«ЭНЕРГОСТАНДАРТНАЯ» ПРИВАТИЗАЦИЯ

12 апреля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 14, 12 апреля-19 апреля 2002г.
Отправить
Отправить

Незадолго до выборов Президент Украины сделал интересное заявление. Итоги приватизации вообще, и в энергетике в частности, были оценены очень скептически...

Незадолго до выборов Президент Украины сделал интересное заявление. Итоги приватизации вообще, и в энергетике в частности, были оценены очень скептически. Оказалось, что те же облэнерго лучше всего было вообще не продавать, и что во Франции, например, все энергокомпании до сих пор государственные. Выступление поначалу привлекало много внимания, но вскоре в предвыборной гонке было забыто. Тем более, что анонсированное принятие закона «О реприватизации» более чем сомнительно. Фактически новому составу парламента, в котором будет масса бизнесменов, предлагается подпилить сук, на котором многие из них сидят. Ожидать энтузиазма в этом деле, конечно, можно, но ждать придется очень уж долго.

И все-таки заявление стало этапным — совершенно очевидно, что приватизации энергетики в 2002 году не будет. Ну и обозначилась тенденция к подведению итогов того, что именно принесла продолжающаяся уже шестой год передача государственных энергокомпаний в частные руки.

В принципе, первый романтический период первичного передела собственности был одинаков во всех отраслях экономики — его основной принцип был достаточно прост: «кто смел, тот и съел». Вторая аксиома была еще проще: у государства полезного барахла много, а управлять им оно не умеет. В принципе обе предпосылки были верными.

Когда в 1996 году начиналась приватизация облэнерго, Минэнерго вдруг показалось, что сейчас в энергетику придут крупные западные фирмы и завалят его и ее деньгами. Впрочем, способности прогнозирования ныне канувшего в Лету министерства всегда вызывали большие сомнения. Так что и на этот раз все получилось немножечко иначе.

Действительно, почти все проданные в 1998 году энергокомпании купили иностранные фирмы. Вот только располагались они сплошь в оффшорных территориях, а их полномочные представители имели либо украинское, либо российское гражданство. Исключением стала разве что луганская энергокомпания, честно купленная основанным тремя украинскими гражданами ООО «Верона+». Впрочем, и по остальным реальные действующие лица просматривались совершенно четко.

Группе, создававшейся вокруг ЗАО «Финансы и кредит», кроме Луганска, досталась еще и Одесса. Остальные пять облэнерго ушли под контроль так называемого Инвестиционного пула… И именно «пуловская» приватизация и является эталонной «образца 1998 года» — и когда ее хвалят или ругают, то имеют в виду именно эту группу.

Интересы пула поначалу представлял кипрский оффшор «Корт Холдинг», засветившийся в знаменитом письме к Валерию Пустовойтенко. Правда, после окончания приватизации пяти энергокомпаний формально пул прекратил существование — серия перепродаж (основной принцип — менее 10%) распылила пакеты во всех пяти облэнерго. И теперь их акционерами является группа мелких оффшоров. Попытки АМК официально узнать, кто стоит за покупателями, еще в самом начале были грамотно пресечены. Сейчас почти завершен перевод акций на номинального держателя — Межрегиональный фондовый союз. После этого структура собственности становится почти непрозрачной.

Реально ничего не изменилось, акционеры дружно продолжали вести «согласованную политику». Да и состав наблюдательных советов приватизированных облэнерго не слишком менялся. Почти одни и те же люди перемещались из одной компании в другую. Бывали даже случаи, когда, к примеру, Ярослав Филатов и Александр Сагура возглавляли наблюдательные советы сразу двух облэнерго; или делегированный в «Херсоноблэнерго» председатель правления некоторое время продолжал возглавлять и «Сумыоблэнерго». Да в общем тесные связи собственников этих энергокомпаний не особо и скрывались. Достаточно почитать документы разных облэнерго, явно писавшихся в одном месте.

После того как власти решили, что оффшорная приватизация — это не очень хорошо, были предприняты и шаги к выходу в свет. Первым шагом к легализации стало создание солидного консорциума «Металлургия», с активами порядка 3 млрд. грн. В него вошли приватизированные группой предприятия металлургии, «Полтаваоблэнерго» и банк «Зевс» (ныне «БИГ-Энергия»). Контрольный пакет банка вполне официально принадлежит тем же приватизированным облэнерго и предприятиям, входящим в эту же группу.

За первым этапом последовал и второй. В начале 2001 года в Антимонопольном комитете было совершенно официально получено разрешение на перевод акций, принадлежащих девяти оффшорам, в управление одному — часто мелькающему в списках украинских предприятий Palladium. При этом декларировалось, что в сумме эти акционеры владеют акциями 16 облэнерго, в том числе пятью контрольными и тремя блокирующими пакетами.

Относительно блокирующих пакетов была проявлена похвальная скромность. Фактически их пять. И в двух компаниях, «Кировоградоблэнерго» и «Тернопольоблэнерго», их пакет превышает 40%, что дает возможность вообще блокировать проведение собрания. Крупный, порядка 34%, пакет во внешне государственном «Запорожьеоблэнерго», и порядка 28% — в Херсоне. В «Николаевоблэнерго» акций поменьше — 24%, однако с учетом взятых в управление 4% этот недостаток тоже устраним.

Реальным руководителем группы является председатель наблюдательного совета «Сумыоблэнерго», Запорожского ферросплавного, член наблюдательного совета АО «Днепроспецсталь» и проч. и прочая — Константин Иванович Григоришин. Несмотря на молодость (ему 36 лет), его роль в истории украинской энергетики последнего десятилетия XX века значительнее, чем роль большинства украинских министров.

Начинать ему приходилось практически с нуля. Хотя начало 90-х годов, когда никому не был известен выпускник Московского физико-технического института, гражданин братской России, Костя Григоришин, было уникальным временем. Страна была еще не бедной — это случится потом. А тогда деньги от развалившейся империи «валялись» разве что не на тротуарах. Надо было только уметь их поднять. Даже многочисленные недоброжелатели признают это умение за Константином Ивановичем. А основным его достоинством, пожалуй, является, редкое умение договариваться и находить компромиссы. Иногда ему удавалось создавать работоспособные связки из, мягко говоря, на дух не переносящих друг друга людей.

Чем только не занимались поначалу: и бензином, и сельским хозяйством. Затем вышли на ферросплавы, а через них — на золотую жилу — к расчетам за ядерное топливо. В середине 90-х годов свежее топливо украинским АЭС должно было доставаться даром. Однако с вывозом отработанного топлива и поставками комплектующих были проблемы. Тогда Григоришин и его российские партнеры и смогли предложить реальную схему расчетов. И дело пошло. На АЭС впервые заговорили о ранее никому не известном московском ЗАО «Созидание» и о дружественных ему компаниях. И если в Москве его возглавлял почти неизвестный в Украине Михаил Соболев, то в Украине ЗАО представлял Григоришин. Так как основной атомной станцией Украины является Запорожская, то именно этот регион и стал базовым. Оплата шла бартером (ферросплавами, сталью и проч.). Там же находились и предприятия, продукция которых шла по схемам. Поначалу с ними просто работали, а потом решили постепенно приватизировать. Не случайно, наверное, среди менеджеров приватизированных облэнерго так много работавших в запорожской European Trading Group?

Сами сделки были почти идеально «вылизаны» юридически и в условиях нормального рынка особых возражений не вызывали бы. Впрочем, тогда бы не было и необходимости в посреднике для расчетов АЭС, имевших номинальную рентабельность 100%. В украинских же условиях это было фантастически выгодно именно оператору схемы: валютная доходность операций доходила до 300%.

Естественно, что как только стали возникать большие деньги, тут же появилось много желающих поучаствовать в их дележе. Часть желающих удавалось отсекать, а с некоторыми… В общем, жизнь есть жизнь. Тем более молодые и энергичные менеджеры поначалу не имели сколько-нибудь серьезного прикрытия. У них были полезные связи на местах, в Москве, Новосибирске, Казахстане. Но этого явно недоставало. Тем не менее вскоре удалось наладить отношения с быстро идущей вверх группой Павла Лазаренко. Но если сначала это серьезно облегчило бизнес, то потом… Павел Иванович из крепкого хозяйственника-орденоносца внезапно превратился во «врага народа №1», и всех, кто был с ним связан, начали «проверять на разрыв». Хотя основной удар пришелся на ЕЭСУ, свою долю «подарков» получил и Григоришин. «Атомный бизнес» у группы практически отобрали. Тем не менее они выстояли и даже укрепили свои позиции.

Нашелся и новый бизнес-партнер: таковыми стали быстро набирающие вес бизнесмены, близкие к растущей фракции СДПУ(о). Новые проекты пришлось проводить уже с ними…

Вообще сотрудничество приносило вполне реальные выгоды, позволив, к примеру, получить тот же Запорожский ферросплавный завод. Естественно, был и обратный поток: «Украинский кредитный банк» неплохо подзаработал на обслуживании счетов облэнерго, участвуя в «зачете века» на 650 млн. грн. и проч.

И все-таки эти отношения никогда не выходили за рамки бизнес-партнерства. Так что слухи об «облэнерго Суркиса» преувеличены. Да и на прошедших выборах люди из группы шли не по спискам эсдеков, а в рядах «яблочно-ананасной» партии.

С началом массовой приватизации группа активно участвовала в больших и малых конкурсах: скупались объекты машиностроения, металлургии, перерабатывающие предприятия АПК. Состоялся успешный выход на «Энергорынок». Поучаствовав в девяти конкурсах (и потратив свыше 100 млн. долл.), они везде одержали победу. Правда, два облэнерго, «Николаев-» и «Черновцыоблэнерго», правительство им не отдало. Но все равно с этого момента группа стала мощной силой в украинской энергетике.

Вопреки истошным воплям Минэнерго об отсутствии опыта работы и о том, что они «уложат» энергокомпании, ничего подобного не произошло. Напротив, их работа стала выгодно смотреться на фоне государственных облэнерго. Да и не мудрено — на последних «давили» слишком уж много групп влияния.

В отличие от государственных, частники финансовый вопрос наладили очень неплохо. Отключая неплательщиков, они быстро навели порядок в компаниях, резко увеличили платежную дисциплину и сбор «живых» денег с потребителей. При этом сильно расслабившимся потребителям было четко сказано: будете платить. И не «фантиками», а деньгами. Если же хотите платить продукцией, — нет проблем, платите, но вдвое-втрое дороже…

Вот только выпускать «выбитые» в нелегкой борьбе из потребителя дензнаки энергоакционеры не торопились. В отношениях с «Энергорынком» они вели себя с точностью до наоборот, громко (и юридически аргументировано) доказывая, что родимый «фантик» — законное средство платежа. Как правило, «родного» удавалось пристроить. После чего генерация начинала думать, у кого будем «тырить» топливо. Ведь купить его на эту бумажку было нельзя. В конце концов газ и уголь получали от государства, сжигали, поставляли электроэнергию и вновь получали «фантик». Разве это не перекачка бюджетных денег в частную компанию?..

Впрочем, полного счастья не случилось. Пришла Юлия Тимошенко и быстро «испортила» замечательные схемы.

Однако в итоге последующего противостояния «фантики» в энергорынке внезапно закончились, надо было платить деньги. Причем уход Тимошенко ничего не изменил: ее преемники продолжали требовать расчетов реальными средствами. Справедливости ради отметим, что этому сопротивлялись как могли. Была предпринята (и с успехом прошла через парламент) попытка на законодательном уровне возобновить бартерные расчеты. Однако теперь ее с крайне жесткой формулировкой ветировал Президент.

Конечно, работать можно и дальше, но реальные доходы сократились. Сейчас в основном держатся на штрафных санкциях к предприятиям, которые затем вкладываются в трудно контролируемые проекты (типа покупки компьютерных программ на почти 100 млн. грн.). Однако эти лазейки достаточно быстро перекрываются, и ругательство «чтоб ты жил на одну зарплату» (т. е. на доходы от лицензионной деятельности) может стать пугающе реальным. Впрочем, так как бизнес многопрофилен, то это хотя и не приятно, но не смертельно. Владение облэнерго дает весьма неплохие возможности для эффективного ведения других рентабельных бизнесов, к примеру, аграрного. Вряд ли вас в этом случае осмелятся «кинуть». И судя по реестрам акционеров многих сельхозпредприятий, дело движется полным ходом. В прошлом году было несколько попыток поставить под контроль основных должников — водоканалы. Но реально получилось немного. В энергетике, после неоднократных попыток взять в аренду с последующим выкупом пару-тройку энергоблоков и успешной аренды Кременчугской ТЭС, особых подвижек пока нет. Разве что продолжается скупка акций у мелких акционеров.

Между прочим, по итогам прошлого года средний уровень расчетов по пяти облэнерго с «Энергорынком» составил почти 95% (значительно выше общеукраинского). А «Полтаваоблэнерго» и «Черниговоблэнерго» вообще полностью рассчитались с «Энергорынком». И тот факт, что при этом денег хватало еще и на «английские программы», лишний раз подтверждает превосходство менеджмента этих компаний.

И все-таки первый, самый прибыльный период для группы позади. В дальнейшем денежка будет доставаться все тяжелее.

Вскоре группа станет вполне публичной структурой. Осенью прошлого года уже обозначилось ЗАО «Группа «Энергетический стандарт», которое должно стать управляющей компанией для вышеупомянутых облэнерго. За образец принята созданная РАО «ЕЭС России» «Средневолжская межрегиональная управляющая энергетическая компания».

Как уже отмечалось, обстановка для пула резко усложнилась, и чтобы развиваться, придется широко использовать свое знаменитое умение искать компромиссы.

Когда в 2001 году компания попробовала участвовать во второй волне приватизации облэнерго, ее просто не допустили к конкурсу. Оба ее претендента — «Полтаваоблэнерго» и его дочерняя компания «Полтавасельхозэнерго» — были не допущены из-за наличия в уставном фонде госдоли, превышающей 25%. Дело было спорное, и группа привычно обратилась в суд, и (непривычно) проиграла. Что было не очень веселым сигналом. Единственное, чего удалось добиться, это снятия с конкурса «Николаевоблэнерго», где конкурс по продаже 40% акций был выигран в 1998 году и который группе так и не отдали.

А тем временем на рынок, где пул с полным основанием считал себя лучшим и самым умным, стали заходить другие мощные силы. Хотя многие ключевые фигуры в пуле имеют российское гражданство, все-таки это, скорее, украинская группа, — основные деньги были заработаны все-таки в Украине. В России то же «Созидание», в лучшем случае, компания средней величины.

Но за будущее придется побороться, причем не с государством — с новыми и сильными игроками. К примеру, сейчас придется бороться за контроль над «Запорожьеоблэнерго», которое казалось уже почти «своим». Сейчас это уже далеко не так очевидно. А история с «Запорожабразивом» показала, что игра будет очень жесткой. И удастся ли сохранить контроль, еще не факт.

Впрочем, вышеназванная группа была, есть и будет. В частности, она наверняка станет участвовать и в следующей волне приватизации. Что-что, а опыт у нее есть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК