На какую модель аграрного сектора должна ориентироваться Украина в стратегической перспективе?

5 июля, 2013, 19:25 Распечатать Выпуск №25, 5 июля-12 июля

Общественные блага, которые должны создаваться в процессе сельскохозяйственного производства, продуцируются недостаточно, а семейный тип хозяйствования, наиболее полно ориентированный на создание этих благ и предотвращение бедности в сельской среде, не получает надлежащего содействия развитию.

В последнее время в определенных правительственных и научных кругах была развернута работа по подготовке проекта Стратегии развития аграрного сектора экономики на период до 2020 г. Возглавляет эту работу Министерство аграрной политики и продовольствия Украины. В узком и традиционном значении стратегия — это некоторый замысел, общий план действий, в широком — комплекс интеллектуальных усилий и решений, позволяющих оптимизировать переход из сегодняшнего дня в желаемое будущее. В обоих смыслах стратегия должна была бы очертить, прежде всего, будущую модель аграрного сектора Украины. Именно это является основным назначением разрабатываемого документа и именно это вызывает больше всего недоразумений и ошибочных толкований. По этому поводу авторы частично уже высказывали свою точку зрения на страницах ZN.UA ("Какая модель агросектора нужна Украине?", №18 от 18 мая 2012 г.). Здесь же она подается в более концентрированном виде с тем, чтобы привлечь внимание к необходимости научно обоснованного и общественно ориентированного определения стратегических перспектив развития отечественного сельского хозяйства и села.

Методологической основой формирования стратегий для аграрного сектора в Европейском Союзе и развитых странах мира является концепция многофункциональности сельского хозяйства (эта отрасль является сердцевиной агросектора). Она исходит из того, что сельское хозяйство как вид экономической деятельности продуцирует не только товары, но и незаменимые общественные блага (услуги) нетоварного характера, важнейшие из которых — продовольственная безопасность, экономические условия существования сельского населения, воспроизведение крестьянства, поддержание экологического равновесия, сохранение биоразнообразия и т.п. Собственно, продуцирование упомянутых и других общественных благ (услуг) служит основанием для предоставления субъектам хозяйствования в сельском хозяйстве государственной поддержки.

Отечественная же модель аграрного производства, сформированная в течение двух последних десятилетий, не обеспечивает выполнения им его многофункциональной миссии. Она только дает возможность наращивать производственный и экспортный потенциал и получать весомые финансовые результаты определенному кругу производителей, т.е. является структурно разбалансированной. Подобный подход к развитию отрасли зародился в советский период и по инерции продолжает культивироваться сейчас. Стремление контролировать производственную деятельность в сельском хозяйстве и руководить ею привело к созданию системы показателей, сводивших всю экономическую деятельность к единственной мере — валовому производству сельскохозяйственной продукции.

Удовлетворительные показатели объемов производства, а со временем и экспорта продукции стали восприниматься как синоним успешности отрасли, благосостояния села и стандарт, которым измерялся уровень развития сельской местности. Стремление к росту сельскохозяйственного производства и его экспортного потенциала вытеснило стремление к улучшению благосостояния крестьян. При таком подходе общественные блага, которые должны создаваться в процессе сельскохозяйственного производства, продуцируются недостаточно, а семейный тип хозяйствования, наиболее полно ориентированный на создание этих благ и предотвращение бедности в сельской среде, не получает надлежащего содействия развитию. Формирование же крупнотоварных производственных структур не стало ни необходимым, ни достаточным условием устранения бедности на селе, уровень которой можно значительно снизить и при умеренных объемах производства, если сделать это стратегическим политическим приоритетом.

Следовательно, существующая модель аграрного производства нуждается в переориентации и всесторонней модернизации. Это необходимо зафиксировать в формировании цели стратегии, определив ее как создание организационно-экономических условий для эффективного развития аграрного сектора на основе единства экономических, социальных и экологических интересов общества для удовлетворения его нужд не только в качественном и безопасном продовольствии и сельскохозяйственном сырье, но также в общественных услугах нетоварного характера. Последнее обязывает к усилению аспектов сельского развития в изложении стратегических целей аграрного сектора.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что в стратегической перспективе аграрный сектор следует формировать как целостную систему, органически сочетающую разных по формам организации и размерам производителей сельскохозяйственной продукции и функционирующую на принципах стабильности. Достижение такого состояния предполагает формализацию существующего аграрного устройства, представленного сегодня четырьмя группами сельскохозяйственных производителей, а именно:

а) агропромышленными корпорациями как вертикально интегрированными структурами (агрохолдинги);

б) корпоративными фермами (хозяйственные общества, частно-арендные предприятия, производственные кооперативы и некоторые фермерские хозяйства, созданные как частно-арендные предприятия на основе аренды земли и имущества бывших КСП);

в) семейными хозяйствами (фермерские и личные крестьянские хозяйства товарного и полутоварного типа);

г) потребительскими (социальными) хозяйствами населения.

Для законодательного закрепления существующего статус-кво необходимо принять закон "Об аграрном устройстве", в котором четко определить критерии, по которым тот или иной субъект хозяйствования относится к одной из четырех групп производителей, с целью внедрения государственной политики, дифференцированной относительно каждого из них. Нормативно-правовое нормирование организационных основ функционирования современного сельскохозяйственного производства крайне необходимо с учетом того, что действующие законодательные акты, которые сегодня служат формальным основанием для регистрации или учета субъектов хозяйствования в сельском хозяйстве, уже неадекватно отображают их настоящее место в экономической системе: сельскохозяйственные предприятия, входящие в состав агрохолдингов, не являются полноценными, самостоятельно хозяйствующими субъектами; определенная прослойка фермерских хозяйств функционирует не на семейных началах; часть личных крестьянских хозяйств реально занимается коммерческим сельскохозяйственным производством.

Государственная политика, дифференцированная относительно каждой группы хозяйств, должна строиться на таких основных принципах.

Относительно агропромышленных корпораций. Деятельность агропромышленных корпораций по типу вертикально интегрированных структур (агрохолдингов) подлежит такому же государственному регулированию, как деятельность корпоративных структур в других секторах экономики, с обязательным ведением и обнародованием полноценной консолидированной отчетности, в том числе и в разрезе предприятий, входящих в их состав. С целью изъятия в бюджет незаконно присвоенных агрохолдингами рентных сверхприбылей внедряются механизмы упорядочения рентных отношений в сельском хозяйстве. Агропромышленные корпорации изымаются из системы льгот и государственной поддержки аграрной деятельности.

Относительно корпоративных ферм. Корпоративные фермы (хозяйственные общества и корпоративные фермерские хозяйства), хозяйствующие самостоятельно (т.е. не являются участниками вертикально интегрированных структур) и обрабатывающие не более 10 тыс. га сельскохозяйственных угодий, функционируют с использованием действующих средств государственной поддержки и налоговых льгот.

Относительно семейных хозяйств. Семейным хозяйствам предоставляется приоритет в системе государственной поддержки по всем программам. Основными видами их налогообложения остаются фиксированный сельскохозяйственный налог (для фермерских хозяйств) и земельный налог (для личных крестьянских хозяйств). Ставки этих налогов могут быть дифференцированными в зависимости от состава и площади сельскохозяйственных угодий, продуктовой структуры производства и т.п. Вместе с тем в семейных фермерских и товарных и полутоварных крестьянских хозяйствах они не должны существенным образом отличаться.

Относительно потребительских (социальных) хозяйств. Сельскохозяйственная деятельность домохозяйств с целью продовольственного самообеспечения является сферой влияния государственной аграрной политики. Государство институционально поддерживает эту деятельность, создает благоприятные условия для ее осуществления и поощряет хозяйства потребительского типа к производству сельскохозяйственной продукции как для собственного
потребления, так и для локального рынка.

Для того чтобы в период, на который рассчитана стратегия, отечественный аграрный сектор активно формировался как целостная система, в рыночные механизмы его функционирования должны реально интегрироваться личные крестьянские хозяйства (прежде всего те, которые производят товарную продукцию). Это требует, кроме упомянутого выше нормативно-правового оформления семейного типа хозяйствования как неотъемлемой составляющей будущей модели аграрного сектора, существенного расширения доступа крестьянских хозяйств к средствам государственной поддержки и решению проблемы формализации занятости членов крестьянских хозяйств и привлечения их к общеобязательному государственному социальному страхованию.

Интеграция крестьянских хозяйств в рыночную систему функционирования аграрного сектора должна происходить исключительно путем создания благоприятных условий для их модернизации, наращивания экономического потенциала и объемов производства и их самоидентификации как производителей товарной сельскохозяйственной продукции и, наконец, как полноценных экономических субъектов. Успешные примеры такой интеграции есть в разных регионах страны. Любые действия по "реформированию" нынешних личных крестьянских хозяйств или принуждению их (под давлением) к изменению статуса недопустимы: они обычно приводят к сворачиванию сельскохозяйственной деятельности домохозяйств или их уходу в тень.

Понятно, что наращивание производства товарной продукции, формализация занятости и участие в системе социального страхования потребуют от крестьянских хозяйств увеличения затрат не только на производственные потребности, но и на уплату налогов и социальных взносов. Следовательно, хозяйства должны иметь возможность получать достаточные для этого доходы, а установленные для них налоговые и социальные платежи должны быть посильными. В связи с указанным следует предусмотреть создание системы регистрации товарных крестьянских хозяйств и формализации занятости их членов; внедрение поощрительного механизма участия членов крестьянских хозяйств в общеобязательном государственном социальном страховании (сниженные ставки страховых взносов, дифференциация взносов в зависимости от размера хозяйства и характера деятельности застрахованных лиц, постепенный переход к полной уплате установленных взносов и т.п.).

Таким образом, в стратегической перспективе следует создать условия для роста общего уровня производительности аграрного сектора на основе гармоничного сочетания разных отраслей сельского хозяйства и типов хозяйств, когда каждое из них занимает наиболее присущую ему рыночную нишу. А этого невозможно достичь без формирования равных конкурентных условий в аграрном секторе путем специального режима регулирования деятельности агропромышленных корпораций и изъятия части их сверхприбылей для решения задач сельского развития.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 8
  • Трезвый взгляд Трезвый взгляд 9 липня, 12:55 Ребята наивные как 100 подвалов, и такие же тёмные. Кто им втемяшил мысль о том, что у Украины есть собственная перспектива? Читая, например, статью Мостовой в прошлом номере ЗН, делаешь вывод о том, что если за 20 лет ни до чего хорошего на подошли, что почему следующие 20 лет будут более результативными. Вывод простой. Стратегию и перспективы Украины будут определять не в Киеве, а там, откуда удобнее дергать за веревочки. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно