holdings перечислила 125 000 фунтов на счет лейбористской партии и был ли случайным ответный «реверанс» Тони Блэра, написавшего письмо премьер-министру Румынии. Радость по поводу того, что LNM Holdings станет собственником меткомбината Sidex, британский премьер выразил в своем письме еще до того, как состоялась продажа...

Пример второй — политико-социальный.

В 1995 году LNM/Ispat купил Карагандинский металлургический комбинат. Произошло это после того, как правительство Казахстана издало ряд постановлений, объявлявших Кармет банкротом, а затем облегчавших его переход под патронат LNM/Ispat. Летом 2002 года в ходе выступления на Би-би-си Йохан Ситард (исполнял функции директора Кармета) заявил, что перечислил 100 млн. долл. на счет фирмы, «стимулировавшей» работу чиновников в вопросе получения контроля над меткомбинатом.

В 2000 году правительство Казахстана приняло новое трудовое законодательство, которое, по мнению аналитиков, дает работникам еще меньше прав, чем они имели во времена СССР. Используя его положения, LNM/Ispat отверг все требования рабочих по их защите после выхода на пенсию, в случае гибели или утраты трудоспособности на производстве и т.д.

Пример третий — социальный.

В мае 1996 года LNM/Ispat купил ирландский Irish Steel за символическую сумму — один фунт, получив при этом значительные дотации. Инвестиционные обязательства были рассчитаны на пять лет с сохранением 331 рабочего места на протяжении всего этого срока. Спустя пять лет все рабочие были уволены без предварительного уведомления…

Приватизация меткомбината Huta Czestochowa:
взгляд из Польши

О приватизации обанкротившегося предприятия в городе Ченстохове сказано уже достаточно. И о том, что принятие решения в пользу LNM/Ispat было продиктовано тем, что холдинг выбрали в качестве стратегического партнера для польской металлургической промышленности. И о том, что «ИСД» обязался вложить в польский завод 118 млн. евро инвестиций, обеспечить гарантию трудоустройства для всего его коллектива на пять лет, а также увеличить производство стали на протяжении трех лет с 0,5 до 1,4 млн. тонн, причем это предложение было лучшим, чем индийское. И об аргументации, приведенной в письме LNM/Ispat в адрес польского правительства, которому было предложено пересмотреть процедуру тендера: она во многом совпадает с текстом письма, направленного министром государственного имущества Збигневом Каневским в адрес украинского посла в Польше Игоря Харченко. И о том, что в Ченстохове расположен политехнический институт, считающийся ведущим в Польше по подготовке специалистов для металлургической промышленности, и в планах «ИСД» стоит создание на его базе центра подготовки специалистов. В ходе встречи руководства корпорации с городскими властями особо подчеркивалось, что приход инвестора из Украины даст новый толчок развитию Ченстохова: будет создан технологический парк, на территории которого предприятия смогли бы работать в условиях свободных экономических зон.

Осталось сказать всего ничего. Почему все-таки украинская фирма, не проиграв своему сопернику, финиширует второй? Ниже приводится версия событий, которую удалось сконструировать по результатам встреч в польской столице.

Изначально LNM/Ispat не собирался покупать меткомбинат Huta Czestochowa S.A., поскольку при принятии решения о покупке Polskie Huta Stali (PHS) индийско-польские «джентльмены» договорились о том, что польская сторона делает все возможное, чтобы Huta Czestochowa перестала быть конкурентом PHS. Это решение было пересмотрено, когда вице-министр госимущества Анджей Шараварский отказался дать письменную гарантию этой договоренности. Но он был совсем не против покупки меткомбината индийским инвестором. Возможно, те, кто хотел победы LNM/Ispat, были уверены в ней на 100%, поэтому даже не занимались подбором членов тендерной комиссии. Как оказалось, зря…

Свою работу комиссия закончила в конце декабря, но ее заключение, в котором говорилось о победе «ИСД», не прошло дальше вице-министра Анджея Шараварского. Одновременно с этим полковник Павел П-кий (вице-шеф ABW — аналога одного из подразделений нашей СБУ), курировавший процесс приватизации по поручению польского правительства, совместно с подчиненными стал проводить беседы с представителями тендерного комитета, чтобы они сделали свой выбор в пользу LNM/Ispat.

Несмотря на все это, обнародование решения в пользу «ИСД» должно было произойти во время визита Президента Л.Кучмы в Польшу в начале февраля 2004 года. Но оно оказалось заблокированным. Более того, решение уже должно было принимать правительство после консультаций с президентом Квасьневским. В ночь на 20 февраля с.г. министр государственного имущества Збигнев Каневский в разговоре с представителями СМИ сообщил, что в конкурсе по приватизации меткомбината Huta Czestochowa победил холдинг LNM/Ispat. Впоследствии эти слова трактовались, как личная точка зрения министра…

Однако всем участникам данного процесса оставалось сделать последний шаг — убедить в победе LNM президента Квасьневского, который прежде не раз говорил о победе «ИСД».

В качестве аргументации для президента была использована информация, будто «ИСД» связан с организованными преступными группировками и через него в Польшу зайдет российский капитал, чего так боится польская сторона. Хотя еще на первоначальной стадии тендера были поданы все необходимые документы о финансовом состояния «ИСД», структуре корпорации, составе акционеров и т.д. И тогда вопросы ни у кого не возникли. А уже постфактум министерство госимущества Польши заказало две «независимые» экспертизы на предмет того, что реально представляет собой «ИСД». Их результат, по странному совпадению, оказался идентичен с теми сведениями, которые были предоставлены президенту Польши. Не исключено, что скоро они появятся и в СМИ нашего западного соседа…

Металл и уголь на весах политики

Вполне вероятно, что столь блистательная операция удалась Лакшми Митталу потому, что он просто ввел в заблуждение многих людей как в Киеве, так и в Варшаве. Поляков Лакшми Миттал «развел» обещанием создать новый Arcelor (крупнейший производитель стали в мире) на территории отдельно взятого государства. Плюс к этому решить вопрос с постройкой в Польше завода Hundai, что способствовало бы притоку иностранных инвестиций в страну, созданию новых рабочих мест и т.д. При этом почему-то не было сказано, что еще три месяца назад LNM/Ispat заключил с Hundai контракт на поставку листового металла на завод, расположенный в Словакии. Соответственно, все это время г-н Миттал знал, что в Польше Hundai не появится ни при каких обстоятельствах, что в итоге и произошло. Панство по этому поводу теперь очень убивается…

Кроме этого, глава LNM мог просигнализировать нужным людям в польской столице, что имеет влияние на украинскую сторону. В том числе через людей, близких к Президенту Леониду Кучме, которые попросили индийских денег на воплощение в жизнь своих инвестиционных мечтаний, связанных, например, с приватизацией «Павлоградугля». В настоящее время известный украинский бизнесмен заверяет многих уважаемых людей, что он не имеет никакого отношения к происходящему в Польше. Да, предлагал человеку, имеющему вид на жительство в Великобритании, парочку инвестиционных проектов, но никаких гарантий (особенно с политической составляющей) не давал. И вообще, будет делать все возможное, чтобы Президент выступал на стороне украинского бизнеса.

Почему Президент не поддерживал «ИСД» раньше? Потому что понимал, что за поддержку частной компании демократический Запад потребует у него что-то взамен. И далеко не факт, что этим чем-то Леонид Данилович захочет пожертвовать.

Правда, в Варшаве никто не ожидал, что реакция украинской стороны на происшедшее будет столь быстрой и жесткой. Возможно, что и сам Лакшми Миттал до конца не верит, что представители украинского бизнеса, контролирующие металлургию, смогут договориться между собой и принять решение о совместных действиях, последствием которых станет блокирование любых его попыток подобраться к рудной базе в Украине. Но такое развитие событий вполне вероятно. В результате обещанный польский Arcelor окажется на голодном пайке. К слову, из 6 млн. тонн руды, потребляемых Polskie Huta Stali, 5 млн. ей поставляют украинские фирмы. А поскольку отечественные меткомбинаты планируют в самое ближайшее время увеличить производство стали, эта руда будет для них очень кстати.

Кроме сказанного выше, этот скандал показал, с каким серьезным противником придется иметь дело в самом ближайшем будущем украинскому бизнесу. С бизнесменом, который хочет вложить деньги в Криворожский горно-обогатительный комбинат окисленных руд для того, чтобы стать своим человеком в закрытом клубе украинских политиков и бизнесменов. Вопрос лишь в том, рады ли будут они его там увидеть?

Не стоит сбрасывать со счетов предположение о том, что сложившаяся ситуация могла быть использована и для решения вопросов внутри Украины. В преддверии выборов руководители фирм-доноров предстоящего процесса могли бы заключить между собой соглашение о роли каждого в приближающемся историческом событии. Естественно, что корпорация «ИСД» не могла стоять в стороне. Но спустя некоторое время тот же глава президентской администрации привел бы руководству фирмы доказательства того, КТО играл в соседней стране против «ИСД». Вполне возможно, что, узнав об этом, руководство «ИСД» посчитало бы себя свободным от всех ранее данных обещаний. А этот шаг автоматически повлек бы за собой атаку на представителей всей «донецкой» группы. Кого она собирается поддерживать в предстоящих президентских выборах?..

А пока процесс поиска правды в деле приватизации меткомбината Huta Czestochowa идет своим путем. Индийцы проводят работу по заключению социального контракта. Представители четырех из пяти профсоюзов меткомбината, с которыми удалось пообщаться, говорят, что им по большому счету все равно, какой инвестор придет на завод. Главное, чтобы впоследствии его слова не разошлись с конкретными делами. Об особенностях обращения руководства LNM/Ispat с ранее взятыми на себя социальными обязательствами (на примере Ирландии и Казахстана) они не проинформированы. Они видят, что профсоюзы идут своей дорогой, представители «ИСД» — своей, и надеются, что в конце концов эти дороги сойдутся в одной точке.

В свою очередь «ИСД» вышел с предложением купить Polskie Huta Stali на 10% дороже, чем это предложил LNM/Ispat, и тем самым обеспечить металлургическую промышленность Польши сырьем. Наглядно продемонстрировав, кто на самом деле является для Польши стратегическим партнером. Поскольку без полноценной сырьевой базы через несколько лет Polskie Huta Stali может стать металлургическим «призраком», с которым полякам надо будет что-то делать.

Вариант хоть и несколько из области фантастики, но, как ни странно, возможный. Несмотря на то, что 27 октября 2003 года Министерство государственного имущества подписало договор о продаже Polskie Huta Stali, окончательно продажа LNM/Ispat предприятия будет считаться состоявшейся только после того, как будут выполнены определенные условия: получено согласие от Министерства внутренних дел, Антимонопольного комитета и т.д. Пока этого не произойдет, нельзя говорить о том, что LNM/Ispat является полноценным владельцем PHS...

Чем завершится эта история, в данный момент не рискнет сказать никто. Как она повлияет на украино-польские отношения? Вопрос интересный, поскольку все попытки встретиться с причастными к ней польскими чиновниками не находили отклика с их стороны. Будет ли создан прецедент защиты украинского предприятия на территории другой страны? Это уже зависит от позиции самой Украины. Равно как и то, будут ли с ней и ее интересами считаться в дальнейшем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24, 22 июня-25 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно