ПЯТЬ НЕСВЯЗАННЫХ АПРЕЛЬСКИХ ТЕЗИСОВ

24 апреля, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 17, 24 апреля-7 мая 1997г.
Отправить
Отправить

Обстановка в высшем законодательном органе страны становится все более нервной. Депутаты начинают заговариваться, хлопать дверями чаще обычного, некоторые беспричинно смеются и срываются на крик...

Обстановка в высшем законодательном органе страны становится все более нервной. Депутаты начинают заговариваться, хлопать дверями чаще обычного, некоторые беспричинно смеются и срываются на крик. Кое-кто уже побывал в нокдауне.

Хотите горькую правду? Подавляющему большинству депутатов хуже горькой редьки надоел бюджетный процесс и налоговая реформа. До такой степени надоел, что даже не самые последние избранники да постоянный представитель президента в этом органе задались вопросом: а зачем нам это все?

И если не самые последние избранники начинают размышлять на тему, а чем плохо жить без бюджета вообще, а представитель президента всерьез утверждает, что он нужен только для спасения светлого образа парламента... Значит, многие депутаты созрели для решительного шага. Решительно что-нибудь принять, спасти имидж и с чистым имиджем продолжить партийное строительство.

В таком состоянии им уже все равно - день на дворе или ночь, они могут проголосовать бюджет за 5 минут, ввести 28 новых налогов и тут же их отменить. Почва, кажется, созрела, Павел Иванович. Можно принимать!

* * *

Но Павлу Ивановичу это уже стало ясно и без всяких статей. Долгие месяцы он занимался этой свалившейся ему на голову налоговой революцией. Долгие месяцы он занимался тем, что посылал В.Пинзеника в комиссии с целью обозначить участие в революционном процессе, а заодно и оставить меньше времени тому же Пинзенику на текущие дела.

Все наблюдали за этим удивительным спором В.Пинзеника и В.Суслова, прекрасно понимая, что, скрестив змею и ежа, можно получить только колючую проволоку и ничего больше (животные приведены для наглядности, а не в качестве намека).

То, что диалог этих двух государственных мужей напоминает оживленное общение слепоглухонемых с заранее известным результатом, было ясно всем, в том числе и тому, кто Пинзеника посылал. Это было ясно и руководству парламента, которое, наблюдая за процессом, периодически обосновывало его неизбежный крах.

И все были довольны - те, кто посылал Пинзеника, были застрахованы от резких кадровых сдвигов в отношении себя, поскольку известно, чего не делают с конями на переправе. А когда премьер обозначил время полной выплаты задолженности по зарплате - 6 месяцев после принятия бюджета, то заинтересованность в том, чтобы счетчик подольше не включался, прорезалась сама собой.

И были довольны те, кто Пинзеника принимал. Во-первых, тем, что были довольны те, кто его посылал. А во-вторых, время наиболее разрушительных последствий снижения уровня налогов все вернее приближалось к парламентским выборам 1998 года и все больше увеличивало шансы.

Судя по всему, В.Пинзеник как-то спросил себя, доволен ли он? Получив ответ, он ушел.

Имели основания быть недовольными только те, кто так или иначе был связан с внешней финансовой помощью и страдал от ее отсутствия, а также те, кто так или иначе связан с президентом. Поскольку продолжавшийся 4 месяца бюджетно-финансовый бардак неизбежно должен был сказаться (и еще скажется) непосредственно на жизни простых граждан, которые небезосновательно будут ассоциировать все это с президентом и его окружением.

Долгое время было трудно понять, как относился к этому сам президент. Если плохо относился - то его периодические указания правительству «ускорить» трудно было назвать адекватной реакцией.

Но к середине апреля эта застывшая политическая музыка пришла в некоторое движение. И дело даже не в том, что депутат - тоже человек и ему хочется заняться родной партией и источниками ее финансирования, а не бесконечно заниматься НДСом. И даже не в том, что ушел Пинзеник. Предположительно, случились другие вещи.

Нам всем в конец концов оказался нужен МВФ хотя бы для того, чтобы платить внешние долги, а без спасителя имиджа парламента - бюджета разговаривать с нами не хотят.

Президент понял, что налоговая революция, о необходимости которой говорили промышленники и предприниматели, провалилась, а с ней ушли в небытие чудные планы экономического роста. Не будет теперь роста, не ждите.

Есть некоторые основания утверждать, что правительству был поставлен определенный срок и мы уже практически к нему подошли. Практически - потому что именно в день выхода газеты бюджет должен поступить в парламент. Может быть, в 23.59, но именно в этот день. Неизвестно, какой бюджет, но поступит.

Правительство, вынужденное считаться со статьей в Конституции о возможном увольнении без согласования с парламентом, переходит из пассивной фазы в активную. Пассивная фаза была сыграна блестяще, с чем хочется поздравить все окружение премьер-министра. Оно растет на глазах.

А теперь о другом

Вопрос отставки председателя парламента периодически поднимался с первого дня его председательствования. Все к этому привыкли и всяческие сборы подписей стали уже привычным атрибутом нашей общественной жизни.

При этом и подписанты, и сборщики подписей, и их оппоненты понимали, что дело выгореть не должно. И не могло выгореть, пока Александр Мороз мог с полным правом считать себя лидером левого блока, устраивая на этом высоком посту коммунистов, социалистов, селян, Марченко, Витренко и сочувствующих.

Ему часто приходилось вести сложную игру учета интересов всех вышеперечисленных и вел он эту игру, надо признать, замечательно, по праву заслужив звание лучшего тактика из политиков и лучшего политика из тактиков.

Когда донецкая организация КПУ выдвинула Петра Симоненко кандидатом в президенты, многие улыбнулись. Когда это же сделала одесская организация - улыбаться перестали, вспомнив о дисциплине в рядах и строгом подчинении меньшинства большинству.

Конечно, не в президентских выборах дело и никто не собирается сегодня же начать кампанию «Петра - в президенты!».

Коммунистам сигнализируют, кто у них подлинный лидер. Который устал сидеть в зале и дирижировать, а, наконец, сможет почувствовать себя тем, кем он есть, - лидером самой массовой, организованной и, скажем честно, - самой популярной партии в народе.

Выдвижения внесли ясность в ряды. Точно так же, как и осеннее 1996 года заявление Кучмы о намерении баллотироваться, было ведь сделано не для того, чтобы засветить будущих кандидатов в президенты или сгоряча - оно вносило ясность региональным элитам, кто на каком месте находится. Потому что к тому времени элиты уже засомневались.

Компартия сегодня - одна из очень немногих, обладающая реальной, а не нарисованной структурой, хоть и состоящей преимущественно из пенсионеров. У социалистов же, кроме лидера и нескольких активистов-депутатов, за спиной практически ничего нет. Понимание этого, возможно, и привело Петра Николаевича Симоненко к его выдвижению товарищами.

Если все это считать справедливым и на минутку допустить, что так оно и есть - какая база остается у Мороза? Объединенная социалистически-селянская фракция. И если это действительно так - его судьба как председателя парламента становится проблематичной.

А теперь о третьем

Как утверждают в разных кругах, отношения премьера и председателя парламента в последнее время утратили гармонию. И видно это как по внешним признакам - заявлениям правительства, так и по внутренним.

И это, кстати, вполне объяснимо. Ведь бюджетные дороги их теперь уже разошлись. Закон о Кабинете министров, устраивающий одного, не очень устраивает другого, о чем правительство уже прямо и без хитростей заявило.

Да и раскладывая гипотетический политический пасьянс, можно предположить, что Александр Александрович, с точки зрения «сильного хозяйственника» и «перспективного политика», занимает место лидера левоцентристов не совсем обоснованно (см. выше о структурах и партиях). Место левоцентриста вообще в недалеком будущем будет цениться дорого, потому что уж больно привлекательное - и отстраненное от происходящего, и не очень радикальное.

А претендентов в лидеры левоцентристов уже много. И станет им тот, кто помимо обладания известными ресурсами сможет воспользоваться структурой. Хоть на время, в исторический момент народного волеизъявления.

Наконец, о четвертом

Ничего в наше мире нельзя утверждать наверняка, но то, что все вышеупомянутые факторы могут сыграть, не станет опровергать никто. В случае же перевыборов президиума парламента со значительной степенью вероятности можно утверждать, что избрать кого-либо председателем не будет никакой возможности. Просто не смогут депутаты избрать никого.

А не будет председателя - не соберется сессия, и на 31-й день, согласно Конституции, президент получит полное право прекратить это дело.

Зачем это коммунистам? Открываем Конституцию и читаем, что в этом случае назначаются досрочные парламентские выборы - через три месяца.

Правда, потом открываем переходные положения и читаем, что следующие выборы состоятся в марте 1998 года. Какую статью использовать - будет выбирать тот, кто и будет их использовать.

Но, по большому счету, для коммунистов и вариант почти годичного отсутствия парламента тоже неплох. Вот тогда-то не будет никакой возможности у президента обвинять левых в блокировании чего бы то ни было. Тогда-то они смогут развернуться во всей своей критической красе. И с развернутыми знаменами встретить революционный март.

О пятом и последнем

Нужно ли это президенту? А это вопрос, на который нет ответа. Президенту, который неоднократно критиковал парламент за нежелание помогать реформам, что было, в общем-то, справедливо и понятно, потому что парламент по природе своей консервативен, а наш парламент, избранный в 1994-м, далеко не лучшем году - тем более.

Реформы, да еще радикальные, - на то и реформы, чтобы вступать в конфликт с консерватизмом. Конфликт этот в разных странах разрешался по-разному. Вот, например, у братьев-славян получили в одном случае танковый расстрел парламента среди бела дня, во втором - просто навешенный на парламент замок.

При этом автор расстрела у нас числится демократом, набирает себе новую команду реформаторов, молодых и голодных до работы да еще кое-чего. Тот, кто никого не расстреливал, а просто закрыл парламентскую дверь, ну разве еще дубинками на улицах побаловался - этот мракобес.

Каждый из них действительно идет своей дорогой, встречаясь только из-за необъяснимой тяги к интеграции. Но они идут - один в неизвестное будущее, другой - в знакомое прошлое и, по меньшей мере, думают, что знают, куда идут.

Украина остановилась. Увлеклась газом и электроэнергией (конечно, не вся страна имеется в виду), расстановкой кадров, уравновешиванием кланов. Хотите верьте, хотите нет, но радикальное реформирование осталось только на устах неисправимых романтиков. Хотя, есть сведения, что и некоторые романтики исправились.

От всего этого веет ощущением безграничной усталости и нерешительности, переходящими в апатию. Потому-то и нет действий, которые власть должна периодически демонстрировать - ведь уважают только действующую власть, которая пусть медленно, но уверенно идет в каком-то одном направлении. Для уважения даже не важно, в каком.

Власть оправдывающуюся и шарахающуюся из стороны в сторону не любят, не уважают, над ней смеются и норовят при первой попавшейся возможности убрать. И часто убирают.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК