ПЕРЕМЕНА УЧАСТИ

05 сентября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 5 сентября-12 сентября 1997г.
Отправить
Отправить

Проправительственное движение «Наш дом - Россия» - впрочем, проправительственным его можно назват...

Проправительственное движение «Наш дом - Россия» - впрочем, проправительственным его можно назвать весьма условно, так как поддерживает НДР не весь кабинет в целом, а лишь премьер-министра Виктора Черномырдина и его сторонников, а первые вице-премьеры Анатолий Чубайс и Борис Немцов вряд ли считают НДР своей партией, - переживает сейчас одну из самых неприятных страниц своей недолгой истории. Когда против НДР ополчился «второй номер» в его предвыборном списке генерал Лев Рохлин, это можно было объяснить еще политической неразборчивостью старого служаки и политической неразборчивостью лидеров движения, которым очень хотелось видеть в предвыборном списке какого-нибудь генерала, чтобы все было «как у людей». Так когда-то Ельцину посоветовали взять в напарники другого бравого генерала, Александра Руцкого, - возможно, только потому, что один из главных соперников Ельцина баллотировался в паре с последним командующим афганского контингента Борисом Громовым. Итог известен: в России был упразднен пост вице-президента, в Украине, огорченной активностью еще не Руцкого, а Геннадия Янаева, он так и не возник…

Беляев хлопает дверью

Но уход Рохлина еще не означал никаких структурных перемен в существовании НДР, хотя становилось ясно, что движение, скорее всего, потеряет пост председателя комитета по обороне Государственной думы. Дело в том, что все должности в нижней палате российского парламента распределялись согласно пакетному соглашению между основными фракциями. Однако уже имелись прецеденты, демонстрирующие, что левое большинство палаты игнорирует соглашение и политик, ему импонирующий, может сохранить за собой пост, если покинет «партию власти». Лев Рохлин именно такой политик: еще не было речи о его выходе из НДР, а генерал уже лобызался прилюдно с председателем комитета по безопасности Госдумы Виктором Илюхиным, имеющим даже среди соратников-коммунистов репутацию «бешеного».

Однако если Лев Рохлин упрекал движение в пренебрежении интересами армии и, следовательно, российскими интересами слева, то бывший глава фракции Сергей Беляев обвинил НДР в превращении в прокоммунистическую организацию. Логики здесь никакой: если НДР - прокоммунистическая организация, то зачем выходить из движения придерживающемуся левых взглядов Рохлину? И если прав Рохлин, то зачем покидать НДР придерживающемуся правых взглядов Беляеву?

Вероятно, все же дело не в идеологии. Рохлин так привык к своей роли «серого кардинала» при предыдущем министре обороны Игоре Родионове - он получал из министерства даже конфиденциальную информацию финансового характера, которую с удовольствием затем сообщал с парламентской трибуны, - что не мог смириться с бесславной отставкой министра и утерей своих позиций в министерстве обороны. Нереализованные амбиции толкнули штурмовавшего дудаевский дворец генерала в объятия коммунистов.

Беляеву также не удалось состояться как влиятельному политику. Его практически вынудили уйти с должности председателя Госкомимущества в обмен на пост шефа парламентской фракции НДР. Не секрет, что во главе комитета Беляев был в определённой степени компромиссной кандидатурой. Анатолий Чубайс был настолько раздосадован появлением в Госкомимуществе откровенного ретрограда и дилетанта Владимира Полеванова, попытавшегося было остановить приватизацию, что употребил все остатки своего угасающего влияния на смену фигуры, однако по-настоящему своего человека - как в будущем Альфреда Коха или Максима Бойко - Чубайс тогда во главе комитета поставить не мог. И все же Беляев не стал по-настоящему своим для Виктора Черномырдина. Результат - между парламентской фракцией НДР и возглавляемым Владимиром Бабичевым аппаратом движения постоянно шла внутренняя борьба, очевидно, не прибавляющая мобильности и без того инертному черномырдинскому образованию. Все усилия пресс-службы НДР шли на то, чтобы скрыть борьбу за власть и обиду представителей парламентской фракции и лично Сергея Беляева на премьер-министра.

В конце концов Черномырдин пришел к очевидному выводу о необходимости замены Беляева. Шефа парламентской фракции попытались было услать в дипломатическое далеко, однако Беляев оказался человеком, не стремящимся уходить из активной жизни, - что, собственно, свойственно для любого человека, когда-либо работавшего в Госкомимуществе. Тем более председателем.

Тогда было принято решение об отставке Беляева безо всяких почетных назначений. Однако он успел опередить своих противников, хлопнув дверью.

Возвращение

к респектабельности

Отставка шефа парламентской фракции, разумеется, не придала респектабельности НДР. Во-первых, оказалось, что все, о чем до сих пор старательно писала пресса и что старательно опровергалось руководителями движения, - дрязги между Черномырдиным и Беляевым, отсутствие доверия к руководителю фракции, отсутствие взаимопонимания между правительством и его фракцией, нередко заметное даже во время голосования, - все это правда. Во-вторых, в очередной раз было продемонстрировано, что во фракции нет ярких фигур.

В поисках новой респектабельности Черномырдин был вынужден обратиться к Александру Шохину. Больше ему просто не к кому было обращаться. Шохин, разумеется, выглядит весьма солидным политическим деятелем, с безупречной репутацией на Западе. С хорошей репутацией в стране. Кроме того, он никогда не был близок к, скажем так, нечерномырдинцам. Даже в предыдущую Государственную думу, когда на роль «партии власти» претендовал Демократический выбор России Егора Гайдара, Шохин баллотировался не по спискам ДВР, а по спискам им и Сергеем Шахраем созданной Партии российского единства и согласия - партии, будто бы нарочно стремящейся к благосклонности премьер-министра...

Однако главной проблемой Шохина стала его отставка с должности первого заместителя председателя Государственной думы. Шохин очень любил этот пост. После ухода из правительства он позволил бывшему вице-премьеру и министру экономики вновь обрести себя. Будучи одним из самых высокопоставленных руководителей не только парламента, но и страны, Шохин одновременно не должен был выступать с резкими заявлениями в адрес оппонентов - как раз то, чего этот сдержанный человек делать не любит. Пост был важный, презентационный, позволявший многое решать. А лидер фракции - это лидер фракции. Но, вероятно, были причины, по которым Шохин решил согласиться с предложением Черномырдина. Вероятно, кризис в НДР зашел слишком далеко. Или бывший вице-премьер рассчитывает после удачной работы во фракции при определенных условиях вернуться в исполнительную власть - ведь говорил же Шохин в дни формирования нового кабинета, что готов был бы вновь прийти в правительство, но исключительно единственным первым вице-премьером... Словом, тут может быть и расчет, и необходимость. Но то, что черномырдинцам был нужен именно Шохин, подтверждается тем фактом, что ради него фракция может потерять пост первого заместителя председателя Думы.

Ведь нового представителя НДР могут на этот пост и не выбрать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК