ПЕРЕМЕНА УЧАСТИ. С ВЫСОКОПОСТАВЛЕННОГО ПОЛЬСКОГО ПЕРЕБЕЖЧИКА СНЯТО ОБВИНЕНИЕ В ИЗМЕНЕ

10 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 41, 10 октября-17 октября 1997г.
Отправить
Отправить

16 лет назад агентами ЦРУ была совершена обычная для того времени операция - тайно работавший на эту организацию польский армейский полковник Ришард Куклинский был нелегально по дипломатическим каналам вывезен в США...

16 лет назад агентами ЦРУ была совершена обычная для того времени операция - тайно работавший на эту организацию польский армейский полковник Ришард Куклинский был нелегально по дипломатическим каналам вывезен в США. У себя на родине он, разумеется, немедленно был предан анафеме и заклеймен как предатель, но к счастью для него «длинные руки» польских спецслужб и родственных им организаций из стран советского блока до него тогда не дотянулись - то ли охрана была достаточно надежной, то ли в то время наследникам товарища Дзержинского не до Куклинского было.

Коммунистические режимы в Восточной Европе ушли в прошлое, и судьба американского агента-крота опять оказалась в центре внимания мировой общественности. Произошло невероятное - в конце сентября этого года, через 8 лет после польской бархатной революции, обвинение с Куклинского было снято, чем серьезно был подвергнут сомнению тезис о том, что законы не имеют обратной силы.

На прошлой неделе в Вашингтон прибыл следователь по особо важным делам министерства обороны Польши и зачитал Куклинскому 47-страничный документ, содержащий доказательства невиновности полковника. Пожимая ему руку, следователь от себя добавил: «Я знаю, что вы делали и понимаю, почему вы это делали».

А делал польский армейский полковник в свое время немало, оказывая ЦРУ неоценимые услуги. Он передавал американцам жизненно важные данные, касающиеся, в первую очередь, планов ведения советским блоком войны в Европе.

Начиная с 1972 года и до объявления в Польше военного положения в 1981 году, Куклинский передавал в ЦРУ любой советский военный документ, к которому у него был доступ. Работая в органах военного планирования, он стал одним из доверенных лиц министра обороны Войцеха Ярузельского, возглавившего позднее социалистическую Польшу. Такое положение позволило ему скрытно передать более 30000 документов, которые детально отражали внутреннюю деятельность Организации Варшавского Договора, включая военные планы Советского Союза и подробное описание новейших советских вооружений.

Последняя акция Куклинского состояла в том, что в 1981 году им в ЦРУ была передана информация о том, что правительство Польши планирует ввести в стране военное положение для подавления антикоммунистического движения, возглавляемого профсоюзом «Солидарность». Такую услугу трудно переоценить - полковник обеспечил Соединенные Штаты критической информацией в критическое время. Ведь в то время отношения между Вашингтоном и Советским Союзом, патроном Польши времен «холодной войны», были настолько напряженными, что западные военные стратеги рассматривали начало безъядерной войны в Европе как достаточно вероятное событие.

В 1984 году Куклинский был заочно признан польским военным судом виновным в измене родине и дезертирстве, и приговорен к смерти. Шестью годами позже, после падения коммунистического режима, приговор был изменен на 25 лет тюремного заключения, а в 1995 году Верховный суд Польши принял решение о начале нового следствия по его делу.

Однако только после того, как военные структуры Польши окончательно избавились от советского наследия и перед страной реально забрезжила возможность вступления в НАТО, в деле Куклинского были сделаны серьезные шаги.

По иронии судьбы, больше всего усилий для пересмотра дела Куклинского приложили два человека, тесно связанные с прошлым режимом своей страны - президент Александр Квасьневский и министр внутренних дел Лешек Миллер. И делали они это вовсе не потому, что у них проснулись теплые чувства к высокопоставленному перебежчику, а для того, чтобы ликвидировать любые возможные политические препятствия на пути вступления Польши в НАТО. Они-то прекрасно понимали, кто является самым сильным сторонником членства их страны в расширенном альянсе, в то же время не секретом была симпатия американского руководства к Куклинскому, герою по американским меркам, не случайно получившему титул «первого польского натовского солдата».

На протяжении долгого времени два бывших коммунистических деятеля скрытно вели переговоры с американскими должностными лицами относительно возможных процедур проведения беспрецедентной миссии, в ходе которой польские следователи должны были получить возможность прибыть в Вашингтон для снятия показаний с Куклинского.

И они нашли лазейку в уголовном кодексе страны, которая позволила юристам взять за основу тот факт, что Куклинский, передавая советские секреты американцам, действовал в интересах Польши - согласно юридическим терминам - «руководствуясь более высокой необходимостью». Куклинский всегда утверждал, что он переправлял на Запад советские секретные документы для того, чтобы защитить Польшу в случае военного конфликта в Европе и делал это без материального вознаграждения или принуждения. Он полагал, что СССР планировал использовать Польшу в качестве ядерного щита в будущей войне. И польский военный суд руководствовался именно этими факторами, когда отменил все обвинения в шпионаже, выдвинутые против Куклинского.

Как и все, связанное с делом Куклинского, его завершение также было окутано атмосферой таинственности. В феврале этого года министр внутренних дел Л.Миллер во время своего посещения США имел конфиденциальную встречу со Збигневом Бжезинским, который активно выступал за оправдание польского полковника.

При посредничестве Бжезинского Куклинский дал согласие на встречу с польскими следователями и договорился с ними об основных правилах поведения. Допрос должен был проводиться на нейтральной территории, вне какой-либо государственной либо правоохранительной организации. Два обвинителя, выбранные им самим из предложенных, должны были выслушать показания, а общественность должна была быть проинформирована только после вынесения судом своего решения. Обвинители должны были согласно военному протоколу обращаться к нему по званию - «полковник».

Продолжавшийся четыре дня за закрытыми дверями допрос происходил в зале заседаний рядом с офисом Бжезинского, в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне. Кроме польских следователей и личного адвоката Куклинского на допросе присутствовали Бжезинский и посол Польши в США Ежи Козминский.

На протяжении всего лета всего лишь горстка людей в Польше знала о новом расследовании. В июле, через несколько дней после того, как Польша добилась приглашения для вступления в НАТО, президенты Соединенных Штатов и Польши встретились в Варшаве. Они обсудили дело Куклинского, но тогда еще никто не знал, о чем они договорились.

Суд вынес решение всего за несколько дней до парламентских выборов в Польше. Но Куклинский справедливо посчитал, что информация о нем могла бы повлиять на результаты голосования. Поэтому государственные СМИ Польши объявили о нем только вечером 22 сентября, когда избирательные участки уже закрылись.

Несмотря на то, что вопрос с изменой уже закрыт, статус Куклинского в Польше до этих пор не определен. Одно упоминание его имени здесь вызывает яростные дебаты относительно того, что делает человека патриотом своей страны и может ли предательство объясняться патриотическими мотивами.

В 1992 году 46 процентов поляков были уверены, что Куклинский предал интересы Польского государства, а 16 процентов - утверждали, что он вел себя как польский патриот. Через три года настроения в обществе несколько изменились. Те же 16 процентов опрошенных высказались в пользу полного оправдания Куклинского, в то время как 35 процентов считали, что обвинение может быть снято только в том случае, если он действовал бескорыстно. Четверть опрошенных была уверена, что приговор должен оставаться в силе, такое же количество было неопределившихся.

Лех Валенса, основатель «Солидарности» и первый посткоммунистический президент Польши, никогда в течение пяти лет исполнения обязанностей главы государства не рассматривал возможности оправдания Куклинского. Многие, включая самого перебежчика, уверены, что бездействие Валенсы было олицетворением его двойственной политики и желанием избежать противостояния с военными. Теперь же бывший президент Польши явно раздосадован происшедшим, и обвиняет самого Куклинского в том, что тот позволил бывшим коммунистам набрать очки за счет происшедшего.

Последний коммунистический лидер Польши генерал Ярузельский накануне объявления решения о реабилитации своего бывшего помощника дал понять общественности, что он по-прежнему считает его дезертиром и шпионом, не заслуживающим прощения. «Я думаю, это естественно, что он возвращается на свою родину как поляк, - сказал Ярузельский, - но отношение к нему как к герою было бы дискредитацией тех, кто служил в то время в армии».

Что ж, с генералом можно, наверное, согласиться. Понятно, что польские руководители старались показать необратимость курса своей страны в направлении Североатлантического альянса и сделать жест доброй воли по отношению к своим будущим влиятельным союзникам. Однако вспомним, как мы сейчас относимся к ленинскому призыву насчет «поражения своего правительства в империалистической войне» - в один голос все твердят о его аморальности. Что-то похожее произошло и с Куклинским, ведь его утверждения о бескорыстии вряд ли выдерживают критику - кто проверял его счета в швейцарских банках?

Но дело даже не в этом. В который раз политики использовали для своих целей конкретную человеческую личность, ничуть не позаботясь о ее судьбе. С того времени, как в ноябре 1981 года Куклинский и его семья из опасения за свои жизни бежали из Польши, он жил в Соединенных Штатах под вымышленным именем и в засекреченном месте. Его жизнь была отмечена глубокой печалью и тоской по родине, в Америке он лишился обоих взрослых сыновей - один погиб в автомобильной катастрофе, а другой утонул при невыясненных обстоятельствах.

Когда Куклинскому зачитали решение суда, лицо его осталось безучастным. «Что произошло, то произошло, - безрадостно сказал бывший польский полковник, - но это не было для меня моментом триумфа. Я потерял слишком много, чтобы быть счастливым».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК