ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ,

27 сентября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 39, 27 сентября-4 октября 1996г.
Отправить
Отправить

или ЕЩЕ ПЯТЬ ЛЕТ РЕФОРМАТОРСКОГО ОДИНОЧЕСТВА Если не знаешь, что делать - делай что-нибудь... Сказано не в порицание, а в поощрение.....

или ЕЩЕ ПЯТЬ ЛЕТ РЕФОРМАТОРСКОГО ОДИНОЧЕСТВА

Если не знаешь, что делать - делай что-нибудь... Сказано не в порицание, а в поощрение...

Президент Украины 16 сентября фактически объявил о начале своей избирательной кампании. Как уже успели отметить некоторые обозреватели, что-то подобное, кажется, предпринимал в свое время Борис Ельцин, дабы предотвратить сомнения в том, собирается ли он самолично продолжать провозглашенный курс. Тогда же начались приготовления и в конкурирующих лагерях, однако расчет кремлевских специалистов относительно игры на факторе времени оправдался. Какой ценой и с какими последствиями - внутренний, разумеется, вопрос России...

Повторил ли Кучма ход Ельцина, с поправкой на украинскую медлительность начав кампанию за три года до новых президентских выборов? Едва ли. По крайней мере, он слишком быстро с помощью данного заявления получил и без того известный результат: немедленное заявление П.Лазаренко о поддержке Л.Кучмы. Ну и что? Е.Марчук не испугался и не отклонил возможности баллотироваться. А.Мороз ни о чем таком не заявлял, но у него как будто и выбора нет - левые кампанию не пропустят, и иного кандидата не найдут. Что же тут нового?

Да, судя по тому, что именно Л.Кучма посредством частной телекомпании «Гравис» сообщил всему народу - его пока и не занимает тактика и стратегия, а просто мучает недовольство собой, темпами проводимых реформ. Особым пунктом - недовольство прессой. Мучает... одиночество на реформаторской ниве? Cомнения в том, поддержат ли эти реформы избиратели, которых уже не передадут коммунисты... Мучают многие другие вопросы, не вошедшие в интервью вместе с ответами на них, которые, быть может, еще не нашел и сам Президент.

Стоит ли говорить, что зрителя и слушателя тут же начали мучить другие вопросы, относительно самого Президента... К счастью, это не вопросы «кто виноват» и «что делать». Итак. Почему?

Почему Президент заговорил о сроках полномочий, а не, как раньше, о размерах этих полномочий? Ответ простой: Конституция не позволяет поминать прошлое. А время - категория вечная. Как и его отсутствие для достижения благих намерений. Итак, версия принимается: хронический недостаток времени для осуществления и завершения начатых Президентом Кучмой реформ - послужил основанием для того, чтобы пожелать себе и своему народу продлить Президентство Леонида же Кучмы еще на один срок. При этом, в качестве единственного пока предвыборного аргумента, необходимого для второго срока, последовательности своих устремлений - Кучма назвал выполненное обещание относительно политической реформы, то есть принятие Конституции. Оно же - причина торможения реформ экономических. Тут Президент чуточку слукавил: не той Конституции он добивался, и лучше бы об этой «трате» драгоценного реформаторского времени не упоминать. Время издавать указы по экономике - было, и никто еще в стране не осужден за выполнение президентских указов, независимо от того, противоречили ли они действующему законодательству.

Другой мотив, приведенный Президентом, - аналогия с другими странами, где Президенты-реформаторы пребывают у власти лет по 10, - вообще не вполне корректен. В тех странах президенты с самого начала опираются на совершенно конкретные политические силы, не менее реформаторские, чем сам Президент. В тех странах президенты стараются создать политическое прикрытие для глав правительств, которые, собственно, и проводят реформы, а отнюдь не устраивают скандалы по поводу того, что видите ли премьер может конкурировать с президентом сначала в полномочиях, а потом - в соискании народной любви. А если кого и увольняют, то не за имидж, а за дело. Ну, а если, как в Польше, скандалы в правительстве подмачивают даже авторитет многолетнего борца против тоталитаризма, то президент уходит, и тоже без истерики...

На этом мотивы, изложенные самим Президентом, заканчиваются. Данный Л.Кучмой международной общественности сигнал о том, что он на покой не собирается, можно считать неоспоримым, но не столь уж существенным для вопросов практического характера. Поскольку, опять же в соответствии с Конституцией, практические вопросы надо решать иностранным партнерам либо с парламентом (относительно ратификации подписанных, то есть задекларированных соглашений), либо с правительством (относительно выполнения оных). Да и сами практические вопросы по поводу будущего Президента еще далеко не исчерпаны.

Почему, имея впереди три года конституционных полномочий, Президент Кучма уже сейчас полагает, что ему их не хватит на то, дабы сделать процесс реформирования страны необратимым, то есть таким устойчивым, что реформы в случае чего обойдутся и без его, Л.Кучмы, присмотра? Между прочим, кажется, еще год тому назад он сам заявлял о вступлении рыночных реформ в необратимую фазу. Что пошатнуло эту необратимость в глазах Президента? Угрозы парламента изменить курс? Едва ли, ведь что-что, а именно Конституция, которую дружно прославляют перед иностранными инвесторами и спикер-социалист, и сам Президент - гарантирует основу реформ, частную собственность. Коммунистический антиконституционный реванш? Побойтесь Бога, это уже старо и даже не смешно. И Президент, назначивший наконец самого нелюбимого левыми реформатора В.Пинзеника главным вице-премьером, продемонстрировал полное пренебрежение левой угрозой. Поэтому логика (и ничто более!) подсказывает, что субъектом президентских опасений является глава правительства, получивший по Конституции значительные полномочия. И даже если после президентского предупреждения глава правительства дал священную клятву не только не баллотироваться на будущих выборах, но и поддерживать Л.Кучму, проблемы для последнего не снимает. Напомним, Президент Кучма печется не о сохранении своей должности как таковой, а об угрозе смены своего курса, которая заключается в новых полномочиях премьер-министра. Но об этих полномочиях премьера (не правительства, ибо без Закона о Кабмине правительство практически никаких, несанкционированных Президентом, полномочий не имеет) Л.Кучма знал, когда назначал конкретное лицо. Почему тогда не волновался, что премьер возьмет, да и сменит курс его, Леонида Кучмы, реформ?

Но и это не так уж важно. Конституция специально для Леонида Даниловича предусмотрела - и именно на те три года, которых ему кажется недостаточно, - право Президента издавать самые что ни на есть радикальные указы с одновременным внесением аналогичных, не менее радикальных законопроектов в парламент. Увы, в течение вот уже полутора месяцев кроме указа о денежной реформе и совершенно размытого указа о реформе налоговой системы Президент не издал ничего стоящего внимания экономистов и субъектов хозяйствования. А ведь в прежние-то времена, бывало: что ни неделя - то декрет (еще в 1993 году), то указ... Возможно, устал Президент с парламентом вето перекидываться? Тогда почему хочет растянуть это удовольствие подольше? Тем более странно, если вспомнить, что как раз на второй срок - полномочий относительно экономических указов у Президента уже не будет...

Конечно же, существует совершенно простая и уже всеми «разоблаченная» версия, почему 16 сентября Л.Кучма сделал свое заявление. Дескать, год назад говорилось претендентам - не спешите с избирательной кампанией. Но слов они не понимают, потому и пришлось Президенту как бы занять эту соблазнительную для политических конкурентов (признавая, что они есть, и отнюдь не только со стороны левой оппозиции!) нишу. Но легко сказать занять, и легко думать, что слово премьера П.Лазаренко в поддержку Л.Кучмы будет решающим. Премьер обещал Президенту и референдум по Конституции провести с блеском, и с парламентом, как мог, работал в июле... Как?

Выступая 16 сентября, Президент не мог не располагать планом ведения затяжной избирательной кампании. Трудно себе представить, что этот план не включает самого укорененного в Украине стандарта: с 16 сентября никто, кроме Леонида Кучмы, не будет иметь никаких преимуществ во всех средствах популяризации личности (я уже не называю эти средства - средствами массовой информации, ибо что ж это за информация, одна сплошная реклама по монопольно низким ценам). Никому не позволено будет и критиковать действия Президента, даже по текущим малозначащим вопросам. Ибо это будет антирекламой. Ну, и так далее по всему списку мер предвыборной тактики и стратегии. Если какие силы колебались, кого им на выборах поддержать, чтобы в очередной раз «подкачать» собственные хилые «политические мускулы» - милости просим, под знамена Л.Кучмы (это в развитие поддержки политических партий). Если же каким-то коммерческим структурам не совсем ясно, через какие фонды еще можно прокачивать деньги, - то через фонды в поддержку Л.Кучмы (под названиями «за», «над», «под», «вокруг», «в поддержку», «в развитие», на худой конец - «во спасение», реформ, разумеется). Возможно, последнее послужит обнадеживающим и успокоительным средством для бедных кланов, а то как бы сгоряча из-за склонности Президента к партиям не наделали бед за эти-то три года... Что же касается рынка сбыта для интеллектуальной продукции, особенно государственных стратегических институтов, академий политологии и т.д. - тут Президент просто открыл Клондайк для тех, кто сумеет научно обосновать его несколько второпях, как представляется, брошенное в мир интервью...

Оставим последним также заботу о поиске и анализе возможных конкурентов Президента Кучмы, их систематизацию, рейтинги и прочие предвыборные аксессуары. Напомним лишь о том, что парламент еще должен принять новый Закон о выборах Президента в соответствии с новой Конституцией, и возьмется Верховная Рада за это не ранее будущего года. При этом ведающий данной проблемой в комиссии по правовой реформе А.Лавринович пока не уточняет, каким видит этот закон, однако существенные изменения обещает. В том числе не исключает изменений, связанных с субъектами выдвижения кандидатов, где роль партий (судя по совершенно отчетливой позиции Руха в данном вопросе) будет значительно повышена. Но, видимо, и избавить закон от недостатков придется. (Может быть, именно тех, которые дали результаты выборов 1994 года? - И.П.)

В любом случае, обычный претендент на президентский пост сначала поинтересовался бы, по какому закону о выборах он будет баллотироваться, а уж потом...

Впрочем, в интервью Леонида Даниловича слово «выборы» вообще не прозвучало. «Второй срок» - да, а «выборы» нет. Отнести этот изъян на совесть «Грависа» невозможно: не вырезали бы они слов Президента. Так может, все, о чем говорится выше, никакого отношения к жизни не имеет? Автор готов принять любую критику относительно необузданности своей фантазии, но не допускает мысли, что Президент имел в виду «второй срок» без выборов. Потому что подобное возможно только в случае введения не просто чрезвычайного положения в стране, но и какого-то совершенно особенного режима, абсолютно антиконституционного, когда парламент распускается и не допускается до работы, лишь бы он не принял чего-то вроде импичмента. Если даже против своих коммунистов Ельцин не выставил такого заслона, то против наших совершать антиконституционный переворот Л.Кучма никак не станет. Нет, не станет. А тогда ради (или против) кого идти на подобные меры? Нет, и еще раз нет.

Значит, все-таки выборы. И не досрочные (Президент же говорит о десяти годах правления, то есть 5+5). И при заранее подавленных силах «противников» (см.выше). Тогда - зачем?

Начиная с 1999 года должность Президента не сулит тех тревог и волнений, которые предстоит пережить Л.Кучме до того. Уж и органы исполнительной власти будут сформированы на законных основаниях, и Конституционный суд во всю будет функционировать, и с Нацбанком, прокуратурой, ФГИ и Антимонопольным комитетом вопросы решатся. Даже судьбоносный вопрос о Гостелерадио худо-бедно утрясется. Так говорит Конституция, гарантируя Президенту совсем не так уж много хлопот по части текущей жизни, начиная с 1999 года. То есть практически все реальные шаги Президента по конституционному обеспечению внутренней политики могут быть совершены. И если реформы в экономике, как уже говорилось выше, продвинутся заметно, Президенту останется чуть ли не почивать на лаврах. Получается, что заявление Л.Кучмы - просто заявка на «синекуру», в которой ему отказал парламент, перечеркнув Сенат и гарантированные места для экс-президентов в нем?

Но нельзя же забывать, что Конституция предписала Президенту печься о внешней политике и национальной безопасности. И Леонид Данилович на праздновании Независимости сам сказал, что именно этим вопросам уделит теперь основное внимание. Ну, что ж, если кроме Президента строительством армии, обеспечением высокого международного имиджа страны и ликвидацией угрозы национальной безопасности (которая, как известно, коренится внутри самой Украины, а не вовне) больше заниматься некому, то, разумеется, за три года в порядок эту сферу не приведешь. И тут вполне можно понять тревогу Леонида Кучмы: раз он предлагает себя в очередной раз в «камикадзе» на период с 1999 по 2004 годы, значит, предвидит, что именно на этот период придутся самые сложные времена для Украины в области внешней политики и национальной безопасности.

Доказательством тому, что Президент Украины рассматривает ситуацию именно таким образом, служит только что утвержденная им программа борьбы с организованной преступностью, рассчитанная до 2000 года. Несуществующая с соответствующим финансовым обеспечением «программа» закрытия ЧАЭС может только усугубить положение. Если присовокупить сюда только одну еще «программу» - ведение переговоров с Россией по подписанию Договора (включая раздел ЧФ, замирение Крыма и т.д.) - уже убеждаешься в дальновидности Президента Кучмы. По части прогнозируемых им проблем - бесспорно.

Спорить по поводу самооценки кандидата тем более не станем. Позволим себе лишь отметить, что вообще в демократическом мире претенденту на второй срок полагается предъявлять электорату достигнутые результаты (для чего у Л.Кучмы опять-таки есть еще целых три года). А российские штучки насчет «голосуй или проиграешь» у нас как не проходили все пять лет, так не пройдут и через три года. Как не прошел референдум, как не прошла президентская модель, и Бог с ней...

Что и кто именно «пройдет» - знать заранее не дано никому. Пока электорату дано знать имя лидера гонки, потенциальным конкурентам - временные рамки и самые общие наброски условий игры. А не из интервью Президента, а просто из жизни нам дано знать: у Украины нет в настоящем ничего такого, что нельзя было бы попытаться улучшить, причем без катастрофических последствий. Ведь с потерей президента Кравчука Украина не утратила независимость, а лишь упрочила ее Конституцией и денежной реформой. Правда, чем упорнее в свое время боролся за себя Кравчук, тем увереннее пришел к победе Кучма. Правда также и то, что Кучма был не последним, а предпоследним премьером при Кравчуке... Но эти ли аналогии должны нас занимать, даже если кажется, что мы наблюдаем слишком знакомые ошибки?

Ведь Президент говорит о реформах, и мы хотим видеть реформы, а не их символ. Необратимость реформ определяется их признанием у народа. Переходные периоды ускоряют смену поколений, прежде всего поколений политической и экономической элиты. И когда-нибудь вопрос о том, приемлет ли народ новое поколение реформаторов - ставить придется. Конституция обозначила для этого вполне приемлемые сроки. Думается, именно через 3 года народ сможет по достоинству оценить заслуги Президента, который мужественно и умело укрывал за спинами многочисленных премьер-министров группу украинских реформаторов-рыночников. Но через те же три года эта тактика либо окажется тормозом на пути реформ, либо вызовет реакцию, которую никакими «добровольно-принудительными» выборами самого Леонида Кучмы не сдержать. А если уж говорить о пока еще вполне допустимом феодальном «патернализме» украинского народа, который якобы ориентируется именно на «хозяина в доме», то следовало бы учесть следующее обстоятельство.

Российский пример отличается от европейского тем, что в первом случае проблеме престолонаследника традиционно отводилась второстепенная роль (что слишком заметно именно в настоящие дни в соседней державе), тогда как европейская предусмотрительность в этом смысле бывала и чрезмерной. Украина, по части элиты еще не ушедшая из феодализма, лишена как первого, так и второго опыта. Что позволяет ей провести на современной почве нормальный эксперимент: Президент, в рамках конституционных полномочий ведающий «кадровой политикой», мог бы обеспечить себе наилучшего «наследника», ради избрания которого стоило бы положиться на свой авторитет в народе. И доказать, что начатые им реформы настолько верны и хороши, что имеют самых благородных, достойных и талантливых последователей, которым можно доверить их окончательное закрепление. И передать - с благословения народа - этим последователям власть - с тем, чтобы никакие консервативные пережитки старой эпохи, облеченные высокими постами, им не мешали.

Если же в силу ограниченности информации о собственных сторонниках Президент Кучма не в силах найти преемника, то можно сделать ставку на демократию: может среди выдвинувшихся кандидатов найдется кто-нибудт, кому Президент доверит страну с легким сердцем? В конце концов, если сам Президент-реформатор не верит ни в людей, находящихся рядом, ни в народ, которому дарованы реформы - то тогда действительно - зачем все... И выборы - зачем?

Итак, выборы Президента уже назначены. Окончательно ли состоялся выбор самого Президента?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК