СТРАНА ПОБЕДИВШЕГО БОЛЬШИНСТВА

16 октября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 16 октября-23 октября 1998г.
Отправить
Отправить

Ответственность тем отличается от власти, что ее не берут, а дают. 13 октября вопрос об отставке правительства не стоял...

Ответственность тем отличается от власти, что ее не берут, а дают.

13 октября вопрос об отставке правительства не стоял. Стоял вопрос об ответственности за правительство В.Пустовойтенко, которую - по собственному ли желанию или по воле «высших сил» - должно было принять на себя некое парламентское большинство. Оппозиция устами Ю.Тимошенко, возможно - выдав некий секрет, почерпнутый в никем точно не подсчитанных беседах с Президентом, предупредила об этом всех, кто готовился то ли не голосовать вовсе, то ли воздержаться. Не помогло. Господа руховцы, селяне и прогрессивные социалисты заполнили наконец ту пустоту, которая отводилась «Громаде» во время «спикериады», и замкнули круг, которого так не хватало стране до полной стабильности. Угроза национальной безопасности миновала, как будто ее и вообще никогда не было, а слова «политический кризис» оказались забытыми, наверное, навсегда.

Наконец, все сошлось и в чисто арифметическом плане. Эпоха «левогромадовского» «большинства», миф о котором, вопреки всяким законам математики начальной школы, насаждался пропрезидентскими силами, закончилась. 203 депутата парламента - таков численный состав оппозиции. 450 минус 203 - получается 247. И это - большинство. Еще лучше картина раскрывается в пересчете на фракции и депутатские группы: в оппозиции - три фракции, в большинстве - семь. Все-таки политическая структуризация - великая сила!

Разумеется, хотя арифметика - вещь не менее упрямая, чем факты, однако без высочайшего соизволения назвать большинство - именно этим словом - могло бы и не получиться. Однако высочайшее соизволение, когда Президент и премьер уже 14 октября сообщили стране о созревшем для ротации правительства парламентском большинстве, прозвучало немедленно. Поэтому сомневаться, какой именно сценарий закладывался в проведение мероприятия 13 октября, - невозможно. Именно это обстоятельство как нельзя лучше разъяснило «странное» поведение спикера Ткаченко, еще накануне уговаривавшего оппозицию отозвать свои подписи под требованием отставки, но уже в начале Дня правительства даже не пытавшегося перенести вопрос об ответственности хотя бы на пару дней, не говоря уж о ноябре... Кстати, только 15 октября появилось и заявление трех оппозиционных партий о создании ответственного за кризис большинства проправительственных сил. Нюансы формулировки этого заявления сути не меняют: оппозиция также дождалась, чтобы сам глава государства и глава правительства продемонстрировали своим многочисленным союзникам в парламенте заранее заготовленную «удавку».

Теперь, чтобы попытаться с себя ее сбросить, членам упомянутого большинства надо не давать возмущенные интервью при журналистских опросах, а всего лишь распространить официальное заявление, где разъяснить свое понимание как арифметики, так и высшей математики руководства исполнительной власти. Именно в таком документе можно долго рассуждать о том, что лишь 108 депутатов проголосовали именно «против» резолюции недоверия Кабмину, что в выступлениях практически ни одна фракция правительство даже не пыталась защитить или оправдать и что вообще участие в решении приняли только 399 человек. Но сегодня очень трудно представить, что подобное заявление семи фракций, в первую очередь закрывающее путь к министерским постам, а заодно влекущее известные меры власти, будет принято. А кроме того, ведь именно эти фракции хотели «коалицию». Правда, думали, что сами будут составлять ее путем долгих взаимных консультаций, потом из этой коалиции найдут лучшего кандидата в премьер-министры, потом начнут, уже используя активность левогромадовцев, давить на Президента, чтобы сформировать новый состав КМ. А все получилось проще и быстрее.

Еще одна деталь арифметического аспекта проблемы. Некоторые романтики парламентских игр сожалеют, что до отставки правительства не хватило целых 23, а не, скажем, двух-трех голосов. Но это говорят люди, для которых спектакль 13 октября означал именно игру на нервах у Президента и премьера. Однако цифра 203, лишь на один голос превышающая число собранных за резолюцию недоверия подписей, совершенно точно определяла, какие именно фракции оппозиция в свой состав зачислила, а какие - перевела в большинство.

Если учесть, что подписи за резолюцию недоверия собирала и даже где-то формировала «Громада», а первоначально ее руководство называло цифры не менее 230, которые наверняка можно было набрать у независимых и внефракционных (с которыми в нашем партийно-структурированном парламенте как бы никто особо и не считается), то приходится предположить: в последний момент, или чуть раньше, этих самых независимых и внефракционных попросили не беспокоиться. Приходящаяся на них численность голосов, которой могло бы хватить, но не хватило до отставки правительства, как раз совпала с суммарной численностью двух отныне ключевых в большинстве фракций: СелПУ и ПСПУ. А те сторонники оппозиции, которых попросили не светиться, спокойно могли в этот день не присутствовать в зале или даже просто выдернуть свои карточки для голосования из системы «Рада»... Вопрос же о том, кто именно попросил этих господ в голосовании не участвовать, чтобы принадлежность селян и прогрессистов к пропрезидентскому и пропремьерскому большинству оказалась нагляднее, несомненно найдет свой ответ несколько позднее. Именно тогда, когда зафиксировать «большинство» попытаются не отрицательным, а положительным голосованием.

Положительное же голосование в поддержку премьера Пустовойтенко связано с утверждением программы действий правительства. О намерении вскоре провести программу через парламент В.П. заявил и в своем отчете, и на последующем заседании Кабмина. Премьер даже осознает недостатки документа, разработанного еще «до кризиса», и потому намеревается заставить доработать его и нынешних, обреченных на заклание министров, и сами партийные фракции новорожденного парламентского большинства. Но поскольку и тем и другим еще параллельно нужно писать проект бюджета, полный комплект антикризисных мер и т.д. и т.п., то лучше всего В.Пустовойтенко просто озаглавить программу, под которую он собирается еще и получить годичный «иммунитет», «Национальная программа возрождения Украины». И не просто списать название с одноименного творения А.Ткаченко, а даже переписать текст дословно. Желательно - с речевыми особенностями автора. Разумеется, текст «программы», под которой будут подписывать «большинство», никакого значения не имеет, но амбиции спикера удовлетворять нужно: с одной стороны, чтобы в определенный момент СелПУ и ПСПУ таки не «соскочили», с другой - чтобы у спикера не оставалось иллюзий, будто он еще принадлежит к «левоцентристскому движению». Точнее, чтобы таких иллюзий не оставалось у электората, поскольку сам Ткаченко в первый же день после победы проправительственного большинства потребовал от сотрудников системы «Рада», чтобы на табло фракцию «Левый центр» все же переименовали во фракцию СПУ, с которой, надо понимать, у СелПУ теперь нет ничего общего...

Разумеется, вопрос о том, как именно будут загонять в «сформировавшееся большинство» всех прочих спасителей премьера, самим премьером и Президентом уже решен очень давно: победителям «угрозы национальной безопасности» и «политического кризиса» предлагаются правительственные портфели. Насколько можно судить из переданных в СМИ заявлений Л.Кучмы и В.Пустовойтенко, в этом вопросе их позиции расходятся незначительно: Президент просто предлагает всем желающим поработать на благо родины - «от А до Я», премьер же собирается провести некий конкурс на профессионализм, собеседование с соискателями и не желает видеть у себя в Кабмине «беспартийных галушек». Вроде того, что В.Пустовойтенко более склонен к имитации «коалиции», а Президент - просто рад, что все так хорошо кончилось. Чуть более внимательный взгляд в этих разночтениях различит и такую деталь: Президент намекает, что готов сменить в Кабмине всех премьерских ставленников, а тот, в свою очередь, указывает, что знает, как этому процессу препятствовать...

Объединяет же позиции глав исполнительной власти полная уверенность, что министерские портфели - неубиенный аргумент, против которого не в силах устоять все эти искусственно созданные надклановые «партийные крыши». Правда, еще недавно Л.Кучма и В.Пустовойтенко выражали некое удивление тем, что за «пряниками» все еще не выстроилась длинная очередь, - но ведь это было до 13 октября, «дня истины»... Теперь же дело пойдет, особенно если главы власти будут действовать по принципу «доброго и злого полицейского». Так, добрый премьер не выполнил во время отчета «страшную угрозу»: не назвал тех депутатов, чьи предприятия задолжали перед бюджетом и Пенсионным фондом. Зато строгий и справедливый Президент на всякий случай попросил «независимых» составить список депутатов-лоббистов, особо рьяно проталкивающих налоговые льготы и проч. Наверняка эта мера дополнительного контроля относится не к «Громаде», с которой ведется совсем иной разговор... Короче говоря, нормальная круговая порука, все по правилам полномасштабной совковой зоны: не умеешь - научим, не хочешь - заставим... А что, господа, вы уж не дети и даже не просто народные избранники в политически структурированном законодательном органе. Вы - большинство! И, надо сказать, действует великолепно: хоть и жалуются участники «коалиции», что, приглашая их в Кабмин, премьер и Президент еще не разобрались с вакансиями, а списки универсальных министров готовят. Министры - это ведь политические деятели. Да и в случае чего, мандаты у них не отобрать - больно много мороки, так можно опять и до «политического кризиса» доиграться...

Но вернемся к утверждению программы Кабмина. Не выносить ее вообще на утверждение парламента, и именно на этой сессии, премьер-министр просто не может: нельзя не предотвратить весеннюю попытку оппозиции возобновить правительственный кризис, тем более что те же селяне, да и Рух, да вообще почти все, за исключением НДП, прямо пригрозили, что вот, мол, минет тяжелое время, еще поговорим... Впрочем, те разговоры были до рождения большинства. И не в угрозах участников нынешней «коалиции» дело... Дело в том, что все еще продолжающие вступать в силу указы Президента, большей части которых, по какому-то волшебству, парламент до сих пор не успевает поставить заслон (причем руководство ВР не забывает напомнить о работающих указах на каждом своем брифинге!), начнут приносить эффект. Точно такой же, как указ об акцизах... Если к моменту, когда уже весь народ будет знаком с «антикризисным» их действием, Президент не подставит под удар сочинивший эти указы-законопроекты Кабмин, то гражданам напомнят о летнем, в период «спикериады», обращении Л.Кучмы с принятием на себя всей ответственности. Вот тут-то и хорошо для Пустовойтенко (хотя с юридической точки зрения и безнадежно) предъявить Президенту «индульгенцию» от парламентского большинства, за которое так упорно вместе боролись. Хотя юридически это для премьера и не защита от президентского гнева, но с политической точки зрения Л.Кучме как бы должно быть не совсем наплевать на мнение большинства. По крайней мере, подобной логикой может руководствоваться премьер-министр, и поэтому его вдруг взволновало, есть ли у его министров партбилеты...

С другой стороны, как известно, НДП специально отложила свой съезд, где будут выдвигаться кандидаты в президенты, на февраль (как будто для выдвижения Кучмы нужно столько времени!). Очевидно, ждут, не окажется ли В.Пустовойтенко на этот момент очередным изгнанником и даже жертвой Президента. Жертвой оппозиционного меньшинства премьер стать не может, даже если его сбросит парламент, - выдвигаться в президенты ему не с руки, надо идти кампанию Кучмы раскручивать. Значит, премьер должен иметь парламентскую «индульгенцию», а выгнать его должен именно Президент. Л.Кучма от такого соперника на выборах ничего особенного не теряет, все равно потом голоса сдаст. Так что, если не подозревать каких-то особых зависимостей Президента от премьера и наоборот, вопрос можно считать согласованным.

Соответственно, с утверждением программы проблем не будет: не поименное же голосование, если «большинство» струсит, то оппозиция нужное число кнопок нажмет. Кстати, коммунисты, которые все еще продолжают говорить о готовности взять на себя всю-всю ответственность за правительство, но при условии передачи полномочий Президента Кабмину, уточняют: для этих условий мало ввести в действие закон о Кабмине, мало (и поздно) даже поправки в Конституцию вносить: при этом Президенте, при неисправленной 2-й статье Основного Закона, где вся власть - только народу, - ничего не изменится для них. Короче говоря, ни при каких условиях коммунисты правительство «брать» не будут. Значит, и утверждение программы для Пустовойтенко им не претит... Все, на этом этапе ответственность парламента за деятельность Кабмина, каким бы ни был его состав, снимается до самых выборов. Дальше, если вдруг окажется, что правительство все же не улучшает, а ухудшает шансы Л.Кучмы к октябрю 1999 года, - политический кризис придется организовывать уже самому Президенту. Сможет ли он повернуть дело в свою пользу - пока не обсуждается. Но, похоже, именно прозрачность нарисованного здесь сюжета оказалась так хорошо понятна самому Л.Д., что ни 13, ни 14 октября ни слова благодарности если не «большинству», то хотя бы руководству ВР из его уст не вырвалось. Может, потому, что позади были провальные переговоры премьера с МВФ и ВБ, а впереди - тяжкое единоборство с Евросоюзом по поводу антидемпинговых барьеров на пути украинского экспорта. А может, потому, что 14 октября, когда «большинство» ВР праздновало победу вне стен парламента, оппозиция взяла и провалила закон о лимитах внешних заимствований на 1998 год. После чего даже подписанные, но не ратифицированные программы расширенного финансирования от МВФ теряют какую-либо реальность, тем более добавочных средств на предвыборную кампанию у вечно подозревающих Украину в готовности к дефолту кредиторов не выпросить. А экономический и политический кризисы в Украине можно по своему усмотрению чередовать, совмещать или не замечать с одинаковым успехом...

А что же обремененное ответственностью большинство? Судя по всему, ему пока неплохо. Можно даже подумать, что никакой ответственности оно и не ощущает, по крайней мере - ее бремени. И, в сущности, правильно. Все дело - в правовой базе. Поскольку речь идет не о смене правительства, а только о его ротации и при этом парламентское большинство по-прежнему в отсутствие соответствующих конституционных норм и даже закона о Кабмине никаких правил игры в правительстве не устанавливает - то в случае последующих катаклизмов с министров «большинства» никто ничего спросить не сможет - только с сохраненного ныне главы Кабмина.

Зато у семи фракций есть вполне благородный мотив о внедрении в правительство: за хозяйством-то нужно кому-то присмотреть. Чтоб под крики о кризисе его «истинные виновники» все из страны не вынесли. Для того фракции своих людей в Кабмин и отдадут, чтоб присматривали. Может, и свои дела, как бывает на пожаре, поправили бы... Это мотив благородный. А вот мотив прагматичный: «коалиция» не торопясь вползает в правительство, занимая одно министерство за другим, а потом Президент - раз! - снимает премьер-министра, а парламентское большинство - раз! - дает согласие на нового, вполне за этот долгий период согласованного. Выбор-то небольшой: если оппозицию уже отсекли, а премьер от НДП уйдет, то будет... Да, премьер от «холдинга», вряд ли от «зеленых», скорее - от СДПУ(о) или от СелПУ. И - все, никакого кризиса, по крайней мере - политического. И оппозиция опять ничего не получит не только в управлении закромами родины в тяжкую годину, но и в предвыборных дивидендах: ведь прямо перед выборами появится новый, гораздо лучший реформаторский премьер-министр, и какова бы ни была глубина новой пропасти, он опять поведет Президента к победе на выборах!..

Осталось рассмотреть несколько «второстепенных» вопросов, с которых как бы начиналась борьба вокруг ответственности Кабинета Пустовойтенко. 13 октября правительство осталось на месте, но 15 октября проект бюджета предложен парламенту так и не был. Риск - или, если нравится, торжество срыва его принятия с последующим «ручным управлением» - налицо! Далее. Судя по тому, что весь конец тревожной недели премьер провел в Днепропетровской области (кажется, занимаясь исключительно делами П.Лазаренко), первый вице-премьер - в Запорожской (не спуская глаз с УСПП), министр финансов сидел в ВР для перманентного битья и по отчету за бюджет-97, и по отчету за деятельность Нацбанка, глава НБУ пребывал там же и в тех же целях - правительство в прямом понимании этого слова не работало. Как не работало и во время визита в Вашингтон. Чем отличается такое его состояние от так называемого «правительственного кризиса» - установить трудно. Но кризиса все равно нет.

Зато стало намного лучше с «национальной безопасностью». ЕЭСУ наконец отказали в иске к налоговой администрации, с чего должно начаться банкротство корпорации. Несомненно, это лучший аргумент против угроз импичмента, на которые так щедра была Ю.Тимошенко, а главное - все проблемы бюджета будут решены? Нет, главное - не это, главное, что, может быть, благодаря выданной Генпрокуратурой «отсрочке» представления о снятии иммунитета с П.Лазаренко, «Громада» все-таки пополнит ряды «коалиции»? Чтоб наконец оставить левую оппозицию со своими проблемами и с проблемой политической ориентации СелПУ, единого кандидата и т.д. и т.п. Чтобы наконец и А.Ткаченко сделал первые попытки оценить «трамплинные» особенности своего нынешнего кресла. Короче говоря, чтобы процессы шли. Но чтобы при этом - никакого политического кризиса не наблюдалось...

Словом, Президент, как это и положено, может в очередной раз поверить докладам своих советников и помощников, что победил и будет так побеждать до самого конца. Советники и помощники при этом, разумеется, не должны докладывать Кучме, что перенесенный в стены парламента правительственный кризис, благодаря которому торгующиеся за кресла члены «коалиции» превращают это еще и в торг за принимаемые законы (яркий пример - закон о столице), несмотря на свое численное превосходство над оппозицией, постоянно проигрывают ей при принятии законодательных решений (тот же закон о столице: триумф А.Омельченко в Киеве, судя по всему, в этом году уже не состоится). В этом плане - судьба «антикризисного пакета», можно сказать, решена, и не в пользу Президента. А во всем остальном - как скажут советники...

В отличие от власти, ответственность не берут, а дают. Особенно ярко этот принцип проявляется именно у нас. До сих пор не хватало прецедента. Теперь он есть. Нетрудно предположить, что как раз к президентским выборам новоявленное парламентское большинство, исходя из тех же благородных принципов, поступит аналогично и с самим Президентом. Форма, особенно правовая, как мы убедились, значения не имеет. Если «большинство» и «коалиционное правительство» можно создать без конституционного права парламента формировать правительство, то ведь и отстранение Президента от власти может обойтись без сложных процедур, называемых импичментом. Разве нет?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК