ОПЫТ ОЦЕНКИ САМОСОЗНАНИЯ УКРАИНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ

09 октября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 41, 9 октября-16 октября 1998г.
Отправить
Отправить

Заслужили ли украинцы нынешний финансовый кризис? С осени прошлого года среди украинских и зарубежных макроэкономистов не стихало бурное обсуждение сценариев надвигающегося на Украину финансового кризиса...

Заслужили ли украинцы нынешний финансовый кризис?

С осени прошлого года среди украинских и зарубежных макроэкономистов не стихало бурное обсуждение сценариев надвигающегося на Украину финансового кризиса. Но дискуссия не получила широкого общественного резонанса. Простые люди, всегда готовые поверить в страшный прогноз, ежедневно видя стабильный курс и отсутствие инфляции в стране, легко предавались надеждам на то, что все как-то образуется. И жили дальше, в большинстве своем, не пытаясь вникнуть в научные объяснения предстоящих угроз.

Однако, начиная с августа этого года, курс гривни сорвался. За ним сорвались цены. Вновь, как и в начале 90-х, нанесен удар по столь тонкому и опасному индикатору, как уровень жизни. Еще больше увеличилось количество людей, которым крайне нерегулярно платят зарплату, и просто безработных. Те, кто имеют работу и зарплату, видя надвигающийся спад, все больше испытывают страх быть уволенными в результате грядущих сокращений.

Все эти проблемы, существовавшие и год, и два назад, резко обострились в сознании людей после того, как они потеряли уверенность в том, что ближайшие месяцы принесут улучшение.

Напротив. Каждый день телевидение показывает сценарий медленно надвигающегося апокалипсиса в соседней России, а уличные экономические реалии подтверждают, что все увиденное на экране становится явью, с отставанием на месяц.

Я умышленно не хочу вдаваться в глубокий анализ экономических причин нынешнего кризиса. Они известны, о них постоянно говорят, их обсуждают, анализируют. Дееспособная часть государственного аппарата даже пытается что-то делать, чтобы их устранить.

Но они уже не смогут выйти стопроцентными героями-победителями из этой схватки, даже если остановят кризис завтра (что невозможно даже теоретически), поскольку удар по простому человеку уже нанесен.

Сегодня даже те, кто в последние годы делал над собой усилие, чтобы стать «экономически активной частью населения», так же, как и другие, стоят перед единой для всех перспективой безработицы и гиперинфляции.

Среди многочисленных описаний и анализов происходящего меня удивляет сосредоточенность на технических деталях нынешнего кризиса, часто переходящая в вульгарную оправдательную риторику.

К примеру, искусственно раздутая интерпретация внешних причин такого кризиса, которая позволяет правящей элите в значительной степени бездействовать и только сокрушаться о нелегкой судьбе Украины, вяло наблюдая за индексом Доу-Джонса в Нью-Йорке или курсом рубля на ММВБ.

Невозможно оспаривать влияние внешних факторов на украинскую экономику, начавшую серьезно интегрироваться в мировой рынок в 1997-98 годах. Но мне больше импонирует взгляд тех экономистов, которые ищут причины нынешнего кризиса в самой Украине, утверждая, что если бы даже мировые рынки были спокойны, нынешняя экономическая политика все равно привела бы к финансовому банкротству Украинского государства еще до конца этого года.

Так кто же творец этой самой экономической политики и украинская ли она? Ответ на этот вопрос находится в зеркале. И смотреть в него должен не весь украинский народ, но одна лишь его политическая элита.

Несостоявшийся выбор социально-экономической доктрины

Украина как независимое государство существует уже семь лет, но до сих пор его правящая элита не удосужилась провозгласить общественности приемлемую социальную доктрину. Непонятно, какое общество мы строим, чего хотим добиться, к чему идем. Элиты стыдливо скрываются за не имеющими смысла формулировками типа «социально ориентированная рыночная экономика», как бы стесняясь предложить обществу реальный проект будущего.

И если, надеюсь, для преобладающей части общества очевидна ответственность за оттягивание момента этого выбора той части политической элиты, которая «играет в левых», то степень вины за недостаточное противостояние левым всех остальных частей элиты как-то не принято обсуждать.

Здесь закономерен будет вопрос о волеизъявлении народа. Ответ на него прост. Последнее такое волеизъявление (в виде референдума) состоялось шесть лет назад. В результате родилась Независимость. Мы ее получили, но до сих пор не определились, каким государством станет независимая Украина.

От ответа ушла, спрятав голову в песок, украинская политическая элита, при недавнем рассмотрении в парламенте страны «Основных направлений внешней и внутренней политики Украины». Фундаментальный философский вопрос самоопределения нации, делегированный для решения ее политической элите, как показал этот опыт, был не только не решен, но даже не был четко сформулирован.

Предлагалось нечто туманное, долженствующее означать якобы сознательный выбор между социализмом и капитализмом. Вместе с тем, начитанность даже средних слоев общества позволяет свободно дискутировать с высоты 1998 года о том, что есть на самом деле капитализм или социализм, существуют ли они вообще. Как бы мы ни анализировали экономики развитых стран с сильной социальной сферой, для граждан этих стран понятно, что живут они в капиталистической системе.

Нам неприятна даже мысль об этом, однако, с точки зрения общества и политиков индустриально развитых стран Запада, Украина не является демократическим государством с рыночной экономикой.

Но еще более обидно то, что как раз в украинских условиях экономической и политической трансформации, в отличие от сильных правовых государств, у правящей элиты был шанс реализовать даже не продекларированный и не закрепленный в букве закона свой социальный выбор.

Шанс пока остался нереализованным

И причина этого, на мой взгляд, лежала в недостаточном понимании даже прогрессивной частью элиты стоящих перед ней задач.

Исторический опыт экономической трансформации посткоммунистических стран окончательно отточил модель экономического либерализма, всё более придавая ей рекламную форму экономического чуда, указывающего путь к свободе и благосостоянию.

Это благополучие пришло не к тем, кто в виде различных гибридных моделей пытался оставить у себя остатки черт социальноориентированного экономического централизма, а к тем, кто принял в виде своей экономической доктрины либеральную модель открытой экономики.

Именно они достигли процветания и благополучия и гораздо более качественно сумели решить те социальные проблемы и задачи, которые стоят перед правящей элитой каждой страны.

Даже в период пика «экономического развития» СССР в послевоенной истории ни Союз, ни одна из стран соцлагеря не смогли подняться до такого же высокого уровня оплаты труда в себестоимости продукции, которое существовало в индустриальных странах с капиталистическим строем. Для которых этот показатель, равно как и высокий уровень расходов на социальную защиту, был лишь одним из найденных экспериментальным путем инструментом получения большего экономического эффекта в государственном масштабе, а вовсе не политической самоцелью.

Проблема Украины состоит не только и не столько в отсутствии политической продекларированности нашего выбора, но и в недостаточном понимании основных принципов экономического либерализма в его чистом виде даже той частью украинской правящей элиты, которая, казалось бы, внутренне уже давно сделала для себя такой выбор в пользу «декларативного капитализма».

Корректировка исполнения непоставленных задач

В условиях отсутствия понимания, к какому обществу мы идем, неопределенности цели невозможно формулирование стратегии преодоления кризиса, проектирование реальных социальных программ по его преодолению.

Президент издает длинный перечень реформаторских указов, и они разбиваются, как снежки, об идеологию части парламентской элиты, которая готова обвинить его чуть ли не в государственной измене.

Сейчас широко рекламируется долго вынашивавшаяся в недрах власти «административная реформа», но и ее успех в настоящем виде бесперспективен. И я готов доказать почему.

Административная управленческая модель, которая на самом- то деле и составляет самое тяжелое наследие советских времен, доказала свою полную неэффективность еще два десятилетия назад. Нынешний вариант реформы можно сравнить с косметическим ремонтом аварийного здания, готового рухнуть.

Не имея не только программы, но даже социально-экономической доктрины развития, кардинальная реформа самих принципов государственного управления невозможна. Государственное управление существует не само по себе, оно строится под конкретный тип общества.

Если мы выбираем либеральное устройство общества, то реформа должна иметь своей целью построение системы максимальной открытости действий власти для общественности, дерегуляции экономики, максимальной открытости диалога власти с общественностью. Если же мы оставляем в неопределенном виде наш новый-старый социализм, то естественно желание государственного менеджмента оставить привычную для него административную систему управления.

Конечно, ее можно слегка усовершенствовать, приспособив под уже произошедшую спонтанную «капитализацию» части нашей экономики, продолжающей пребывать под неослабевающим контролем, которому рынок, вместо идеологического противовеса в виде принципов либерализма, противопоставляет другой - коррупцию.

Пренебрежение к мнению общества и неумение понятно объяснить свою позицию людям в условиях свободы слова заставляют граждан терять веру в государство как таковое. А экономически потеря веры в государство выражается в том, что все большая и большая часть экономики уходит в тень, собирается все меньше и меньше налогов. Государство нищает.

Повторюсь, прежде чем пытаться реформировать государственное управление, необходимо определиться, в рамках какого типа социальных отношений это управление будет действовать. В противном случае все теряет смысл.

Будущее Украины - ответственность нынешнего поколения элиты

Вывод из всего вышесказанного прост. Единственный шанс Украины - серьезные преобразования уже сегодня. Нет, страна не потеряет свою независимость. История ХХ века знает десятки примеров, когда страны третьего мира десятилетия подряд находились в состоянии экономического прозябания и поисках «своего пути». Как правило, именно они превращали свою государственную философию в полигон для идеологических распрей.

Отсюда - состояние перманентного кризиса. То вялотекущего, то обостряющегося до уровня политических и экономических катаклизмов.

Каждое новое поколение, выросшее, воспитанное при кризисе, «врастает» в него, проникается идеологией вечного кризиса все больше и больше, привыкает, адаптируется, ему все сложнее и сложнее сформулировать идеологию его преодоления. Кончается все тем, что, повзрослев, эти люди начинают надеяться уже на своих детей. И так может длиться бесконечно долго.

Мы молодая нация, по Божьей воле проживающая не в Латинской Америке, а в Восточной Европе, и у нас сегодня есть выбор, хотя обстоятельства укорачивают нам время, отведенное для принятия решения.

Будущее Украины - в руках нынешнего поколения элиты

Семь лет истории страны - это только начало. Однако от первого поколения политической элиты независимого государства зависит слишком многое. И если она не смогла (или ей не дали) добиться быстрого процветания для своего государства, то ей предстоит хотя бы сделать начальный выбор пути развития. Чтобы не уйти в прошлое с печатью безволия на спине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК