Энергоприватизация. Раунд первый

25 ноября, 2011, 15:30 Распечатать Выпуск №43, 25 ноября-2 декабря

В запланированной мирной продаже госпакетов акций «Западэнерго» и «Киев­энер­го» гражданину Украины Ахметову Ринату Леонидовичу неожиданно возникли некоторые сложности.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

На нынешней неделе страна могла наблюдать маленькое приватизационное шоу. В запланированной мирной продаже госпакетов акций «Западэнерго» и «Киев­энер­го» гражданину Украины Ахметову Ринату Леонидовичу (на конкурсе его представляет «Донец­кая топливно-энергетическая компания», ДТЭК) неожиданно возникли некоторые сложности. В конкурсе по «Киевэнерго» внезапно нарисовался конкурент, что вызвало едва ли не истерическую реакцию и привело к немедленному переносу конкурса на полмесяца.

Началось с того, что на прошлой неделе вместе с ожидаемой заявкой от ДТЭК обнаружилась еще одна: от «Полтаваоблэнерго» (принадлежит Константину Григоришину и Игорю Коломойс­кому).

Мягко говоря, ее не очень ждали. Необходимо отметить, что сама ДТЭК сдержанно поприветствовала конкурента, заявив, что ее «радует наличие конкуренции в конкурсе на покупку «Киевэнерго». И тут же уточнила: надеется, что Фонд госимущества Украины сможет обеспечить «абсолютную прозрачность и легитимность конкурса», так как «пока мы не знаем, кто наш реальный соперник».

Последняя фраза, увы, соответствует действительности, хотя «Полтаваоблэнерго» — не самая мелкая компания на рынке, а по качеству управления традиционно лучше того же «Киевэнерго». Однако гендиректор ДТЭК Максим Тимченко прав — до сих пор не очень понятно, кто из основных владельцев полтавской энергокомпании принял решение идти на конкурс. В частности, у Коломойского от этого сдержанно открещиваются, кивая на Григоришина. Возник и резонный вопрос: а чего они хотят?

ДТЭК давно и тщательно концентрировала акции и как раз накануне конкурса довела свою долю в «Киевэнерго» до 46,8%. В эту цифру входят и 12,73% акций, «оприходованных» в 2009 году молодой командой Черно­вец­кого у городской общины.

Автор сознательно не употребляет слово «украденных», так как это определение может применять исключительно мудрый и независимый украинский суд. Правда, в конце мая Киевсовет принял решение обратиться в Генпрокуратуру для проверки законности отчуждения коммунальных акций «Киевэнерго». Тогда за это проголосовали 83 депутата, то есть и часть провластных.

Официальная же точка зрения мэрии более сдержанна: «Пакет акций в размере 12,7%, принадлежавший Киеву, по решению Киевсовета был внесен в уставный фонд ЗАО «Компания «Киевэнергохолдинг» более четырех лет назад. Затем пакет был передан в уставный фонд ООО «Киевские энергосистемы», после чего акции несколько раз перепродавались. Все сделки законны по форме и содержанию, хотя мы считаем ошибочными решения об отчуждении этого пакета акций из коммунальной собственности».

Впрочем, вероятность возврата городу потерянных акций эксперты оценивают как «ничтожно малую».

В этих условиях максимум, что светит «Полтаваоблэнерго», — это блокирующий пакет. Впрочем, учитывая многолетний опыт его владельцев в корпоративных войнах (в том числе друг с другом), это отнюдь не мало и может доставить господину Ахметову кучу сложностей.

Правда, это же автоматически предполагает сложности и для города. Корпоративный конф­ликт (с созданием блокирующего пакета группой Василия Хмельницкого) в «Киевэнерго» уже был и ничем хорошим не запомнился. Два медведя в одной берлоге — это не слишком хорошо, особенно если оба прошли украинскую школу ведения бизнеса.

Классический пример — в том же «Полтаваоблэнерго» из-за разного видения собственниками бизнес-процессов постоянно срываются планы модернизации Кременчугской ТЭЦ.

Игорь Валерьевич вообще славится стремлением максимально минимизировать расходы и выводить на сторону доходы. По существу, речь идет о попытке влезть в чужую схему за бесценок и купить актив, а потом дорого его перепродать или разменять на что-либо ценное. Вопрос в том, насколько готов тот же Коломойский ссориться с Ахметовым. Позиции Рината Леонидовича, конечно, размывают «стаи товарищей» на Банковой, но он вполне влиятелен. А Игоря Валерьевича гораздо больше интересует не «Киевэнерго», а расположенный на Полтавщине Кременчугский нефтеперерабатывающий завод.

Если же это проект сугубо Григоришина, то снова возникает вопрос, кто за ним стоит? Поскольку с Ахметовым Конс­тан­тин Иванович находится в несколько разных весовых категориях.

Вопрос, как оказалось, не праздный. Поначалу нового претендента бодро отсеяли с помощью нашего героического Антимонопольного комитета, заявившего, что компанией «Полтаваоблэнерго» не были соблюдены все необходимые процедуры в части предоставления информации о ее конечных собственниках. Это действительно чистая правда — в документах вместо имен гражданина России Константина Григоришина и имеющего смешанное гражданство Игоря Коломойского со товарищи представлена кучка офшоров и их зицпредседателей.

Собственно, многие считали, что этим дело и закончится, «Полтаваоблэнерго» станет ненадлежащим участником конкурса. Правда, это могло спровоцировать серию исков (об одном уже известно) и перевести конкурс в ступор. Благо, опыт уже есть. В самом «Полтаваоблэнерго» в 2008—2010 годах мучительно долго продавался 25-процентный госпакет. Сначала государство хотело получить за него 642 млн. грн., через год соглашалось на 308 млн. А в итоге продало в прошлом году за 168 млн. грн., т.е. почти вчетверо дешевле первоначальной суммы.

Так или иначе, конкурс резко притормозил. Было заявлено, что «Полтаваоблэнерго» может предоставить необходимые данные. Ну, а Фонд госимущества займется «дополнительным изучением документов» поданных на конкурс заявок. Так как ДТЭК он вряд ли отсеет, изучать будут второго претендента.

Объективно пауза полезна и городу. Представители ДТЭК периодически поднимают вопрос о срочном заключении многолетнего договора концессии. Аргументируется такая необходимость просто: «Киевэнерго» не владеет коммунальным имуществом, а арендует его до 2017 года. В таких условиях нет уверенности в целесообразности инвестиций в модернизацию коммунальных теплосетей, так как нет гарантий возврата вложенных средств.

Проблема в том, что городское имущество компания собирается взять практически даром. В прошлом году депутатам Киевсовета раздали презентацию видения менеджментом «Киев­энер­го» условий концессии. В частности, две очень крупные ТЭЦ мощностью 1200 МВт, по мудрой оценке финансистов компании, стоят аж… 16,6 млн. долл. Снабжающую полгорода ТЭЦ около Южного моста оценили в… 9,5 долл. за киловатт установленной мощности. А все коммунальное имущество (включая ТЭЦ, кабельное хозяйство, десятки мощных подстанций, тысячи километров труб) — в эквивалент 116 млн. долл.

Любопытно, что сейчас концессия нужна, чтобы иметь актив, «на основании которого банки готовы давать длинные кредиты». Но достаточного объема кредитов в залог имущес­тва, оцененного в сотню миллио­нов, не дадут. Нацбанк не должен разрешить. А если это имущество на самом деле стоит намного больше, то поневоле возникает вопрос: а зачем его кому-то дарить?

Дело в том, что если у компании «Киевэнерго» забрать этот «металлолом» (французская EdF оценивала в 1999 году электрическую часть бизнеса «Киев­энерго» в 1 млрд. долл.), то она автоматически превратится в среднего размера предприятие (примерно как «Полтаваобл­энерго») с большими проблемами. Так, киевляне при компактно расположенных коммуникациях умудряются иметь большие коммерческие потери электроэнергии, чем полтавчане в своих полях и лесах.

Еще интереснее то, что, предлагая в прошлом году условия концессии, компания вообще не собиралась вкладывать в нее ресурсы — все предусмотренные поначалу инвестиции должны были уже на следующий год появиться в тарифе. Сейчас, правда, позицию подкорректировали. Презентацию концессии признали не существовавшей, а если кто-то ее видел, то это было предложение не от ДТЭК, а от государственного «Киевэнерго».

А вот дончане теперь предлагают решать проблему «не за счет повышения тарифов в пять-шесть раз, а за счет привлечения средств на 10—15 лет и плавного выхода на экономически обоснованный тариф». Откровенно говоря, радужная перспектива пятикратного роста цен в исторически обозримом периоде как минимум достойна широкого обсуждения. Однако пока схватка идет под ковром.

Открыто отстаивать свою позицию городу сложно (учитывая политическую обстановку), а соглашаться на предложенные условия — страшно. Ведь если приватизация «Киевэнерго» — это по факту банальное юридическое оформление статус-кво (компания и так уже несколько лет конт­ролируется Ахметовым), то принятие на себя обязательств по резкому наращиванию тарифов для населения в канун выборов — это совсем другая песня.

И нынешняя пауза в приватизации дает прекрасный шанс перенести это решение на поствыборный период. Впрочем, это уже отдельная тема.

Так что в пятницу, 25 ноября, Ринат Леонидович купил только 45% «Западэнерго» (за 1,932 млрд. грн.), с чем мы его и поздравляем. Тем более что на фоне других он, несомненно, лучший инвестор энергетики в Украине. Конечно, в мире есть инвесторы помощнее, а государство могло бы продать активы подороже и поумнее. Но в данном случае приоритетность вопросов экономики была далеко не на первом плане.

Прибавив свежекупленный пакет к уже имеющимся у него 25%, Р.Ахметов получает полный контроль над компанией. Кстати, формирование имевшегося блокирующего пакета было завершено совсем недавно. Для этого компания сначала высвободила из залога в Bank of New York примерно 7% акций (находившихся в обеспечении за ранее выпущенные депозитарные расписки). Так как оперативный контроль над «Западэнерго» давно и прочно связывают с донецкими бизнесменами, вопрос, кому их могли перепродать дальше, был риторическим. Примерно в то же время 6-процентный пакет акций был куплен на вторичном рынке. По иронии судьбы, продавцом стал извечный футбольный оппонент Рината Леонидовича Григорий Суркис.

Так что к конкурсу по «Западэнерго» позиции ДТЭК были очень устойчивы. И то, что никто посторонний туда не вклинится, было совершено ясно еще весной, когда в фонде госимущества прямо говорили, что включат в условия квоту на поставки украинского угля. Что и сделали. Потенциальный покупатель должен будет обеспечивать генерирующую компанию на 70% углем украинской добычи. Учитывая, что угли газовой группы, которые сжигает «Запад­энерго», уже на 60% контролируются структурами ДТЭК, конкурс можно было бы и не проводить.

Дальнейшее можно не читать. Благо, что инвестиционная программа достаточно скромная. Будут отремонтированы блоки, немного повысят их мобильность и соответствие евронормам. В общем, будет проводиться все то же, что уже делается на «Востокэнерго», — малозатратная модернизация. Там имеющиеся 17 блоков собираются привести в порядок к 2018 году, неуверенно обещая построить аж один новый блок (при благоприятной конъюнктуре).

Это, несомненно, нужно и правильно, но есть одно небольшое замечание. Блокам уже не один десяток лет — давно нужны новые. При этом на «Западэнерго» они в еще худшем состоянии.

А новых нет и не предвидится. В октябре М.Тимченко дал интервью «Инвестиционной газете», пообещав восстанавливать на «Западэнерго» два-три блока в год. По его оценкам, это будет обходиться в сумму около миллиарда гривен ежегодно, что похоже на правду, и добавит «100—150 МВт при относительно небольших инвестициях».

А вот насчет новых блоков было туманно сказано, что «со следующего года начнем проектирование новых блоков на существующих активах». Помнит­ся, по «Востокэнерго» об этом говорят уже лет пять, но все как-то не складывается.

Со свободными деньгами у группы не так хорошо. Как раз накануне конкурса она подписала соглашение с Russian Commercial Bank (Cyprus) Limited (входит в группу принадлежащего российскому государству Внешторгбанка) об открытии кредитной линии в размере 10 млрд. руб. (2,6 млрд. грн.) сроком на пять лет. При этом средства планируется использовать в том числе и на «финансирование программы приобретения активов в соответствии с принятой концепцией долгосрочного развития группы».

Собственно, крайне симптоматично, что в условиях конкурса отсутствовал один небольшой пункт — ограничение на дальнейшую перепродажу. Так что вряд ли Ринат Леонидович будет последним собственником всех активов, которые приобретет в ближайшее время. Что-то сохранит, естественно, но через несколько лет у ряда компаний и/или станций могут появиться другие владельцы. Такого объема инвестиций он просто не потянет.

Хотя очевидно, что продавать их будут по совсем другим ценам.

Ну а пока Ахметов собирает активы. 17 ноября объявлено о начале конкурса по продаже 25-процентного пакета «Днепр­энерго» (состоится 11 января следующего года). Цена установлена на уровне 1,17 млрд. грн.

Приоритетный покупатель — все та же ДТЭК, уже скупившая (или получившая по допэмиссии) почти все имеющиеся в свободном обращении акции. Сейчас у нее 47,6% генерирующей компании. В остальном конкурс вполне напоминает продажу «Западэнерго». Никаких особых обязательств. Требование не менять установленную мощность ТЭС не тянет даже на анекдот — это уже лет пятнадцать как абсолютно абстрактный показатель.

Вообще, энергокомпании продаются примерно по цене металлолома. Недавно аналитики инвестиционной группы «Сократ» проанализировали, что если пересчитать цену в единицах установленной мощности компаний, то она находится на уровне 116 долл. за киловатт для «Западэнер­го» и 180 долл. — для «Киевэнерго».

В России аналогичный показатель для энергетических компаний составлял до кризиса примерно 600—800 долл., на минимуме падал до 160 долл. за киловатт. А в развивающихся странах, по данным «Сократа», генерирующие компании стоили в среднем 284 долл. за киловатт, в развитых — 516 долл. Так что до африканских и латиноамериканских цен нам еще тянуться и тянуться.

Справедливости ради надо сказать, что нынешние приватизационные цены все-таки выше котировок рахитичного украинского фондового рынка. С другой стороны, это показывает реальную оценку фондовиками нынешнего действа. Так как приватизация адресная (покупатель известен заранее), ее начало не привело к росту цены акций (как это обычно происходит). После объявления конкурса она все так же монотонно валилась.

Вот как объясняют столь низкую цену околовластные эксперты. К примеру, член специальной комиссии Верховной Рады по вопросам приватизации Василий Киселев компетентно заявил, что долги выставленных на приватизацию энергокомпаний втрое выше их стоимости: «На текущий момент задолженность выставленных на приватизацию энергокомпаний превышает 11 млрд. грн., которые инвестору надо будет добавить к цене покупки».

ФГИ тактично добавил, что «Донецкоблэнерго» должно 4,3 млрд. грн., «Киевэнерго» — 3,2 млрд., «Западэнерго» — 2,7 млрд.

Требовать от депутатов, чтобы они читали условия конкурса, наверное, неправильно. Поэтому просто для информации — покупатель никаких особых затрат по погашению долгов нести не собирается. Да, его обязали (в пределах купленного пакета) погасить часть долгов перед госбюджетом, Пенсионным фондом, социальными и другими фондами, а также перед работниками и не допускать образования новых. Это совсем иные суммы, на порядок меньшие.

В «Киевэнерго» все еще круче — там задолженность перед «Энергорынком» собираются гасить за счет... «целевых надбавок к тарифам». Иначе говоря, население и бизнес попробуют заставить заплатить еще раз!

Кстати, на этот раз не стали давать паузу и на сокращение персонала. Покупатель сразу может начать увольнения. Первые три года запрещено лишь «сокращать численность работников компании более чем на 5% в год». Наверное, желающие могут обратиться за комментариями к штатной защитнице рабочих, угнетаемых собственниками «Криворожстали», — госпоже Семенюк-Самсоненко.

В январе же на продажу будет выставлено и 40% акций «Донецкоблэнерго». Поскольку 30-процентный пакет компании уже сконцентрирован у Рината Леонидовича, то каких-либо неожиданностей никто не ожидает.

Впрочем, ДТЭК уже заявила, что «мы привыкли побеждать в честной конкурентной борьбе». Посмотрев на нынешний конкурс, охотно веришь. В конце концов, не она же его условия сформулировала. Как минимум формально.

На этой неделе также стали известны условия приватизации еще нескольких компаний. В частности, была утверждена стартовая цена 50% «Закарпатье­облэнерго» — 135 млн. грн.

Кроме того, по словам главы ФГИ Александра Рябченко, Кабмин уже принял решение (сейчас оно на визировании у премьера) по «Черновцы­обл­энерго» и «Винницаоблэнерго». Далее на очереди — третья группа энергокомпаний.

И вообще, как мудро отметил А.Рябченко, «мы ждем любых инвесторов, независимо от географии. Если они готовы развивать украинскую энергетику — для них нет барьеров». Вот с чем-чем, а с чувством юмора у Александра Владимировича всегда было хорошо.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно