Налоговые льготы для АПК: отменить нельзя модернизировать

19 апреля, 2013, 20:05 Распечатать Выпуск №15, 19 апреля-26 апреля

Для субъектов аграрного бизнеса, которых нелогично облагать налогами на основе земельных площадей, целесообразно использовать выручку как объект налогообложения доходов.

Налоговые льготы для АПК в их нынешнем виде — одна из ключевых причин того, почему малые и средние агропредприятия не в состоянии конкурировать с крупными агрохолдигами, а владельцы, в частности, птицефабрик и крупных животноводческих комплексов платят в бюджеты всех уровней неадекватно малые суммы. Каким образом перезагрузить льготную систему, чтобы и агросектор продолжил динамично развиваться, и бюджеты всех уровней более существенно наполнялись?

Действующий в Украине фиксированный сельскохозяйственный налог (ФСН) поставил в привилегированное положение вертикально интегрированные структуры. Агрохолдинги, объединяющие в себе полный операционный цикл (производство—заготовка—переработка—торговля) в условиях действующего законодательства, могут без каких-либо ограничений оптимизировать цены между своими отдельными подразделениями, находящимися на разных налоговых режимах, и "перебрасывать" прибыль переработки и торговли на аграрное подразделение, размер налоговых нагрузок которого не зависит от оборота и уровня рентабельности. У государства же сейчас нет возможности препятствовать этому.

Также крупные агроформирования могут злоупотреблять законодательным пробелом в виде отсутствия ответственности за нарушение условий спецрежима (согласно законодательству, плательщиками ФСН могут быть хозяйства, у которых доля аграрного производства составляет 75%) — по результатам отчетного периода (года) обязательства на общих условиях не будут пересчитываться. Соответственно, субъект может заниматься в течение года чем угодно, при этом облагаться налогами в льготном режиме как сельхозтоваропроизводитель. Единственное, что он теряет, — это возможность платить ФСН со следующего года, но для уплаты ФСН холдингом будет создана новая структура.

Следует обратить внимание, что ФСН в его нынешнем формате обеспечивает комфортное существование предприятиям, которые не используют угодья в своей деятельности, но могут облагаться налогами на основе земельной площади (птицефабрики, тепличные комбинаты, животноводческие комплексы).

Так, у предприятий, у которых в доходах две трети приходится на доходы от птицеводства (к примеру), площадь угодий (база налогообложения) составляет только 300—400 га, а выручка в расчете на гектар в среднем превышает 150 тыс. грн (может достигать миллиона и больше). Прибыль этой группы товаропроизводителей в расчете на гектар в среднем составляет более 40—50 тыс. грн (может доходить до сотен тысяч). При этом с того же гектара они платят лишь 6 грн ФСН.

То есть де-факто доходы этой категории сельхозпроизводителей не облагаются налогами (облагается налогами лишь зарплата наемных работников), ведь они берут в аренду столько угодий, сколько считают нужным, опять же, самостоятельно определяя уровень налогообложения собственных доходов.

Почему в Украине не облагаются налогами доходы птицефабрик? Экономически объяснить это сложно: производство восстановлено на уровне "образцового" 1990 г., отрасль рентабельна, о чем свидетельствует и приток инвестиций, в том числе иностранных. То есть все факторы налогоспособности здесь налицо.

Считаю, что для субъектов аграрного бизнеса, которых нелогично облагать налогами на основе земельных площадей, целесообразно использовать выручку как объект налогообложения доходов. Поскольку рентабельность такого бизнеса относительно невысока, то и ставки должны быть низкими (в частности, для тех же птицеводческих предприятий они не должны превышать 1,0–1,5%). Кроме того, при налогообложении доходов от выращивания отдельных видов животноводческой продукции (мясо крупного рогатого скота, производство молока) целесообразно применить нулевую ставку налога (эти подотрасли нерентабельны), ведь отсутствие налогообложения будет стимулировать приток инвестиций.

Крайне важная вещь в процессе реформирования ФСН — повысить значимость ставок налога, поступающего в бюджеты местного самоуправления и определяющего их возможности по финансированию развития сельских территорий. Следует отметить, что ставки ФСН (в части, принадлежащей местным бюджетам, — 30% от начального размера ФСН) не изменяли с 1998 г.

Текущая практика налогообложения сельхозугодий не устраивает сельские общины, которые, владея земельными массивами, лишены основного доходного источника муниципалитетов. Доля ФСН в бюджетах сельских (поселковых) советов не превышает 1,5–2,0%. За рубежом же имущественное налогообложение — основа местных бюджетов. Вывод следующий: следует поднимать ставку ФСН и пересматривать базу налогообложения.

Сегодня специальные режимы прямого налогообложения (в частности, в форме единого сельхозналога) используют практически все страны постсоветского пространства (Россия, Беларусь, Казахстан). При этом денежная оценка земли как база сельхозналога в постсоветских странах не используется: в Беларуси и Казахстане для этих целей применяют выручку, в России — прибыль, определенную по особой методике расчета.

Налогообложение доходов сельхозтоваропроизводителей в зависимости от угодий (безотносительно к уровню доходов) осуществляется только в Польше. Базой налогообложения там является "расчетный" (кадастровый) гектар, а ставка налога установлена в специфической форме (2,5 ц ржи). Но ставка польского сельхозналога на условный гектар минимум в
50 раз больше, чем платят агропредприятия в Украине (в
2013 г. — около 0,045 ц ржи).

НДС-тонкости

Ситуация с льготами по НДС для отечественного агросектора не такая однозначная, как в случае с необходимостью уточнить льготы по ФСН, и требует более взвешенного подхода.

В условиях, когда развитие сельскохозяйственного производства из бюджета фактически не поддерживается, лишать производителей НДС-поддержки — единственного эффективно функционирующего инструмента помощи, полностью исключающего влияние административного фактора и связанных с этим перекосов, да еще и в ситуации, когда этот инструмент отстояли в переговорном процессе с ВТО, — явно непродуманное решение, которое существенно ослабит конкурентоспособность отечественных товаропроизводителей перед западными конкурентами.

За счет спецрежима НДС формируется примерно 8–9% финансовых ресурсов аграрных предприятий (лишь относительно растениеводческой продукции сумма аккумулированного НДС составляет свыше 7 млрд грн), что значительно меньше уровня поддержки в странах — членах ЕС и соседней России.

Поэтому централизация какой-либо части (10%, 30% и т.д.) НДС-поддержки, формирующейся за счет применения спецрежима НДС в соответствии со статьей 209 НКУ, в каком-либо фонде (общем, специальном) пока неприемлема. Изменения могут подорвать доверие инвесторов, что окажет значительное влияние на развитие отрасли и выполнение запланированных задач (наращивание поголовья, строительство ферм и теплиц и т.п.).

Особого внимания заслуживает идея о применении при налогообложении сельхозпродукции сниженной (7-процентной) ставки НДС.

Расчеты показывают, что в целом по сельскому хозяйству доля материальных затрат, обусловливающих возникновение входного НДС, составляет в среднем не менее 70% от общих затрат. Рентабельность сельскохозяйственной деятельности (рентабельность затрат) в последние годы колеблется около 20%.

Соответственно доля затрат, обусловливающих входящий НДС (доля стоимости приобретения), составляет в среднем примерно 60% от цены/стоимости продукции (все зависит от рентабельности деятельности).

Таким образом, почти 60% стандартной ставки НДС должно направляться на компенсацию входящего НДС (с 2014 г.: 17%*0,6≈10%). Соответственно, ставка фиксированного сбора (исходящего НДС для сельхозпредприятий — субъектов спецрежима НДС) только для компенсации входящего НДС должна составлять 10% (а не 7%, как это предлагается). В противном случае товаропроизводители не только будут лишены поддержки (8–9% от уровня поступлений (выручки), свыше 15 млрд грн дополнительных финансовых ресурсов в 2014 г.), но и понесут затраты вследствие недокомпенсации НДС — такой режим для них неприемлем и такие предложения явно преждевременны.

Лишать отрасль такого значительного объема дополнительных ресурсов вряд ли целесообразно — субъекты аграрного бизнеса и так теряют не менее половины указанной суммы из-за отсутствия возмещения НДС при экспорте зерновых и технических культур, что сказывается на уровне внутренних цен на эти культуры и доходности аграрного производства (норма действует до 1 января 2014 г.).

При этом следует признать, что этот режим налогообложения (как и ФСН) используется субъектами аграрного бизнеса (прежде всего, вертикально интегрированными структурами) для оптимизации налоговых обязательств. Тем не менее способом решения этой проблемы может быть не централизация части НДС-поддержки, а внедрение эффективного налогового контроля на основе принятия законодательства о трансфертном ценообразовании.

Подытоживая

При анализе целесообразности пересмотра налоговых льгот для сельского хозяйства в Украине ни в коем случае нельзя забывать, что эта отрасль выполняет важную социальную функцию — обеспечивает население страны качественной дешевой сельхозпродукцией. И уже в этом заключается ее вклад в общественное развитие. Вопрос участия аграрных предприятий в формировании госбюджета не может рассматриваться изолированно от других задач, стоящих перед отраслью.

Говорить о сплошной отмене льгот пока преждевременно, ведь на фоне бюджетного напряжения у государства нет адекватных компенсаторов потерь сельскохозяйственных товаропроизводителей от изменения механизма налогообложения, при том что за рубежом отрасль мощно поддерживается из бюджета.

В странах ЕС, например, а также в других аграрноразвитых странах функционирует эффективная система государственной финансовой (прежде всего, бюджетной) поддержки, размеры которой намного превышают отечественные (и на гектар угодий, и относительно стоимости продукции). Налоговые преференции в Украине являются практически единственным эффективно действующим инструментом финансовой поддержки.

Господдержка товаропроизводителей в европейских и других странах в свете современных интеграционных процессов (создание ЗСТ с ЕС, вхождение в Таможенный союз с отдельными странами постсоветского пространства) создает существенные угрозы для развития аграрной отрасли в Украине.

Для нашего государства сейчас актуальны вопросы не столько пересмотра налоговых льгот, сколько их уточнения для минимизации непроизводительных потерь бюджета и для создания равных условий ведения бизнеса разными категориями субъектов хозяйствования.

В Европе налогообложение, как правило, дифференцировано в зависимости от масштабов производства и организационной формы ведения бизнеса. Для крупного и среднего бизнеса (в т.ч. аграрного) применяются традиционные налоговые инструменты — корпоративный подоходный налог, универсальный акциз, имущественные и социальные налоги. Для малого бизнеса (в сельском хозяйстве — для фермеров семейного типа) предусмотрены альтернативные упрощенные налоговые механизмы, целью которых является упрощение налогового администрирования.

В поиске же путей решения проблемы оптимизации налогообложения с помощью налоговых льгот для агросектора следует помнить, что минимизационные схемы применяются и представителями других отраслей (металлургии, химической промышленности и т.п.). Соответственно, правительству следует принимать превентивные меры не только относительно аграрной отрасли, чтобы не было обвинений в избирательности действий. Как уже отмечалось, выход видится в принятии изменений в Налоговый кодекс в части регламентирования полномочий налоговых органов при контроле над трансфертным ценообразованием аффилированных структур, входящих в состав вертикально интегрированных структур.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно